"Амазонки" Третьего рейха: корпус руководительниц национал-социалистической женской организации

Противоречие между распропагандированным Национал-социалистической женской организации идеалом женственности и формированием у многих немок "мужских" качеств. Мировоззренческое обучение и профессиональная подготовка штатных и внештатных руководительниц.

Рубрика История и исторические личности
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 31.05.2013
Размер файла 29,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

"Амазонки" Третьего рейха: корпус руководительниц национал-социалистической женской организации

амазонка женский немка руководительница

Современники в Третьем рейхе и за его пределами, а вслед за ними и многие специалисты-историки считали гитлеровскую Германию «государством мужчин», в котором женщины играли только роль подчиненных, роль жертв «мужской» политики. Сами национал-социалисты, их духовные и политические вожди, начиная от Гитлера и кончая руководителем любой местной партийной ячейки ортсгруппенляйтером, рядовые члены НСДАП, да и немцы вообще, были убеждены, что политика исключительная прерогатива мужчин. Так же полагали и члены союзнических комиссий по денацификации, которые налагали на женщин менее суровые наказания лишь по той причине, что они были женщинами и, следовательно, априори только выполняли чьи-то приказы и попросту не могли быть руководителями, инициаторами, организаторами преступлений. Известно, что из 170 тысяч немцев, проходивших денацификацию в американской оккупационной зоне, женщины составляли только 3% [1].

Однако многие немки оказывали активную поддержку нацистскому режиму и состояли в Национал-социалистической женской организации (НСФ). НСФ и находившаяся под ее управлением организация Немецкое женское дело (ДФВ) в 1941 г. охватывали 6 млн женщин. Если исчислять количество всех немецких женщин в возрасте старше 18 лет в 30 млн, то в деятельности НСФ участвовала каждая пятая немка [2].

Возглавлявшее НСФ имперское управление по работе с женщинами (РФФ) никогда не переступало границ между «мужскими» и «женскими» сферами деятельности, установленных руководством гитлеровской партии и государства и одобряемых значительной частью немецкого населения. Все изменения в соотношении этих сфер, особенно заметные в годы войны, были санкционированы руководителями-мужчинами. НСФ прилагала постоянные усилия, чтобы избежать всяких обвинений в стремлении к эмансипации женщины, подчеркивало, что «вторжение» женщин в «мужские» профессии носит временный характер и обусловлено только войной.

Но противоречие между распропагандированным НСФ идеалом женственности и формированием у многих немок «мужских» качеств проявлялись в самой женской организации, работу в которой вели многочисленные начальницы. Имперская руководительница женщин Гертруда Шольк-Клинк была убеждена, что для ведения повседневной работы в женской организации совершенно не нужны «амазонки», обладающие такими «мужскими» качествами, как ум, дарование, опыт, знания. Однако она предъявляла к руководительницам НСФ высокие требования: «Является ли человек национал-социалистическим фюрером, зависит не от униформы и знаков различия, а только от самого человека, который одет в эту одежду, и, в конце концов, от того, действительно ли он связан с богом, или он самовлюбленный, властолюбивый карлик. Мы не поднимаем много шума вокруг нашей работы. Мы хотим стоять рядом с немецкими мужчинами как единая, нерасторжимая общность под девизом работниц Службы труда, которые были первопроходцами идеи общности среди женщин: я для тебя, ты для меня» [3].

