главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество Библиотека Revolution
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 



Либеральная мысль в Российской имерии во второй половине XIX века

Соотношение консерватизма и либерализма в идеологическом феномене "консервативный либерализм". Место либерализма в общественно-политической борьбе второй половины XIX века. Отличия зарубежного и российского либерализма в данном хронологическом периоде.

Рубрика: История и исторические личности
Вид: дипломная работа
Язык: русский
Дата добавления: 27.02.2010
Размер файла: 188,2 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Либерализация направлений общественно-политического движения России
Истоки зарождения, становления либерализма, традиции и особенности развития российского либерализма в разные эпохи реформ. Становление европейских идей либерализма. Особенности российского либерализма в современном контексте: теория и реальность.
реферат [32,4 K], добавлена 27.02.2008

2. Общественно-политические движения в России XIX века
Основные течения общественной мысли и движения в России в XIX веке. Официальные и оппозиционные течения. Славянофилы и западники. Идеологи российского либерализма. Этапы движения радикалов второй половины XIX века. Восприятие идей Герцена и Чернышевского.
реферат [23,9 K], добавлена 21.10.2013

3. Возрождение либерализма в России
Основные этапы, идеи и особенности либерализма в России. Развитие идей либерализма в философской мысли. Основные идеи либерализма в социально-экономической и политической мысли. Либерализм в деятельности различных политических партий и правительства.
дипломная работа [89,7 K], добавлена 17.06.2012

4. Основные итоги развития человечества на пороге XXI столетия
Основные этапы человеческой истории. Мировые тенденции второй половины ХХ в. Инверсия (перестановка) исторических значений консерватизма и либерализма во второй половине ХХ в. Процессы мирового сотрудничества. Развитие политико-государственных систем.
дипломная работа [64,2 K], добавлена 06.02.2011

5. Российское просвещение в XIX веке и его роль в цивилизационном обновлении страны
Два движущих фактора "русского либерализма". Слагаемые либеральной традиции в эпоху преобразований в России. Культура пореформенной России второй половины XIX века. Борьба общественности за развитие народной школы. Состояние пореформенного просвещения.
курсовая работа [68,5 K], добавлена 18.02.2010

6. Административные преобразования России во второй половине XIХ века
Необходимость преобразований в государственном и местном управлении в середине XIX века. Государственное управление второй половины XIX века, "великие реформы" Александра II. Анализ российского реформаторства и его значения в модернизации России.
контрольная работа [55,7 K], добавлена 14.06.2012

7. Буржуазные реформы второй половины XIX в.
Российское общество накануне реформ. Необходимость преобразований. Борьба либерализма и консерватизма. Отмена крепостного права. Земская, городская, судебная реформы, реформы просвещения. Значение буржуазных реформ XIX в. для российского общества.
реферат [40,6 K], добавлена 23.05.2008

8. Преобразования армии и флота Российской империи в контексте военных реформ второй половины XIX века
Исследование опыта либеральных преобразований армии и флота Российской империи в контексте военных реформ второй половины XIX века и рассмотрение эволюции и развития военно-сухопутных войск и военно-морского флота во второй половине XIX-начале XX вв.
курсовая работа [119,1 K], добавлена 10.07.2012

9. Россия в годы либеральных реформ (60-90-е годы XIX века)
Истоки либерализма. Зарождение и развитие либерализма в царской России. Реформы Александра II. Отмена крепостного права. Земская и городская реформы. Судебная и военная реформа. Реформы системы просвещения и цензуры. Контрреформы 80-90-х годов.
реферат [40,8 K], добавлена 23.11.2006

10. Экономический портрет России во второй половине XIX - начале XX вв.: Динамика, характер, масштаб изменений, сравнение с западными странами
Особенности экономики России в период второй половины XIX века – начале XX века, предпосылки для ее развития. Экономическая политика страны в первой половине ХХ века: начало индустриализации, первые пятилетки; народное хозяйство СССР к началу 40 гг.
реферат [36,4 K], добавлена 09.01.2011


Другие документы, подобные Либеральная мысль в Российской имерии во второй половине XIX века


130

Дипломная работа

на тему:

«Либеральная мысль в Российской империи во второй половине XIX века»

Введение

Либерализм как идеология и общественно-политическое движение сыграл решающее значение в становлении современного мира таким, каким мы видим этот мир сейчас. Идеология, какой бы она ни была, представляет собой одну из наиболее влиятельных форм политического сознания, воздействующую на содержание властных отношений и имеет в своей доктрине огромный преобразующий потенциал, который действительно трудно переоценить. Неслучайно во всех странах мира к идеологическим вопросам всегда относились с повышенным вниманием. Именно идеология либерализма во многом создала западное общество, о котором на протяжении всей российской истории так яростно спорили российские интеллектуалы, общество, на которое мы вольно или невольно равняемся. Предпосылками возникновения западного общества, названного Карлом Поппером «открытым», является мировоззренческий рационализм, признание самоценности человеческой личности, проявляющееся в гарантиях как гражданского равенства и права собственности, так и политических прав. Признание прав человека не только на политическую свободу, но и на достойное существование закреплено в концепции социального правового государства, которая получает распространение в странах Запада, по крайней мере, со второй половины XIX века [13, стр. 3]. Соответственно ведущими политическими идеями либерализма были и остаются правовое равенство граждан, договорная природа государства, а также в более позднее время, сформировавшееся убеждение о равноправии соперничающих в политике «профессиональных, экономических, религиозных, политических ассоциаций, ни одна из которых», не может иметь «морального превосходства и практического преобладания над другими». С момента своего возникновения либерализм отстаивал критическое отношение к государству, принципы высокой политической ответственности граждан, религиозную веротерпимость и плюрализм, идею конституционализма [23, стр. 289]. Несомненно, что эти нормы в своей совокупности образуют либеральную систему ценностей, формирование которой является важным фактором в деле модернизации традиционных обществ, переходе к открытому обществу [13, стр. 3].

В императорской России одной из альтернатив либерализму был консерватизм - официальная идеология верховной власти. Консерватизм как политическая идеология являет собой не только систему охранительного сознания, предпочитающую прежнюю или существующую систему правления (независимо от ее целей и содержания) новой, но и весьма определённые ориентиры и принципы политического участия, отношения к государству, социальному порядку и. т.д.

Их система воззрений базировалась на приоритете преемственности перед инновациями, на признании незыблемости естественным образом сложившегося порядка вещей, предустановленной свыше иерархичности человеческого сообщества, а стало быть, и привилегией известных слоев населения.

По их мнению, сохранение прошлого способно снять всё напряжение настоящего и потому должно рассматриваться как моральный долг по отношению к будущим поколениям. Понятно, что такие принципы отрицали оптимизм либеральной идеологии относительно общественного прогресса, тот дух индивидуальной свободы, который, с точки зрения консерваторов, разрушал целостность человеческого сообщества [23, стр. 291]. В известной степени консерватизм и либерализм находились в состоянии борьбы на протяжении всего XIX столетия и начала XX века.

Политической науке известно такое понятие, как идеологический дискурс.

Под идеологическим дискурсом понимают реальное сосуществование и постоянное взаимодействие разнообразных идеологических течений. С содержательной точки зрения он предполагает целый спектр возможных вариантов духовного взаимодействия: от взаимного дистанцирования идеологий до их объединения и соответствующего синтеза тех или иных идеалов, норм, политических требований и прочих своих элементов. Причём как в мировом или, предположим, региональном масштабе, так в рамках отдельно взятой страны могут складываться самые разнообразные и противоречивые тенденции идеологического диалога [23, стр. 301]. Так, в Российской империи XIX века сложился особый идеологический феномен, получивший наименование «консервативный либерализм». Научная новизна проблемы состоит в выявлении соотношения консерватизма и собственно либерализма в этом причудливом идеологическом образовании.

Сложности процесса становления либерализма в России во многом обусловлены особенностями исторического развития страны. В силу ряда причин ведущую роль во всех сферах русской жизни играло государство, в то время как общественные институты находилились в зачаточном состоянии. В России не сложилась аристократия, отстаивающая свои сословные права. До середины XVIII в. даже дворянская собственность не была гарантирована от возможности произвольных конфискаций. Крепостническая система являлась мощным препятствием для формирования гражданского равноправия [13, стр. 4]. Но всё же и на этом объективном фоне либеральная мысль в России была представлена как в деятельности либеральной бюрократии, которая сыграла огромное значение в деле либерализации российских реалий проводя реформы сверху, так и в трудах видных публицистов и учёных. Либеральная мысль в российских условиях не стояла на месте, а эволюционировала во времени, хотя и своеобразно.

В данной работе либеральная мысль рассматривается на протяжении всей второй половины XIX века, разумеется, в контексте всей российской истории.

Таким образом, объектом данного исследования является либеральная идеология, а предметом - эволюция либеральной мысли в России второй половины XIX века.

Основными историческими источниками по данной теме являются авторские работы ведущих теоретиков российского либерализма XIX века А.Д. Градовского, К.Д. Кавелина и Б.Н. Чичерина.

Из научных работ А.Д. Градовского для нас представляют интерес следующие его статьи: «О современном направлении государственных наук», «Общество и государство», «Государство и прогресс», «История местного управления в России»

В работе «О современном направлении государственных наук» автор даёт анализ причинам разрыва между политической наукой и политической практикой, отмечает негативное влияние этого разрыва. Он отмечает, что «наука, не имеющая доступа к практическим вопросам государственной жизни, кидается в область утопии; из полезной общественной силы она делается элементом разрушительным», «общество, не участвующее в государственной жизни не в силах сдерживать утопических стремлений и делается их жертвою» [3, стр. 24], «когда мы с этой же точки зрения говорим, что общество должно участвовать в государственных делах, это значит, что государство должно отказаться от некоторых своих прав в пользу общества, которое как бы завоёвывает их от государства» [3, стр. 26]. Этот источник представляет для нас интерес тем, что в нём даётся теоретическое обоснование возможности участия общества в государственных делах при абсолютной монархии.

В работе «Общество и государство» А.Д. Градовский критикует договорную теорию происхождения государства, даёт разбор иных вопросов теории государства и права, но для нас представляет важность одна из глав этой работы, а именно «Либерализм и социализм». Половина этой обширной главы посвящено подробному анализу либеральной доктрины в её историческом развитии. Показаны исторические корни либерализма, преимущественно на примере французской истории, отмечается, что либерализм был доктриною просвещённых средних классов европейского общества, желавших сбросить с себя и с народа бремя абсолютизма. А.Д. Градовский пишет о космополитичности либерализма. «В понятие общечеловеского пропадали не только маркизы, герцоги, графы, бароны, прелаты, крестьяне, мастера и подмастерья, но и французы, немцы, турки, индусы, негры и готенготы» [4, стр. 36]. По мнению А.Д. Градовского, задача либерализма состоит в том, чтобы напоминать об естественных правах человека, изложить их в точных формулах. «Всё, что нарушает или стесняет свободу человека противно природе человека, попирает права разума и природы. Свобода одного ограждается только свободою другого; за этою границею она переходит в произвол и насилие» [4, стр. 40]. С консервативных позиций критикуется оборотная сторона либерализма - атомизация общества. В работе даётся также подробный анализ социалистической доктрины, которая подвергается критике. Безусловно, указанный труд А.Д. Градовского помогает уяснить представление российских либералов о собственной идеологии, и других идейных течениях рассматриваемого времени.

В статье «Государство и прогресс» А.Д. Градовский анализирует взгляды известного деятеля Великой французской революции Филиппа Бюше. Подробно излагая работы Бюше, автор делится с читателем и своими мыслями. Вот они-то и представляют для нас научный интерес. В своей работе известный либеральный профессор предстаёт перед нами как консерватор, защитник и поборник традиций. Он пишет о том, что «охранение своих исторически выработанных идей, передача из рода в род великих национальных целей - вот истинное назначение общества». Он считает правительство, а не общество двигателем прогресса. Все эти и другие мысли А.Д. Градовского, высказанные в указанной статье, очень важны для понимания сущности консервативного либерализма.