Однако активистки женской организации имели собственные амбиции. В отличие от большинства участниц НСФ, которые происходили, главным образом, из мелкобуржуазной городской среды, являлись домохозяйками, конторскими служащими и учительницами, в руководящем составе, начиная с уровня округа и гау, были широко представлены немки из верхнего слоя общества дворянства и высокооплачиваемой верхушки интеллигенции [4]. Если одни из них воспринимали вступление в НСФ как награду, то для других это была возможность сделать карьеру, а третьи врачи, юристы и другие женщины с высшим образованием только здесь могли работать по полученной специальности. В дисциплинарном отношении они подчинялись руководителям НСДАП соответствующего уровня, их назначение на должность также производилось гау-, крайс-, блок-, целлени ортсгруппенляйтерами партии по согласованию с вышестоящим учреждением НСФ. С 1934 г. они получали такое же служебное удостоверение «политического руководителя», как мужчины, но не имели униформы и знаков различия. Коричневое платье, поначалу распространенное в НСФ, было отменено специальным распоряжением в ноябре

1933 г., так как коричневый цвет формы монополизировали штурмовые отряды. Платье заменила «почетная парадная форма», которую разрешалось одевать «в особых случаях». Позднее в официальных документах говорилось о «темном служебном костюме», который должны носить все начальницы округов и сотрудницы их штабов. Все руководительницы носили значок с руническим символом плодородия. С 1937 г. на униформе руководительниц НСФ носились знаки различия, указывавшие на должности их обладательниц. Начальствующий состав НСФ, начиная от руководительниц округов, пользовался служебным автотранспортом, правда, с июня 1936 г. им запретили самостоятельно водить машину и включили в штаты управлений водителей-мужчин. В некоторых гау руководительницы-женщины могли позволить себе не только занимать несколько служебных помещений в здании партийной организации, но и снимать отдельные здания [5].

В 1937 г. руководительницы гау НСФ были зачислены в штат функционеров гитлеровской партии. Если раньше они едва могли покрыть из заработанных денег свои служебные расходы, то теперь получали ежемесячное жалованье, которое колебалось от 500 до 745 рейхсмарок. Если учесть, что каждый месяц им выплачивалась компенсация за служебные расходы в сумме 150200 рейхсмарок, то их доход превышал доходы мужчин-крайсляйтеров НСДАП. В финансовом отношении руководительницы гау НСФ приблизились к высоким министерским чиновникам и ландратам высокопоставленным функционерам местных органов власти [6]. Ежемесячное жалованье самой Шольц-Клинк поначалу составляло 450 рейхсмарок, но позднее было повышено до 1200 рейхсмарок. Кроме того, каждый месяц имперской руководительнице женщин выплачивалась 1 тысяча рейхсмарок в качестве возмещения издержек. Также она безвозмездно пользовалась пятью лимузинами, принадлежавшими РФФ. Как правило, высшие партийные руководители получали в виде подарка участок земли, купленный по заниженной цене и освобожденный от налогов. Шольц-Клинк тоже не была здесь исключением ей был подарен участок земли в берлинском районе Штеглиц стоимостью 250 тысяч рейхсмарок. Силами заключенных концлагерей здесь были построены вилла и бункер. Именно на этой вилле имперская руководительница женщин жила с 1940 г. до конца войны [7].

После 1936 г. система блоков и ячеек НСДАП, а значит, и НСФ, была изменена. Теперь они формировались не по количеству участниц, а по количеству семей. Каждый блок охватывал 4060 семей, каждая ячейка от 4 до 6 блоков. Как правило, в блоке НСФ состояли около 10 участниц, в ячейке от 11 до 50, а местная группа насчитывала от 51 до 500 женщин. Перед руководительницей блока стояла задача собирать взносы, распространять пропагандистские материалы, поддерживать связь с каждой семьей. Начальница ячейки выполняла те же задачи в отношении руководительниц блоков.