«История местного управления в России» - известная научная работа А.Д. Градовского, состоящая из трёх глав: «государство и провинция», «общественные классы в России XVI и XVII века», «административное деление и местное управление в России XVI и XVII века». Исходя из предмета и объекта данного исследования, для нас представляет интерес только глава «Государство и провинция», в которой доказывается необходимость местного самоуправления для лучшего управления государством в целом. Работа помогает уяснить отношение А.Д. Градовского к институту местно самоуправления в пореформенной России.

Из публицистических работ А.Д. Градовского выделим только две: «Надежды и разочарования» и «Реформы и народность».

В статье «Надежды и разочарования» А.Д. Градовский полемизирует с противниками продолжения и углубления Великих реформ 60-70 годов XIX столетия. Это статья важна для нас тем, что позволяет понять не только отношение либералов к последствиям Великих реформам, но и их аргументы, которые они выдвигали в защиту своего требования продолжения реформ.

В статье «Реформы и народность» А.Д. Градовский утверждает, что правительству следует искать опору в земствах, всемерно поощрять земство с целью противостоять революционерам-социалистам. А.Д. Градовский защищает в своей статье либералов от нападок консервативных публицистов, которые обвинили первых в антинародности и в поддержке революционеров. Статья важна тем, что показывает отношение либералов к консерваторам и революционерам.

Другими источниками по данной теме являются работы Б.Н. Чичерина.

В своей статье «Различные виды либерализма» Б.Н. Чичерин подчёркивает, что без свободы нельзя обойтись в «благоустроенном государстве» и что «человек - не средство для чужих целей, он сам абсолютная цель». Автор выделяет три разновидности либерализма: уличный либерализм, для представителей которого характерна нетерпимость к иному мнению и популизм, оппозиционный либерализм, характеризующийся односторонностью оценок, и охранительный либерализм, сущность которого состоит в примирении начала свободы с началами власти. Симпатии либерального автора всецело на стороне охранительного либерализма. Интересно отметить, что именно в этой своей статье Б.Н. Чичерин выдвинул свой известный лозунг «либеральные меры - сильная власть», дав ему подробное обоснование. Данная работа Б.Н. Чичерина, безусловна, важна для понимания сущности консервативного либерализма.

Другой важной для нас работой Б.Н. Чичерина является статья «Конституционный вопрос в России», написанная после русско-турецкой войны 1877-1878 года и последующего снижения налоговых поступлений. В своей работе он выступает против идей демократического цезаризма («равенство бесправия - худший из всех возможных общественных порядков») и ратует за начало введения конституционных форм правления («самодержавие, которое везде играет роль воспитателя юных народов, не соответствует уже эпохи их зрелости»). Работа важна для нас тем, что, во-первых, показывает эволюцию взглядов Б.Н. Чичерина по конституционному вопросу, во-вторых, показывает отношение Б.Н. Чичерина к сословным привилегиям дворянства.

Безусловно, фундаментальной работой является научный труд Б.Н. Чичерина «Собственность и государство». Здесь Чичерин опровергает те крайние точки зрения на роль государства в жизни общества и отдельного человека, которые были особенно популярны в его эпоху. В своей работе, посвященной критике концепций социализма и марксизма, Чичерин обращается, прежде всего, к экономической стороне жизни общества и понятию «собственности». Наперекор всем требованиям, сводящимся к убеждению в необходимости радикального вмешательства государства в структуру отношений собственности, либеральный автор отстаивает идею полной свободы экономических отношений, подлежащих ограничению в самой минимальной степени (с современных позиций, можно констатировать, что автор стоит на радикальных позициях экономического либерализма). Можно также сказать, что книга «Собственность и государство» стала первым капитальным опровержением философской и экономической теорий социализма и коммунизма в русской философской традиции.

Важным историческим источником является совместно написанное К.Д. Кавелиным и Б.Н. Чичериным «Письмо к издателю» (А.И. Герцену). В этом письме два известных российских либерала пытаются доказать А.И. Герцену, что в России нет почвы для революции, как и необходимости в ней: «русские люди всё-таки бунтовать не станут, потому что нет у нас бунтовщиков». В письме, написанном до отмены крепостного права, предложена программа-минимум российского либерализма на тот момент: «мы думаем о том, как бы освободить крестьян без потрясения всего общественного организма, мы мечтаем о введении свободы совести в государстве, об отменении или, по крайней мере, об ослаблении цензуры». Большое внимание в письме уделено критике социалистических идей, которых придерживался А.И. Герцен. Указанный источник позволяет прояснить отношение либералов к социал-демократическому лагерю.

Из творческого наследия К.Д. Кавелина наибольший интерес представляет работа «Дворянство и освобождение крестьян», написанная уже после крестьянской реформы. К.Д. Кавелин отмечает, что крестьянской реформой остались недовольны и крестьяне, и дворяне, но считает, что это недовольство должно пройти. Осознавая критическое положение дворянства после отменены крепостного права, автор пытается дать свой ответ на вопрос: что же станет теперь с дворянством? Прогноз либерального идеолога был следующим: дворянство трансформируется в класс земледельцев и постепенно сравняется во всех гражданских правах с прочими сословиями. Признаком принадлежности к высшему сословию станут не рождение и пожалование, а наличие крупного землевладения, таким образом «высшее сословие будет продолжением и завершением низшего, а низшее - служить питомником, основанием и исходною точкою для высшего». К.Д. Кавелин предупреждает дворян о недопустимости сословного эгоизма: «исключительность, привилегии, узкий, близорукий эгоизм - вот подводные камни, о которых разбились и разрушились высшие сословия в большей части государств». В своей работе К.Д. Кавелин пишет также о недопустимости принятия «дворянской конституции», в тоже же время, считая, что недворянская конституция просто невозможна из-за низкого уровня образования большинства населения. Данный исторический источник позволяет выяснить позицию К.Д. Кавелина по сословному и конституционному вопросу.

Исторические взгляды К.Д. Кавелина можно проследить по трём его работам: «Взгляд на юридический быт древней России», «Краткий взгляд на русскую историю», «Мысли и заметки о русской истории». Эти работы можно охарактеризовать сразу все вместе, так как, высказанные в них мысли идентичны. К.Д. Кавелин сравнивает исторические пути Европы и России, отмечает своеобразие российской истории, но делает заключение о принадлежности русского народа к европейской семье. Цель российской и европейской истории общая - безусловное признание прав и достоинства человека. В работах рассматриваются все исторические периоды, рисуется картина закрепощения и раскрепощения сословий. Основное внимание в работах уделено фигуре Петра I, который выразил собою стремление прогрессивного меньшинства, которое тяготилось бытом тогдашнего времени, и стоял в его главе. Но эпоха петровских реформ наступила, по Кавелину, не внезапно, она была подготовлена всей предыдущей историей. Можно сказать, что Кавелин восхищается Петром I и его вкладом в отечественную историю.

В советское время по вполне понятным причинам либеральная мысль в Российской империи второй половины XIX столетия не исследовалась в полной мере, даже более того в достаточной мере. Было написано огромное количество монографической литературы, посвященной социалистической мысли (так называемому революционно-демократическому лагерю), а монографии, касающиеся либеральной проблематике можно сосчитать по пальцем двух рук. К сожалению, в постсоветском периоде количество выпущенных монографий не изменило ситуацию кардинальным образом.

К общетеоретическим работам, посвящённым российскому либерализму XIX столетия относится монография В.В. Ведерникова, В.А. Китаева, А.В. Луночкина «Конституционный вопрос в русской либеральной публицистике 60-80-х гг. XIX века». В монографии характеризуются взгляды крупнейших идеологов российского либерализма 1860-1880-х годов по вопросам конституционных преобразований, прослеживаются изменения, которые произошли в понимании либералами проблемы ограничения самодержавия в России. Авторы подчёркивают, что пока либералы видели в неограниченной монархии надёжный инструмент разрешения социальных противоречий, но политика ограничения уже проведённых реформ, недоверие правительства к общественной инициативе разрушали надежду на возможность либеральных преобразований в условиях господства авторитарного режима. По мнению авторов, это не могло не вести к изживанию в либеральной среде иллюзий относительно реформаторских возможностей бюрократического самодержавия и к преодолению скепсиса в отношении идеи представительства.

Другой общетеоретической работой является монография В.А. Китаева «От фронды к охранительству. Из истории русской либеральной мысли 50-60 годов XIX века», выпущенная издательством «Мысль» в 1972 году. В этой монографии освещены следующие ключевые проблемы: «западники в либеральном движении середины 50-х годов XIX века», «государство и государственное устройство в системе историко-политических взглядов западников», проблема сословно-классовых отношений и крестьянский вопрос в воззрениях либералов, «западники и революционная демократия». Предпочтение отдается революционной демократии.

По новому освещается либерализм и его роль в политической жизни XIX века в работе А.В. Оболонского «Драма российской политической истории: система против личности». (Москва. Институт государства и права РАН. 1994 г.) В этой работе подчёркивается персоноцентризм либеральной идеологии, в отличие от системацентризма социалистической доктрины и российского консерватизма. Либеральный курс рассматривается как нереализованная альтернатива имперской и советской систем власти. По мнению автора, последовательное воплощение либеральной программы в действительность, должно было размыть самую основу существующего порядка, в корне изменить принципы взаимоотношений в российском обществе, поскольку менялись его главные компоненты: в общественной морали различные модификации традиционализма постепенно должны были уступить этике индивидуализма, стал бы вырабатываться новый тип политической культуры, в котором развивались бы иные, не деспотические, а либеральные стереотипы политического поведения, наконец, модернизировалась бы шкала социальных ценностей. Однако, режим не проявил достаточной гибкости, а давление на него либеральных кругов общества оказалось слишком слабым.

Общетеоретические проблемы затронуты и в монографии А.Н. Верещагина «Земский вопрос в России: политико-правовые отношения» Работа выпущена издательством «Международные отношения» в 2002 году. Автор подробно освещает взгляды либеральных теоретиков Кавелина, Чичерина, Градовского по ряду ключевых тем: по вопросу о местном самоуправлении, по конституционному вопросу, по вопросу о правах человека, по вопросу сословных отношений. А.Н. Верещагин подчёркивает, что главной точкой опоры для либерализма была сама верховная власть, к которой и апеллировали либеральные теоретики, по мысли которых единение власти и общества должно произойти в сфере местного самоуправления. Автор не только освещает концепции местного самоуправления, но и анализирует их, указывая сильные и слабые стороны.

К общетеоретическим работам можно также отнести монографию В.Д. Зорькина «Чичерин: из истории политической и правовой мысли» (Москва, «Юридическая литература», 1984 год). Кратко характеризуя жизненный и творческий путь Б.Н. Чичерина (в первой главе) автор основное внимание уделяет разбору теоретических концепций либерально настроенного профессора. Рассматриваются две таких концепции: учение Б.Н. Чичерина о праве и государстве (глава II). Отмечается, что Б.Н. Чичерин выступал с резкой критикой позитивистской теории государства и права и строил свою политико-правовую философию на основе неогегельянства. Указывается отличие подходов Гегеля и Чичерина, рассматриваются взгляды Б.Н. Чичерина по самым различным вопросам теории государства и права (развитие государственности, исторические пути России и Запада, формы государственного устройства). В последней главе В.Д. Зорькин рассматривает применимость политических идеалов Б.Н. Чичерина к российской действительности.

Среди работ, рассматривающих либерализм не с общетеоретических позиций, а в контексте эпохи, «духа времени», в системе взаимодействия людей разных взглядов можно выделить монографию С.С. Секиринского и В.В. Шелохаева «Либерализм в России: очерки истории (середина XIX века - начало XX века)», увидевшую свет в 1995 году. Авторы стремились проследить эволюцию отношений либерализма с властью и обществом в динамике поколений и судеб видных деятелей либерального склада, раскрыть характер взаимодействия разных слагаемых либеральной традиции на этапе её становления во второй половине XIX столетия и показать либерализм как относительно целостное явление оппозиционной культуры в начале XX столетия. В работе делается попытка раскрыть логику взаимодействия либеральной идеи с общественно-политической реальностью имперской России. Монография представляет собой серию очерков по истории. Первый раздел, посвященный XIX веку, состоит из трёх глав: «Дворянская вольность и царская служба: наследие Петра против учений Монтескье и Констана», «Либеральная автократия: от идеи к воплощению», «Самодержавие и либералы после освобождения».