Осенью 1937 г. имперский организационный руководитель нацистской партии Роберт Лей выступил против намеченного Шольц-Клинк переименования сотрудниц НСФ в блоках и ячейках НСДАП в блоки целленфрауэншафтсляйтерин. Лей предложил заменить «ляйтерин» (Leiterin) на «вальтерин» (Walterin), поскольку первое слово якобы подрывает авторитет мужчины-руководителя, которому управляющая блоком или ячейкой, в конечном счете, подчиняется. После того как заместитель фюрера Рудольф Гесс одобрил предложенное Шольц-Клинк переименование, Лей обратился к Гитлеру и заявил, будто имперская руководительница женщин добивается эмансипации, стремится подчинить всех немок себе, провозгласила «солидарность женщин», ведет дело к разрыву партии и наносит вред государству. Шольц-Клинк пришлось оправдываться в специальном письме, адресованном Гитлеру, Лею и Гессу: «Если я сказала, что женщина стоит наряду с политическим руководителем, то, разумеется, имела в виду, что она стоит рядом с ним, отвечая за все женские задачи как его лучший товарищ и помощница. Я никогда не связывала это с дисциплинарным положением фрауэншафтсляйтерин по отношению к представителю власти и вообще не думала об этом. Авторитет представителя власти НСДАП устно и письменно установлен настолько однозначно, что всякое рассуждение об этом противоречит национал-социалистической идее». Лею пришлось отступить после получения 19 ноября 1937 г. уведомления о том, что высказывания Шольц-Клинк совпадают с мнением фюрера и его заместителя Гесса и что они оба «полностью удовлетворены ее работой и не хотят никаких изменений» [8].

В соответствии с официальной статистикой имперского управления по работе с женщинами, по состоянию на 1 июня 1937 г. в управлении гау НСФ работали в среднем 9 начальниц отделов, 8 начальниц подотделов, 13 ответственных исполнительниц и референток, 21 помощница, а также машинистки и конторские служащие. В начале 1940-х гг. в управлениях некоторых гау были заняты более 100 женщин. При этом гау НСФ Восточная Пруссия располагала 121 сотрудницей, в управлении гау Дюссельдорф была занята 91 служащая, в небольшом гау Баварская Восточная Марка управленческий аппарат состоял из 20 человек, в гау Шлезвиг-Гольштейн из 22. На общественных началах в управлениях гау были заняты 23,4% служащих, для остальных 76,6% с НСФ была связана постоянная оплачиваемая работа. Известно, что в гау Вюртемберг-Гогенцоллерн жалованье получали 67 женщин, а в гау Северная Вестфалия 160 [12]. О размерах чиновничьего аппарата НСФ можно судить по данным из округа Брухзаль. В 1936 г. руководительница округа располагала отделами «Год домоводства», «Обучение матерей», «Экономическое домоводство», «Пограничные территории и заграница», «Культура Воспитание Обучение», «Расовая политика». Их руководительницы одновременно возглавляли соответствующие отделы в окружной организации ДФВ [13].

Как отмечает американский историк и социолог Дэвид Шёнбаум, по количеству функционеров НСФ уступала только Германскому трудовому фронту (ДАФ) и Национал-социалистическому союзу чиновников, но женская организация занимала предпоследнее место по количеству функционеров, состоящих в нацистской партии (чуть более 30%), опережая по этому показателю только ДАФ [14].

На самой вершине чиновничьей пирамиды НСФ находилась имперская руководительница женщин Гертруда Шольц-Клинк. С 1 января 1934 г. она стояла во главе Немецкой женской Службы труда (ДФАД), а 24 февраля 1934 г. была назначена руководительницей НСФ и ДФВ [15]. По мнению немецкой исследовательницы Дёрти Винклер, Гесс и его консультанты не случайно поставили во главе НСФ именно Шольц-Клинк. «Она не имела ни непосредственного доступа к фюреру, ни «внутренней власти» в НСДАП. К тому же она не обладала никакими собственными идеями о женской работе партии, ее речи и произведения были точным повторением партийной пропаганды и гитлеровских цитат. Но имперская руководительница женщин сама была лучшей пропагандой в застегнутой на все пуговицы блузе, с прической, напоминающей тонзуру, и со своими одиннадцатью детьми она стала фирменным знаком «немецкой женщины и матери»» [16].