Примерно такой же подход, только в плохом исполнении, можно увидеть в монографии под общей редакцией Б.С. Итенберга «Революционеры и либералы». Работа выпущена издательством «Наука» к столетию со дня рождения историка Б.П. Козьмина и выдержана в официальном идеологическом ракурсе советской эпохи. Это несколько бросается в глаза, так как работа написана в 1990 году, то есть за год до крушения советской системы. Ветры перемен этой монографии не коснулись, и это хорошо видно по редакционной статье Б.И. Итенберга «Революционеры и либералы в пореформенной России», где автор отказывает либерализму в праве на самостоятельное звучание, рассматривает его как жалкое подобие то революционеров - социалистов, то консерваторов. Работа посвящена как революционерам, так и либералам и в основном затрагивает частные вопросы, например, статья Е.А. Дудзинской посвящена общественно-политической деятельности А.И. Кошелева в пореформенное время, А.С. Нифонтова рассматривает письма русского посла Н.А. Орлова в 1959-1865 годах, а В.Я. Гросул пишет о том, как газета «Общее дело» смотрит на события в юго-восточной Европе в 80-ые годы XIX века.

Безусловно, интересной работой является монография эмигрантского историка В.В. Леонтовича «История либерализма в России (1762-1924)». В своей монографии автор делает акцент на анализе того, как либеральная идея выражалась, преломляясь в деятельности российских императоров. Таким образом, автор обращает наше внимание не столько на саму систему идей, а, сколько на то, как эти идеи выражаются в конкретной политике. Особенность позиции автора заключается в том, что он считает настоящим либерализмом лишь либерализм консервативный. В.В. Леонтович полагает, что либерализм должен решительно предпочитать просвещенный абсолютизм революционной диктатуре.

Среди работ, посвященных персоналиям, хотелось бы выделить монографию «Российские либералы» под редакцией Б.С. Итеберга и В.В. Шельхаева, выпущенная в 2001 году издательством «Росспэн». В работе представлена галерея российских либералов XIX и начала XX века. В целом в указанном научном труде делается акцент не на идеологические воззрения того или иного либерального автора (хотя эти воззрения и освещаются), а на его биографию и деятельность. В работе освещена жизнь и деятельность таких либералов, как Александр Иванович Тургенев, Константин Дмитриевич Кавелин, Борис Николаевич Чичерин, Александр Дмитриевич Градовский, Владимир Александрович Черкасский, Андрей Николаевич Бекетов, Николай Андреевич Белоголовый. В разделах, посвященных К.Д. Кавелину, Б.Н. Чичерину, А.Д. Градовскому подробно изложены их идеологические воззрения, их оценки политической ситуации в Российской империи. В монографии освещены и либеральные деятели первой четверти XX века.

В «Новом издательстве» в 2004 году в рамках проекта «Либеральная миссия» вышла подобная предыдущей монография «Российский либерализм: идеи и люди». Её составитель известный политолог Алексей Кара-Мурза. В монографии освещены биографии и взгляды М.М. Сперанского, А.И. Тургенева, Т.Н. Грановского, А.А. Краевского, И.С. Аксакова, А.И. Кошелева, К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина, К.Н. Романова, А.В. Головнина, Д.Н. Замятнина, А.И. Васильчикова, А.В. Никитенко, Н.А. Белогового, В.А. Гольцева, М.И. Венюкова, М.М. Стасюлевича, В.О. Ключевского, а также либеральные деятели первой четверти XX века. Как нетрудно увидеть, в список либералов включены славянофилы и представители либеральной бюрократии, включая князя Константина Николаевича Романова.

Таким образом, исходя из анализа источников и литературы, мы можем выделить цель и поставить задачи для данного исследования.

Цель данной выпускной квалификационной работы проследить эволюцию российской либеральной мысли во второй половине XIX века. Следовательно, её задачами являются:

1) выявить соотношение консерватизма и собственно либерализма в идеологическом феномене «консервативный либерализм»

2) выявить место и роль либерализма в общественно-политической борьбе второй половины XIX века

3) выявить отличительные черты российского либерализма в указанном хронологическом периоде.

1. Консервативный либерализм. Сравнительный анализ взглядов К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина и А.Д. Градовского

Особенность российского либерализма во второй половине XIX столетия заключается в его близости к российскому консерватизму. Российский либерализм не был классическим в западноевропейском понимании, а представлял собой синтез западноевропейских идей с элементами консервативной идеологии тогдашней России. Поэтому многие исследовали, изучающие данную проблематику, предпочитают употреблять вместо выражения «либеральная мысль» другую дефиницию «либерально-консервативная мысль». Консервативный либерализм был своеобразным идеологическим феноменом в российской истории и стал предтечей российского классического либерализма первой половины XX столетия.

В советской историографии российских либералов зачастую называли западниками. Конечно, этот термин имеет право на существование, но нельзя забывать, что термин «западники» не во всей полноте показывает убеждения и мировоззрение людей, к которым он применяется. Более того, он может ввести в заблуждение, так как можно подумать, что российские либералы призывали к заимствованию всего западного без учёта внутренней специфики Российской империи. Однако, это просто не так. Либералы во второй половине XIX столетия всегда очень пристально вглядывались в сущностные черты, как российской, так и европейской истории, хотя действительно считали, что пути России и Запада, в конце концов, пересекутся в одной точке. Вот почему в данной выпускной квалификационной работе термин «западники» употребляется редко.

Либеральная мысль во второй половине XIX столетия представлена в творчестве многих авторов (А.И. Тургенева, К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина, А.Д. Градовского, В.А. Черкасского, А.Н. Бекетова, Н.А. Белоголового, В.А. Гольцева, М.И. Венюкова, М.М. Стасюлевича), однако в этом разделе она будет рассматриваться только исходя из работ трёх самых видных российских либералов: К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина и А.Д. Градовского. Это объясняется тем, что именно эти люди имели обширные научные и публицистические труды, которые позволяют развёрнуто рассмотреть либеральную доктрину, прояснить либеральный взгляд по целому ряду теоретических и практических вопросов. Все трое имели высокие научные степени и звание профессора, отлично разбирались в вопросах истории и теории государства и права, поэтому их взгляды отличает системность и логичность, что, безусловно, облегчает решение тех задач, которые поставлены в данной выпускной квалификационной работе.

Между этими видными либералами существовали и теоретические разногласия, политические споры. Поэтому имеет смысл изложить их взгляды по ключевым вопросам, показав при этом эволюцию этих взглядов на протяжении второй половине XIX столетия.

1.1 Российские либералы об абсолютной форме правления

1.1.1 К.Д. Кавелин об абсолютной форме правления

Как и большинство либералов Кавелин не возражал в принципе против конституционной монархии или республике как форм правления, но не считал их подходящими для России своего времени. Давайте разберёмся почему же Кавелин считал, что для России во второй половине XIX века больше подходит абсолютная монархия?

Представительное правление получало смысл только в том случае, считал Кавелин, если его установлению предшествовала готовность общества к политической жизни. Иначе оно превращается «в театральные декорации, в намалеванные кулисы, ничего не значащие, ничего не стоящие». Конституционный порядок предполагал наличие готовых элементов представительства в народе. Ничего подобного, по его мнению, в России не было [13, стр. 12]. Для того чтобы доказать своё утверждение о том, что страна не готова к конституции, ограничивающую волю монарха, Кавелин обращается к рассмотрению двух главных сословий в России - дворянству и крестьянству. Крестьянство, с точки зрения его готовности к конституционному правлению, он характеризует самым нелицеприятным образом. «Что касается до масс народа, - писал Кавелин, - то, конечно, никто, зная их хоть сколько-нибудь, не сочтет их за готовый, выработанный элемент представительного правления. Дай бог, чтоб эти безграмотные, большей частью бедные, не развитые массы, лишь со вчерашнего дня вышедшие из рабства, сумели как следует пользоваться своими гражданскими правами и тою скудною долею самоуправления, которая им предоставлена законом» [6, стр. 155]. Оставалось дворянство. Но исключительно дворянское представительство было неприемлемо для Кавелина так же, как и участие в нем крестьянства. Идея дворянской конституции казалась ему «немыслимой», противоречащей духу перемен в России.

Если бы такой порядок и был установлен (что Кавелин считал маловероятным), он продержался бы совсем недолго, так как враждебное основной массе народа, дворянство не могло бы справиться с ролью политического сословия. «Дворянство материально расстроено, политически стоит изолированно или враждебно с прочими классами, не представляет ничьих интересов, кроме своих собственных, не составляет стройного, органического сословия, не пользуется даже своими сословными правами…» [6, стр. 156]. «При таких условиях представительное правление у нас невозможно; мысль о нём не более как праздная мечта, отголосок раздражения и страсти, не взвешивающей настоящего, глубокого смысла слов» [6, стр. 156]. Единственно доступным пока и наиболее соответствующим возможностям дворянства поприщем было местное самоуправление.

Деятельное участие в земских учреждениях обещало, по мысли Кавелина, значительное увеличение политического капитала дворянства, имело бы своим результатом освобождение его от сословного эгоизма. Где, как ни в решении местных дел, могли прийти к единству сословно-классовые интересы, должно было сложиться верное представление о характере общественных нужд? Развитое местное самоуправление представляло, таким образом, естественную и необходимую основу конституционализма. «Пока земские учреждения не сложатся, - писал Кавелин, - не принесут пользы стране, не выкажут понимания местных интересов и умения вести их хорошо, до тех пор я не жду никакой хорошей перемены в центральном управлении государством…» [19, стр. 126].

Итак, Кавелин предпочитал неограниченную монархию конституционным переменам, не сулившим, как ему казалось, ничего, кроме представительства с неизбежным перевесом дворянства. Такая конституция явно не соответствовала требованиям момента. Вместо того чтобы способствовать закреплению результатов крестьянской реформы и стабилизации положения в стране, она, превратившись в орудие дворянской реакции, могла привести только к новому взрыву народного недовольства [13, стр. 13]. Таким образом, представительное правление не могло по мысли либерального автора принести России в условиях проведения Александром II радикальных реформ ничего позитивного.

После успешного проведения Великих реформ позиция Кавелина осталась неизменной. Константин Дмитриевич считал, что в России нет ответственных политических сил, способных взять управление в свои руки. По его мысли им просто неоткуда было взяться. Он писал А.Л. Корсакову в 1865 г.: «Самостоятельной церкви нет; аристократии, городского сословия - и не бывало! Огромная, несметная масса мужиков, не знающих грамоте, не имеющих даже зачатков религиозного и нравственного наставления, да 150 т. дворянских семейств-землевладельцев, из которых почти все взрослое мужское поколение находится в рядах бюрократии. Извольте тут найти образовательных элементов в борьбе сословий, в противодействии слоев общества всепоглощающей силе централизованной бюрократии!» [19, стр. 127].

Однако с течением времени взгляды Кавелина трансформировались, так как менялась и сама внутриполитическая обстановка. Появились люди, прежде всего с земств, к которым нужно было бы уже прислушиваться. Нет, в 80-ые годы Кавелин был все равно против немедленного введения конституционной монархии английского образца, но он уже выступал за неконституционное выборное представительство. Неконституционное выборное представительство предлагалось Кавелиным как естественное средство объединения «всех составных частей государственного организма», «периодического обновления государственного механизма притоком свежих сил». В письме М.Т. Лорис-Меликову от 19 февраля 1880 г. Кавелин говорил об исключительной способности представительства «укрепить власть, ослабленную теперь висящим на воздухе составом высших и низших чиновников».

В неопубликованном при его жизни «Разговоре» (1880 г.), Кавелин толковал представительство именно как особый орган, даже как систему органов: «Я начинаю с крестьянской общины, вполне автономной во всех делах, до ее одной касающихся; затем союзы общин уездные и губернские со своими выборными представительствами: а целое завершится общим земским собором под председательством самодержавного, наследственного царя». В программе же ближайших политических преобразований, адресованной Кавелиным Александру III, представительству нашлось место только в составе Государственного совета [13, стр. 28].