Современники и современницы считали, что Шольц-Клинк бесцветна, не особенно привлекательна внешне и не обладает выдающимся умом. В 1936 г. одна из сотрудниц назвала ее «простой, скромной женщиной». Как рассказала чиновница управления по работе с женщинами ДАФ Алиса Рильке, стиль руководства Шольц-Клинк часто вызывал недовольство подчиненных, «потому что имперская руководительница женщин мало занималась работой среди женщин, а вместо этого плела интриги, заметно больше интересовалась преумножением своего благосостояния и неделями не появлялась на службе» [17]. В то же время Шольк-Клинк была молода, честолюбива и прагматична. Позднее она изображала себя верной национал-социалисткой, которая ревностно пыталась делать все, что в ее силах, на любом посту, куда направляла ее партия, и никогда не пыталась получить ту или иную должность ее «призывали», и она выполняла свой долг.

Шольц-Клинк приходилось бороться за любые проявления самостоятельности. Она постоянно испытывала давление фюрера ДАФ и имперского организационного руководителя рейхсляйтера Роберта Лея. Имперская руководительница женщин, которую, несмотря на все ее честолюбие, нельзя было назвать ни воинственной, ни властолюбивой, в ноябре 1936 г., как раз в те дни, когда ей был вручен золотой значок НСДАП, пожаловалась на то, что действия Лея препятствуют всякому разумному сотрудничеству между НСФ и ДАФ в сфере профессионального обучения молодых женщин. В начале 1937 г. трения достигли таких масштабов, что Шольц-Клинк и Лей с трудом смогли заключить временное соглашение о разграничении компетенций, и то лишь в области мировоззренческой подготовки женщин [18].

В качестве имперской руководительницы женщин Шольц-Клинк стояла в партийной иерархии ниже, чем имперские руководители-мужчины. Позднее она пыталась оспорить мнение о низкой значимости собственной персоны в глазах руководителей НСДАП: «Что касается моего собственного положения, то следует пояснить, что меня привлекали на все заседания гауи рейхсляйтеров, что на публичных мероприятиях, как и во время моих визитов в зарубежные страны, мне постоянно предоставлялся статус рейхсляйтера, и я не могу припомнить ни единого случая, когда к этому статусу было бы проявлено неуважение» [19]. Действительно, различные партийные руководители, например, Альфред Розенберг, состояли с Шольц-Клинк в переписке, приглашали ее на официальные мероприятия и не забывали поздравить с днем рождения, но обнаруженные историками документы свидетельствуют о том, что они лишь поддерживали фикцию [20]. Лей приравнял ранг имперской руководительницы женщин к рангам руководителей главных управлений НСДАП и гауляйтеров, в то время как фюреры других дочерних организаций нацистской партии одновременно имели звание рейхсляйтера НСДАП и стояли на партийной пирамиде на ступеньку выше ее [21].

Шольц-Клинк ни разу не удостоилась аудиенции у Гитлера, хотя утверждала, что, «как и все остальные значимые люди», говорила с фюрером, «когда этого хотела» [22]. Однако ее рассказы о якобы имевших место встречах с фюрером неправдоподобны. По ее словам, она утомляла Гитлера во время беседы, давая ему выговориться, а потом проводила свою точку зрения [23]. Но для Гитлера было типично совершенно другое изматывать собеседника бесконечными монологами и навязывать свое мнение. 24 января 1938 г. Шольц-Клинк просила шефа партийной канцелярии Мартина Бормана: «Так мне до сих пор не удалось ни разу обсудить с фюрером области задач женщины, я обращаюсь к вам с просьбой, организовать для меня беседу с фюрером в Вашем присутствии, во время которой у меня была бы возможность в совершенно общем виде доложить о важнейших вопросах, касающихся женщин» [24].

Постоянные конфликты Шольц-Клинк с ведущими партийными функционерами из-за полномочий, неуважение и пренебрежение ею со стороны коллег-мужчин, фактическое бессилие женской организации измотали ее. Авторитарный стиль руководства имперской руководительницы женщин создал ей врагов и в собственных рядах. После выхода замуж за Хайсмайера она все больше уходила в личную жизнь.

В служебные обязанности Шольц-Клинк входили подготовка приказов, директив и указаний для НСФ и ДФВ, руководство работой РФФ, прием иностранных делегаций, пропагандистские поездки за границу, участие в разного рода представительских мероприятиях. Как правило, это были митинги женщин, на которых Шольц-Клинк выступала с речами. Она регулярно проводила встречи с руководительницами гау НСФ, различные организации Третьего рейха приглашали ее принять участие в открытии той или иной выставки, возложении венков, пленарном заседании. По данным итальянского историка Массимилиано Ливи, только с апреля 1937 по сентябрь 1942 г. имперская руководительница женщин приняла участие в 230 мероприятиях, в основном на общегерманском уровне [25].

Верхушку чиновничьего аппарата НСФ составляло имперское управление по работе с женщинами РФФ. Еще при своем вступлении в должность Шольц-Клинк получила от Гесса полномочия подбирать себе сотрудниц, не считаясь с мнением партийных и государственных руководителей-мужчин. Она оставила в РФФ некоторых женщин, уже работавших при ее предшественниках, других же сотрудниц, с которыми, как правило, уже была знакома лично, выбирала в гау НСФ. Многие из них происходили из буржуазных семей, были хорошо образованы и преуспели на профессиональном поприще в качестве юристов, экономистов, журналистов, четыре из них являлись докторами наук [26]. Управление «Народное хозяйство домашнее хозяйство» возглавила экономист Эльза Форверк, имевшая степень доктора, управление «Право и улаживание» известная ученый и юрист Ильза Эбен-Сервес, заместительницей Шольц-Клинк стала Эльза Пауль, которая была совершенно неизвестна широкой общественности, но выполняла в РФФ важные административные функции [27].

Если в различных ведомствах, управлениях, подразделениях РФФ в июне 1936 г. работали 170 сотрудниц, то к апрелю 1941 г. их количество возросло до 580. В составе РФФ к этому времени насчитывалось 125 различных служб, в том числе управление штаба, коммерческое управление, почтовая служба, регистратура, секретариат имперской руководительницы женщин, отдел кадров, отдел проверки «арийского» происхождения участниц НСФ, управление вербовки ораторов и т.д. В целом РФФ состояло из одного высшего управления, одного главного управления, 12 управлений, 40 главных инстанций, 62 инстанций, 32 вспомогательных инстанций. В нем нашли свои рабочие места 148 штатных сотрудниц, 159 машинисток, 98 помощниц, 25 водителей. Хотя сама Шольц-Клинк не имела права принимать на службу сверх штата новых сотрудниц, это делалось с помощью сложной бюрократической процедуры, в которую были вовлечены Рудольф Гесс, партийный казначей Франц Ксавер Шварц и гауляйтеры [28].

После войны Шольц-Клинк утверждала, будто вместе со своими сотрудницами создала «нечто вроде государства в государстве. В моем министерстве были отделы экономических вопросов, вопросов воспитания, колониальных дел, вопросов потребления и здравоохранения, образования и благотворительности. Ни один мужчина туда не вмешивался. Мы могли позволить себе все, что угодно» [29].

Следующую ступень административной пирамиды НСФ занимали руководства гау гауляйтунги. Во время основания НСФ в октябре 1931 г. руководительницы гау были наделены незначительными полномочиями: в каждом структурном подразделении НСДАП, начиная от местной группы и кончая гау, учреждались должности консультанток по вопросам работы с женщинами. Сама же руководительница НСФ, тогда это была Эльсбет Цандер, занимала пост консультантки в имперском управлении партии. Консультанток на уровне гау назначали соответствующие гауляйтеры по согласованию с Цандер. Их задачи состояли в том, чтобы «одними только консультациями» помогать гауляйтерам решать «поставленные задачи», давать советы по выполнению тех или иных работ. В отношении нижестоящих должностных лиц НСФ в партийных округах они тоже выполняли лишь консультативные функции, поскольку те, в свою очередь, подчинялись крайсляйтерам НСДАП. Единственным их правом было проведение инспекторских проверок нижестоящих звеньев женской организации, распоряжение о которых также могло исходить только от гауляйтеров. Та же система действовала и на нижних этажах партийной иерархии. Имперский организационный руководитель НСДАП Грегор Штрассер специально подчеркивал, что в будущем особое значение придает децентрализации работы среди женщин в рамках местных партийных групп. В апреле 1932 г. в результате ропота в рядах самой НСФ и поражения Гитлера на президентских выборах Штрассер расширил полномочия руководительниц. Хотя в его распоряжении говорилось, что, по его убеждению, «работа среди женщин внутри Движения должна даже больше, чем прежде, быть заботой ответственного политического руководителя», начальницы гау НСФ были включены в штат сотрудников гауляйтунгов НСДАП, им было предоставлено право отдавать распоряжения нижестоящим подразделениям женской организации, а руководительницы округов и местных ячеек были прямо подчинены им. В женской организации теперь проводился принцип фюрерства, означавший, что руководительница фрауэншафта лично, а не ее подчиненные, несет ответственность за выполнение всех приказов сверху. Относительно руководительниц местных ячеек Штрассер подчеркнул, что они, хотя и получают распоряжения от консультанток в гау и округах, «должны приспосабливать свои решения в рамках работы с женщинами к мероприятиям соответствующего политического руководителя и не могут нарушать их» [30].

Впрочем, еще до прихода национал-социалистов к власти консультантки активно сотрудничали со «своими» гауляйтерами, с которыми нередко были знакомы с первых лет существования нацистского Движения. Некоторые из этих нацистских активисток именно благодаря гауляйтерам лично знакомились с высшими руководителями нацистской Германии, включая Геббельса и самого Гитлера. Гауляйтер Бадена Роберт Вагнер хорошо знал Гертруду Шольц-Клинк, гауляйтер Швабии Карл Валь свою консультантку Магду Доннер, гауляйтер Рейн-Пфальца Йозеф Бюркель Паулину Швицгебель, гауляйтер Гессена-Нассау Якоб Шпренгер Эрну Вестернахер, гауляйтер Саксонии Мартин Мучман Шарлоту Рюлеман и т.д. Нередко между ними возникали дружеские отношения, о чем свидетельствуют взаимные частные визиты и совместные праздники. А в Мюнхене многие знали о том, что у гауляйтера Мюнхена-Верхней Баварии Адольфа Вагнера и его консультантки Луизы Роммельт есть внебрачный сын [31].

Средний возраст руководительниц гау НСФ при вступлении в должность составлял около 40 лет. Большинство из них в годы Первой мировой войны были добровольцами Германского Красного Креста или медицинскими сестрами в полевых госпиталях. Британская исследовательница Джил Стефенсон пишет, что они происходили, главным образом, из мелкобуржуазной среды [32], но исследования последних лет показали, что их отцами были фабриканты, владельцы крупных торговых фирм, высшие чиновники, служащие, а некоторые из них были дворянками. Например, в апреле 1941 г. три из 41 гау НСФ возглавляли дворянки (фон Миттервальнер, фон Хофман и фон Вольф в гау Каринтия, Кельн-Аахен и Мекленбург). Смиталь, руководительница гау Штирия, имела степень доктора наук [33]. Только одна из руководительниц гау происходила из крестьянской семьи. Типичная руководительница гау НСФ это горожанка, закончившая реальную школу, затем лицей, получившая профессию учительницы, медицинской или социальной работницы. Большинство из них можно причислить к «старым бойцам», потому что нередко они вступали в партию раньше, чем их мужья, не только до 1933-го, но даже до 1930 г. Как правило, они все свободное время проводили на службе, а воспитание детей поручали домашней прислуге. Чтобы воспрепятствовать созданию имиджа «синего чулка», «суфражистки», «бой-бабы», они, как и Шольц-Клинк, всем своим поведением демонстрировали скромность, готовность пойти на жертвы, самоотречение, постоянную готовность помочь коллегам-мужчинам.

Рабочий день руководительницы гау НСФ состоял из ознакомления с приказами гауляйтера и РФФ, поддержания контактов с представителями различных нацистских организаций, проведения совещаний и пресс-конференций, организации крупных мероприятий, приема «соотечественниц» рядовых гражданок. Помимо того, они выполняли представительские функции, в том числе выступали на различных мероприятиях от лица имперской руководительницы женщин. Многие из них занимались политической публицистикой. Руководительницы гау постоянно интересовались положением дел в материнских школах, принимали на работу в них персонал: женщин-юристов, управляющих, медицинских сестер, мастериц домоводства. Наконец, ежедневный распорядок начальницы гау НСФ включал отдачу приказов начальницам округов, количество которых в отдельных гау превышало 6034. Несомненно, руководительницы гау НСФ были частью политической элиты Третьего рейха, что лишний раз подтверждалось тем, что их приглашали на заседания для высших функционеров НСДАП, проводившиеся дважды в год. Четыре раза в год их собирала в Берлине Гертруда Шольц-Клинк, ежегодно именно они вместе с начальницами округов и сотрудницами РФФ составляли аудиторию слушательниц, перед которыми выступал Гитлер в рамках очередного партийного съезда [36].

О том, что многие из руководительниц гау НСФ вели себя независимо по отношению к мужчинам, возглавлявшим партийные и государственные инстанции, свидетельствуют показания одной из сотрудниц штаба гау НСФ в генерал-губернаторстве, которым управляла Мелани Альдингер. По словам этой сотрудницы, руководители-мужчины из близкого окружения генерал губернатора Ганса Франка напрасно старались «втянуть фройляйн Альдингер в чисто внешние вещи. Десятки раз я видела, как фройляйн Альдингер нервничала, когда опять приходило приглашение на какое-нибудь представительское мероприятие. Альдингер ненавидела все поверхностное и поэтому совершено не заботилась об общении с господами, которые разыгрывали из себя властителей в чужом пространстве. Она не употребляла косметику, не курила и не носила вечерних платьев. Я ни разу не видела фройляйн Альдингер одетой во что-то иное, кроме как в простой черный служебный костюм без знаков различия» [37].

Немало обязанностей возлагалось и на начальниц отделов в управлениях гау женской организации. Так, руководительница отдела обучения гау сама выступала с докладами в школах НСФ и перед рядовыми участницами НСФ/ДФВ, планировала проведение учебных курсов в школах, проведение заседаний руководительниц на уровне округов, организовывала крупные мероприятия для рядовых участниц. Она же отвечала за обучение претенденток на занятие руководящих должностей в БДМ, НСВ, ДАФ, Имперском продовольственном сословии и сестер Германского Красного Креста. Для выполнения этих задач ей приходилось сотрудничать с расово-политическим управлением НСДАП, командованием военного округа, криминальной полицией [38].

Руководительница следующей ступени начальница округа НСФ/ДФВ в дисциплинарном отношении подчинялась крайсляйтеру НСДАП, ежедневно получала приказы от руководительницы гау, но и сама располагала немалым пространством, на котором могла принимать самостоятельные решения, руководить. Ее подчиненные были обязаны точно следовать отдаваемым ею инструкциям. Руководительницы местных групп ортсфрауэншафтов были обязаны устанавливать контакт с теми женщинами, которые не состояли ни в НСФ, ни в других нацистских организациях, отвечали за ознакомление жительниц населенного пункта с новыми законами и распоряжениями, подробно разъяснять их отдельные положения, добиваться положительного отношения к таким непопулярным у населения постановлениям, как законы «О наследственном здоровье», «О гражданстве рейха», «О защите немецкой крови и немецкой чести» [39].

Исполнение служебных обязанностей в НСФ требовало от женщин довольно больших затрат времени и сил, точного выполнения указаний сверху, принятия самостоятельных решений, активности. Нижние ступени иерархической лестницы в НСФ/ДФВ занимали восторженные приверженки национал-социализма, которые в основном и вели работу с рядовыми участницами женской организации и с женским населением вообще. Но РФФ не питало иллюзий относительно уровня их образования и интеллекта, а потому рассматривало их обучение и мировоззренческую подготовку как одну из важнейших задач. В выступлениях окружного руководства НСФ и НСДАП при открытии школы руководительниц гау Баден в Брухзале в октябре 1934 г. говорилось о пробуждении «немецкой души», «чтобы нести в наш народ любовь и радость ко всему доброму, прекрасному и великому, немецкую верность, веру, немецкие нравы, благоговение перед старинными обычаями». Из женщин, занимающих должности в НСФ, следовало воспитывать «руководительниц» и «бойцов», чтобы они влияли на население в духе нацистской идеологии. Им вменялось в обязанность научить большинство немок «служить, идти на жертвы и выполнять свой долг» [40].

Подготовка руководительниц ячеек фрауэншафтов НСФ всех уровней затрагивала различные мировоззренческие и политические темы, так или иначе касающиеся работы женской организации. Руководительницы фрауэншафтов могли принимать участие в текущих учебных вечерах местной группы НСДАП. В каждой окружной ячейке НСФ была учреждена должность руководительницы по обучению, задачи которой состояли в мировоззренческой подготовке всех действующих в округе начальниц НСФ, контроле над их работой и немедленном вмешательстве при возникновении любых неясностей. Ей вменялось в обязанность быть особенно активной в небольших или проблемных местных группах НСФ. В городах и сельских населенных пунктах, имевших хорошие пути сообщения, руководительницы всех фрауэншафтов округа или местной группы должны были проходить курсы повышения квалификации не реже одного раза в месяц. Несмотря на это в некоторых регионах Германии в Рурской области, в католических районах они с трудом выполняли свою работу по национал-социалистической индоктринации женщин. Поэтому с руководительницами фрауэншафтов проводились упражнения в подготовке набросков и дидактических элементов докладов, помимо того, их обучали свободно владеть речью, умело вести дискуссию, интересно рассказывать, соединяя собственный опыт с положениями нацистской идеологии [41].

Поскольку важнейшей функцией руководительниц были исполнение приказов и их передача нижестоящим инстанциям, постольку в начале марта 1938 г. была издана специальная инструкция о том, как «старательной» начальнице фрауэншафта следовало доводить до подчиненных приказы РФФ. Как хорошая и убежденная национал-социалистка, она должна была знать, что все мероприятия разрабатываются не конторскими служащими, далекими от реальной жизни, а женщинами, которые ревностно служат национал-социализму. Ей вменялось в обязанность внимательно изучить распоряжение, а в случае возникновения сомнений проконсультироваться у специалистов. Руководительница несла ответственность за доверие всех участниц группы к нацистской партии и государству, то есть должна была заботиться о том, чтобы все женщины считали любые распоряжение НСДАП и НСФ абсолютно верными. Ей следовало научиться передавать распоряжения очень близко к тексту, почти буквально, и комментировать те места, которые могут вызывать различные толкования. Категорически запрещались личные замечания, сожаление, извинения и т.п. Наконец, выполнение распоряжения не должно было перерождаться в критику и возражения или, что еще хуже, «деградировать до уровня парламентского голосования» [42]. Распоряжения РФФ распространялись в виде бюллетеней информационной службы, которые публиковались раз в две недели и рассылались не только в гау и округа, но и в местные группы НСФ. В годы войны их тираж доходил до 120 тысяч экземпляров [43].

Размещено на Allbest.ru

...

Подобные документы

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.