Самое поразительное в воззрениях либеральных консерваторов заключалось в том, что они считали гражданские свободы и самодержавие совместимыми. Не исключение здесь и Кавелин. В сентябре 1848 года он писал Т.Н. Грановскому: «Я верю в совершенную необходимость абсолютизма для теперешней России; но он должен быть прогрессивный и просвещенный. Такой, каков у настолько убивает зародыши самостоятельной, национальной жизни». А в том, что культура, просвещение, национальная жизнь и литература должны быть самостоятельны и что это совместимо с абсолютизмом, Кавелин был уверен вполне. Поэтому он так резко выразился по поводу смерти императора Николая спустя семь лет, в марте 1855 года: «Калмыцкий полубог, прошедший ураганом, и бичом, и катком, и терпугом по русскому государству, в течение тридцати лет вырезавший лица у мысли, погубивший тысячи характеров и умов, истративший беспутно на побрякушки самовластия и тщеславия больше денег, чем все предыдущие царствования, начиная с Петра I, это исчадие мундирного просвещения и гнуснейшей стороны русской натуры околел наконец, и это сущая правда! До сих пор как-то не верится! Думаешь, неужели это не сон, а быль?. Экое страшилище прошло по головам, отравило нашу жизнь и благословило нас умереть, не сделавши ничего путного! Говори после этого, что случайности нет в истории и что все совершается разумно, как математическая задача. Кто возвратит нам назад тридцать лет и призовет опять наше поколение к плодотворной и вдохновенной деятельности!» [25, стр. 90]. Таким образом, в либеральном консерватизме Кавелина мы не найдём резкой критике самодержавия как строя, мы лишь можем найти лишь резкую критику отдельных императоров.

1.1.2 Б.Н. Чичерин об абсолютной форме правления

В принципе Б.Н. Чичерин был сторонником конституционной монархии и рассчитывал на будущее самоограничение царской власти. В книге «О народном представительстве» Чичерин, ничуть не пытаясь обойти острые углы, открыто признавал, что «пока власть независима от граждан, [личные] права их не обеспечены от ее произвола», а потому «политическая свобода является последствием личной, как высшее обеспечение последней». Однако он был убежден, что русское общество к политической свободе еще не готово, что пока «у нас общественная сфера хуже официальной», а если и «делается что-нибудь порядочное, так это единственно благодаря правительству», без которого вопрос об освобождении крестьян «покоился бы еще 50 лет и никто не думал бы его трогать» [14, стр. 48].

«Основная мысль моего сочинения, - вспоминал Чичерин о своей работе «О народном представительстве», - заключалась в том, что теоретически конституционная монархия - лучший из всех образов правления, что к представительному порядку стремится всякий образованный народ, но что он требует условий, которые не везде налицо. Исследование этих условий составляло, по моему мнению, пробел в самой европейской литературе, посвященной этому предмету, и я хотел его восполнить, имея главным образом в виду состояние русского общества, но, не делая прямых приложений, а, обсуждая вопросы с общей точки зрения и предоставляя читателю самому выводить заключения. Между тем, многие приняли меня, вообще, за противника представительных учреждений». Существо своих мыслей Чичерин выразил так: «Не скрою, что я люблю свободные учреждения; но я не считаю их приложимыми всегда и везде, и предпочитаю честное самодержавие несостоятельному представительству». Более того, «преждевременное вручение политического права одному поколению определяет судьбу последующих и может навлечь на них несчетные бедствия».

Сами же конституционные учреждения не в состоянии создать для себя общественную опору. «Как выражение общественных сил и высшее их средоточие, народное представительство тогда только прочно, когда оно является венцом окрепшего общественного здания, а не основанием нового» [24, стр. 97].

Естественным и надежным основанием конституционной монархии могли стать только «средние классы». Какое содержание несла в себе эта социальная категория? «К ним, - писал Чичерин, - принадлежит всякий, кто успел приобрести какое-нибудь образование и достаток; они не только совершенно открыты для массы, но переплетаются с нею и корнем и ветвями. По существу своему средние классы стремятся не столько к власти, сколько к свободе, необходимой для развития труда и промышленности. (…) Они… служат связующим звеном между крайностями богатства и бедности. Все это делает их самым существенным элементом народного представительства» [19, стр. 132].

Чичерин как политический мыслитель, наверное, больше, чем кто-либо еще в тогдашней России, умел различать идеал и действительность, желаемое и осуществимое при тех или иных обстоятельствах. Рисуя отдаленный идеал конституционной монархии, он находил в преобразованиях Александра II политический оптимум для России на достаточно долгий срок. «Русскому человеку, - полагал Борис Николаевич, - невозможно становиться на точку зрения западных либералов, которые дают свободе абсолютное значение и выставляют ее непременным условием всякого гражданского развития. Признать это, значило бы, - по мнению Чичерина, - отречься от всего своего прошедшего, отвергнуть очевидный и всеобъемлющий факт нашей истории, который доказывает яснее дня, что самодержавие может вести народ громадными шагами по пути гражданственности и просвещения» [24, стр. 97].

Ещё раз необходимо отметить, что для России своего времени, для текущего политического момента, самодержавие лучший строй, по Чичерину. Понятие конституции применительно к России служило для него синонимом социальной катастрофы. В письмах к своему брату, В.Н. Чичерину, относящихся к 1863 г., он характеризовал конституционный порядок не иначе как «несчастие», «величайший вред», «величайшее безумие», способное «переворотить» Россию «вверх дном».

Оказывавшееся невозможным ввиду господства «сословного раздражения» и свойственной «переходному состоянию» расшатанности учреждений, представительство в России не имело под собой никаких исторических оснований. Одностороннее развитие правительственной деятельности лишало русский народ духа инициативы, сделало его неспособным к политической свободе. «Он естественно стремится к абсолютизму», - заявлял Чичерин.

Сохранения самодержавия требовал не только исторически сложившийся тип отношения общества к государству. Географические условия России, особенности русского национального характера более всего соответствовали абсолютистскому режиму.

Обширные страны с преобладанием земледелия, а таковой и была Россия, медленнее других двигались к свободе и нуждались в «более сосредоточенной власти». Русский народ к тому же не обладал качествами, необходимыми для успеха представительных учреждений, для «разумного и умеренного употребления свободы». «Те великие достоинства русского народа, - писал Чичерин, - которые сделали Россию одною из первенствующих европейских держав, несокрушимое терпение, безропотное перенесение всевозможных лишений и тяжестей, готовность всем жертвовать для царя и отечества - прямо противоположны духу личной свободы. (…) Для самоуправления они менее всего пригодны». Общество, в течении веков терпевшее безграничную власть над собою, не в состоянии было совершить скачок к политической свободе. Делая такую попытку, оно рисковало, по словам Чичерина, «произвести всеобщее потрясение и надолго устранить возможность прочного порядка». Неумение держаться в известных пределах, отличавшее русскую натуру, сыграло бы в этом случае роковую роль [19, стр. 131-132].

Однако при этом Чичерин вовсе не считал, что каждому народу, в зависимости от его характера и духа, присуща своеобразная неизменная форма государства. «Политические учреждения, - возражает он де Местру и всем находящимся в состоянии политической ностальгии, - отнюдь не имеют свойств вечности; они, по существу своему, подвержены нападкам и колебаниям; во всяком прогрессивном обществе они являются как результат борьбы разнообразных и противоположных друг другу мнений и интересов» [16, стр. 56].

Зададимся вопросом, как же мог один и то же человек одновременно петь дифирамбы и конституции, и абсолютизму? Скорее всего, прав Верещагин, который отмечает, что при самодержавии слишком настойчиво проводить идею неизбежности его ограничения было трудно и весьма небезопасно. Поэтому из двух сторон политической теории Чичерина, из которых одна доказывала способность самодержавия «вести народ огромными шагами по пути гражданственности и просвещения», а другая исподволь внушала желательность его ограничения в будущем, первая вышла гораздо более яркой и выпуклой [14, стр. 48].

Однако не будем забывать, что Чичерин не лукавил, когда говорил о необходимости сохранять самодержавие. Просто самодержавие было для Чичерина не целью в себе, а лишь орудием либеральных реформ. Кроме того, как и Кавелин, он полагал, что при исключительном преобладании дворянства в законодательстве государственные интересы будут принесены в жертву сословным интересам [17, стр. 682].

Чичерин не исключал и возможности того, что дворянство, как он говорил, «встретит отпор» со стороны крестьянских представителей в законодательном собрании и, таким образом, снова обострится вражда сословий. «Сословные вопросы, - писал он, - особенно при разгаре страстей, должны разрешиться не самими сословиями, а высшею властью, которая одна в состоянии сохранить должное беспристрастие. По этим причинам мы полагаем, что, при настоящем положения дел, совещательное собрание из представителей от сословий представляет слишком большие затруднения для государства» [19, стр. 130-131].

Переоценка творческих возможностей самодержавия, его способности совладать с бюрократией и опереться на общество в стране, где бюрократия была не столько инструментом в руках правительства, сколько могущественной традиционной прослойкой, плотно окружившей собою власть, - ахиллесова пята чичеринской концепции 1860-х годов. Со временем это понял и сам Чичерин; в своем письме от 31 августа 1900 г. к Д.А. Милютину он признавал: «Когда в шестидесятых годах возник конституционный вопрос, я был против, потому что считал опасным менять зараз и политический, и общественный строй. Но я всегда думал, что конституционное правление должно составлять естественное и необходимое завершение преобразований Александра II. Иначе будет неисцелимое противоречие между новым, основанным на свободе зданием и унаследованною от крепостного права вершиной. Это противоречие оказалось раньше и ярче, нежели даже можно было ожидать. Износившееся самодержавие обратилось в игрушку в руках шайки людей, преследующих исключительно свои личные интересы».

Надо сказать, что эта переоценка была слабым местом не только Чичерина, но и других западников [14, стр. 49]. И всё же нельзя не заметить, что Чичерина всегда отличала реалистичность и чёткость, ясность теоретических представлений. Так, в отличие от Кавелина и Градавского, он верно понимал принципиальную несовместимость самодержавия и либеральных свобод. Б.Н. Чичерин указывает: «государство не есть чисто нравственный союз, как церковь; это союз по существу своему юридический, а потому все установляющиеся в нем отношения тогда только получают силу и прочность, когда они облекаются в юридические формы. Нет сомнения, что и в государстве нравственный элемент всегда сохраняет существенное свое значение; кто пренебрегает им, тот рискует возбудить всеобщее неудовольствие. Но постоянным деятелем в государственной жизни этот элемент становится только тогда, когда он соединяется с элементом юридическим. Общество, которое ограничивается одним нравственным влиянием, отказывается от участия в решении государственных вопросов.

Против этого нельзя ссылаться на то, что власть, посягающая на основы народной жизни, непременно встретит сопротивление. Конечно, если бы какое-либо правительство вздумало уничтожить народную религию или повально рубить головы по своей прихоти, то граждане, доведенные до отчаяния, пожалуй, схватились бы даже за оружие, чтобы положить конец невыносимому порядку вещей. Но из того, что безумствующая власть может довести подданных до отчаяния, нельзя сделать никакого вывода относительно правильного государственного порядка и ежедневного действия государственных учреждений. В минуты опасности народ готов подняться как один человек, но в обыкновенном течении жизни, если общество не имеет своих постоянных и законных органов, оно остается бессильным» [12, стр. 703-704]. «И теория, и опыт равно говорят, что если для известного общества требуется самодержавная власть, то нечего толковать о широком развитии свободы. Самодержавная власть, которая дала бы значительный простор свободе, не вводя ее в организованные учреждения, тем самым вызвала бы в обществе полнейший хаос, подорвала бы собственные свои основы и, в конце концов, для того чтобы дать правильный исход возбужденному ею волнению, принуждена была бы даровать народу политические права» [12, стр. 705-706].

... читать дальше >>>

Поcмотреть текст работы Поcмотреть полный текст
Скачать работу можно здесь Скачать работу "Либеральная мысль в Российской имерии во второй половине XIX века" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов