главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество Библиотека Revolution
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 



Ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем

Уголовно–правовая характеристика легализации денежных средств или имущества, приобретённых незаконным путём, совершенствование уголовного законодательства. Отграничение преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ, от смежных составов преступлений.

Рубрика: Государство и право
Вид: дипломная работа
Язык: русский
Дата добавления: 22.04.2010
Размер файла: 76,7 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика "грязных" денег
Попытки законодательного регулирования противодействия легализации (отмыванию) денежных средств полученных незаконным путем. Криминологическая характеристика легализации денежных средств и иного имущества. Уголовно-правовая характеристика легализации.
дипломная работа [95,6 K], добавлена 21.10.2008

2. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем
Правовые основы противодействия легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем. Международное законодательство в области борьбы с легализацией (отмыванием) доходов, приобретенных преступным путем. Признаки и анализ составов преступления.
дипломная работа [90,8 K], добавлена 12.12.2010

3. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ
История развития уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ. Юридический анализ составов преступлений, предусмотренных ст. 228 Уголовного кодекса России. Проблемы квалификации данных преступлений.
дипломная работа [85,6 K], добавлена 09.10.2010

4. Методика расследования экономических и других преступлений
Рассмотрение некоторых видов общественно опасных деяний. Расследование присвоения или растраты чужого имущества (ст. 160 УК РФ); легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ).
контрольная работа [28,7 K], добавлена 13.09.2011

5. Проблемы отграничения самоуправства от смежных составов преступлений
История развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за самоуправство, его уголовно-правовая характеристика, объекты и субъекты. Отграничение самоуправства от преступлений против собственности, превышения должностных полномочий.
дипломная работа [84,1 K], добавлена 16.06.2010

6. Уголовно-правовая характеристика мошенничества
История развития уголовного законодательства о мошенничестве. Ответственность за мошенничество в уголовном законодательстве России. Спорные вопросы квалификации мошенничества. Проблемы отграничения мошенничества от смежных составов преступлений.
дипломная работа [113,9 K], добавлена 03.08.2012

7. Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков
История становления законодательства по противодействию незаконному обороту наркотиков в России. Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных статьей 230 УК РФ. Спорные вопросы квалификации cклонения к потреблению наркотических средств.
курсовая работа [49,4 K], добавлена 07.05.2012

8. Уголовно-правовая охрана семьи и детей
История правового регулирования преступлений против семьи и детей. Признаки и классификация составов преступлений, предусмотренных статьями 156 и 157 УК России. Предложения, направленные на совершенствование уголовного законодательства данной сферы.
дипломная работа [107,1 K], добавлена 10.12.2010

9. Методика расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков
Понятие криминалистической характеристики преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, элементы, планирование их расследований. Первоначальные следственные действия по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств.
дипломная работа [79,1 K], добавлена 26.12.2010

10. Уголовно-правовая характеристика отмывания доходов
Исторический опыт в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем. Социально-экономическая обусловленность уголовно-правовых мер противодействия легализации (отмыванию) доходов, приобретенных преступным путем.
дипломная работа [94,5 K], добавлена 16.06.2010


Другие документы, подобные Ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем


Вместе с тем не исключена возможность создания организованной группы для совершения и одного преступления, которое требует достаточно серьезной и тщательной подготовки. В частности, совершение одной финансовой операции или другой сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем (легализация).

Выработанные наукой уголовного права признаки организованной группы (устойчивость и организованность) все же не имеют четких критериев, позволяющих безошибочно констатировать в действиях группы не просто предварительный сговор, а также согласованность действий и устойчивость существования, которые свидетельствуют о сложной форме соучастия. И в частности, это касается рассматриваемых нами деяний. Анализ уголовных дел, возбужденных по ч. 4 ст. 174 или 174.1 УК РФ, показал, что квалификация деяний по признаку организованной группы сводится к тому, что правоохранительные органы под признаком организованности понимают организацию деятельности юридического лица, осуществляющего операции по легализации: штатный состав, полномочия и т.п. При этом под устойчивостью понимается длительность существования самой фирмы. Такую практику необходимо признать неправильной, так как любая предпринимательская, экономическая деятельность должна носить и носит организованный характер (штат сотрудников; устойчивые, профессиональные связи; наличие начальника-организатора и работников-исполнителей; длительное время существования и т.п.). Организованной группой по смыслу ч. 4 ст. 174 и 174.1 УК РФ следует считать только такую группу, которая сорганизовалась не просто в рамках хозяйствующего субъекта для достижения экономических целей, а образовался ее стабильный состав, с тесными взаимосвязями между членами и т.п. для достижения единой цели - отмывания доходов. Группа лиц в соответствии с данной нормой УК РФ будет считаться организованной не потому, что сама легализация (операции) совершалась в организованном хозяйственном коллективе, а потому, что в рамках существующего коллектива образовалась группа лиц, с признаками организации, исключительно для совершения преступлений, предусмотренных ст. 174, 174.1 УК РФ. Сведения, относящиеся к личности преступника, не позволяют составить целостной системы такого преступления, как легализация. Необходимо выявить связь полученной информации о личности предполагаемого преступника с другими элементами криминалистической структуры преступления: способом его совершения, предметом преступного посягательства, местом и временем совершения преступления, обстановкой.

Определение признаков субъективной стороны и субъекта легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных заведомо преступным путем, имеет важное теоретическое и практическое значение. Отсутствие четких, научно обоснованных представлений о форме и специфических характеристиках вины лица при совершении этого преступления, а также распространенность диаметрально противоположных точек зрения относительно качеств субъекта легализации преступных приобретений, может заметно затруднить применение ст. 174, 174.1 УК РФ в следственно-судебной практике. Преступная деятельность во многом обусловлена психическими особенностями субъекта посягательства. Являясь элементом легализации, как реального явления действительности, психическая деятельность включает в себя психические и физиологические процессы, управляющие поведением виновного при совершении преступления. Прежде чем приступить к деятельности по легализации преступных доходов, виновный должен осознать факт преступного происхождения средств, подлежащих легализации, а также определить условия, на которых другое лицо передаст ему для легализации денежные средства или иное имущество. Принятие решения о согласии или несогласии на участие в легализации преступных средств обусловлено привлекательностью таких условий, объемом информации об объекте действий, а также оценкой нормативно-правового регулирования сфер деятельности, где может быть осуществлена легализация. Психическое отношение лица к выполнению действий, образующих объективную сторону состава легализации преступных приобретений, характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает фактический характер и общественную опасность своих действий и желает их совершения. Осознание общественно опасных последствий остается за рамками формального состава рассматриваемого деяния. Эта точка зрения является практически общепринятой среди отечественных ученых-криминалистов, обращавшихся к теме исследования признаков состава легализации преступных приобретений См.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2002, С.223; Гаухбах Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998.С.193.. Особенностью интеллектуального момента прямого умысла при легализации преступных приобретений является сознание виновным преступности завладения предметом преступления. Сознание лицом общественной опасности своих действий при совершении рассматриваемого деяния как раз и определяется осведомленностью виновного о преступном способе отчуждения денежных средств или иного имущества, поскольку, как неоднократно отмечалось ранее, действия, образующие объективную сторону легализации преступных приобретений вне связи с предметом, не представляют самостоятельной общественной опасности, и предмет преступления становится, таким образом, центральным элементом состава легализации преступных приобретений, что оказывает влияние на формирование особого набора субъективных признаков исследуемого состава преступления. Необходимо в этой связи отметить, что в Общей части отечественного уголовного закона трудно найти правовые основы определения формы вины в составе того или иного преступления, когда общественно опасное деяние не является центральным признаком состава преступления. Для признания умышленной вины, в действиях лица совершающего сделки или финансовые операции с денежными средствами или иным имуществом, приобретенным преступным путем, или использующего таковые при осуществлении предпринимательской или иной экономической деятельности, необходимо установить, что степень осведомленности виновного о преступности приобретения предмета была исключительно высока. С этим отчасти связано и указание законодателем на заведомое знание виновного о преступности отчуждения имущества или денег. Это обстоятельство повышает значение интеллектуального момента умысла для состава легализации преступных приобретений. Заведомость не является факультативным признаком субъективной стороны состава преступления. Это есть неотъемлемая черта интеллектуального момента умысла в отдельных составах преступлений. О заведомости в тексте норм Особенной части Уголовного кодекса РФ, законодатель упоминает лишь постольку, поскольку для некоторых составов преступлений характерны такие объективные признаки, которые зачастую не являются очевидными для любого лица (беременность потерпевшей при квалифицированном убийстве, малолетство потерпевшей при особо квалифицированном изнасиловании, ложность сообщаемых сведений при клевете и т. п.). Таким образом, используя термин «заведомо», законодатель подчеркивает необходимость присутствия осведомленности виновного о подобного рода неочевидных признаках для наличия в содеянном единственного основания уголовной ответственности всех признаков состава преступления. В тех случаях, когда наиболее значимые объективные признаки деяния являются очевидными или общеизвестными как для виновного, так и для других лиц, необходимости законодательного указания на заведомое знание совершающим преступление об их наличии не возникает. В связи с рассмотрением интеллектуального момента умысла в составе легализации преступных приобретений, представляет интерес суждение П.Н. Панченко, который утверждает, что достоверность знания о преступной деятельности другого лица не должна ограничиваться понятием объективной доброкачественности источников осведомления, поскольку указанная доброкачественность еще не означает убежденности лица в реальности отраженных в полученных сведениях соответствующих фактов Панченко П.Н. Преступное попустительство. Иркутск,1996.С.47.. Это приводит к мнению о том, что лицо, виновное в совершении сделок, финансовых операций или иных экономически значимых действий с преступными приобретениями может не только знать, но и допускать с высокой степенью вероятности, что материальные ценности, являющиеся предметом его общественно опасного деяния, приобретены в связи с совершением преступления.

Допущение, которое нельзя отождествить с четким и неопровержимым знанием лица о данном обстоятельстве, еще не означает, что умысел виновного по своей форме является косвенным. Дело в том, что признак сознательного допущения характеризует не интеллектуальный, а волевой момент косвенного умысла в материальном составе (до принятия действующего ныне УК РФ, в отечественной уголовно-правовой литературе на это также обращал внимание А.И. Рарог, который предлагал отождествлять сознательное допущение только с волевым моментом косвенного умысла Светитская А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М, 1990. С. 21.. Против признания косвенного умысла формой вины в формальных составах в современной юридической литературе высказываются также Блинников В.А. и Устинов B.C., аргументируя это тем, что невозможно совершить сознательное общественно опасное деяние не желая, а лишь сознательно допуская его совершение. Таким образом указанные авторы также отождествляют допущение только с волевым моментом косвенного умысла в формальных составах преступлений Блинников В.А., Устинов B.C. Лжесвидетельство: уголовно-правовые, криминологические, уголовно-процессуальные и криминалистические аспекты. Ставрополь, 1999. С. 41.). Поэтому представляется не совсем правильным отождествлять с косвенным умыслом вид умысла в формальном составе, интеллектуальный момент которого характеризуется сознательным допущением наличия какого-либо юридически значимого фактического обстоятельства. В действующем уголовном законе, как верно замечено В.А. Якушиным, в свете научных рекомендаций уточнено содержание интеллектуальных моментов как прямого, так и косвенного умысла, изменилась трактовка характера предвидения общественно опасных последствий, которое в прямом умысле может варьироваться в пределах от возможности до неизбежности, в то время, как в косвенном умысле ограничивается только возможностью Якушин В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти,
1998.С. 139.. В ранее действовавшем российском уголовном законодательстве предвидение возможности наступления общественно опасных последствий вообще не упоминалось. В настоящее время, в соответствии с действующим УК РФ в формальных составах, где имеется такая характеристика интеллектуального момента умысла, как заведомость, умысел может быть только прямым. При этом сознание виновным одного из объективных признаков, образующих такой состав, может варьироваться от допущения с высокой степенью вероятности наличия такого признака до неопровержимого знания об этом.

Таким образом, формула интеллектуального элемента прямого умысла при легализации преступных приобретений может быть определена как такое состояние сознания виновного, когда он знал или, по крайней мере, допускал с высочайшей степенью вероятности, что преобразуемые им материальные ценности приобретены уголовно-противоправным способом, и не мог этого не допускать. Особое внимание заслуживает процесс определения виновным целей деятельности. При легализации основной целью действий виновного выступает стремление создать гражданско-правовые основания для приобретения права собственности на денежные средства или иное имущество, приобретенное преступным путем. В то же время для практической реализации этой цели виновный мысленно планирует преступление, определяет промежуточные цели своих действий, представляет себе их результат, ищет способы, средства их выполнения, выбирает время, место, сферу, благоприятную для использования при легализации, соучастников, формы отношений с ними, у него вырабатывается определенное отношение к действиям и их последствиям. Для легализации характерно, что в большинстве случаев помимо основной цели преследуются и иные цели. Так, достаточно часто целью становится увеличение средств, приобретенных преступным путем, и получение дополнительной прибыли при их введении в гражданский оборот. Легализация как сложная система предполагает необходимость определения виновным также целей промежуточных этапов легализации преступных доходов. К промежуточным целям легализации могут относиться предварительное отмывание (преобразование в другие виды валют, ценных бумаг и т.д.), отделение преступных доходов от источника их происхождения, инвестирование в легальную экономику. Промежуточные цели зависят от использования субъектом способа преступления. Мотивы действий субъекта легализации преступных доходов могут быть самыми разнообразными. Они обусловлены личностными особенностями виновного, его воспитанием, мировоззрением, влиянием личных и деловых связей, социальной средой. Данное преступление совершают в основном люди, достаточно обеспеченные, обладающие властными полномочиями или же зависимые от лиц, которые в результате преступления приобрели подлежащее легализации имущество. Основными мотивами совершения легализации являются желание жить не по средствам, стремление заработать как можно больше любым способом; покрытие расходов на приобретение дорогостоящих вещей, давление со стороны начальства, ложные представления о дружбе. В то же время для тех, кто профессионально занимается легализацией преступных доходов других лиц (финансовые консультанты, своеобразные брокерские фирмы в офшорах), участие в этом преступлении является основным источником доходов.

Глава 2. Проблемы и перспективы развития ответственности за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем

2.1 Отграничение преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ, от смежных составов преступлений

В действующем уголовном законодательстве России существует целый ряд преступлений, имеющих между собой определенное сходство, как по объекту посягательства, так и по другим элементам и признакам состава преступления. Уголовно-правовым запретом, который конкурирует с нормами ст. 174, 174.1 УК РФ, является ст. 175 УК РФ, предусматривающая ответственность за заранее не обещанное приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Преступление, предусмотренное ст.175 УК РФ, может осуществляться в двух формах:

1. заранее не обещанное приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем;

2. сбыт такого имущества.

Приобретение - это возмездное или безвозмездное получение имущества в любой форме (покупка, получение в дар, в обмен, в счет долга, в порядке возмещения убытков и т.п.), в результате которого приобретший получает возможность пользоваться и распоряжаться этим имуществом как своим собственным. Получение имущества только лишь на временное хранение не может рассматриваться как его приобретение, точно так же как передача имущества на хранение - его сбытом.

Сбыт - это возмездная или безвозмездная передача имущества, его отчуждение любым способом (продажа, дарение, обмен, передача в счет уплаты долга, возмещения причиненных лицом убытков и т п.).

В связи с этим для уяснения признаков состава легализации представляется целесообразным рассмотреть соотношение названного и сходного с ним преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ. Анализ содержания указанных норм свидетельствует об их схожести по ряду признаков. В связи с этим квалификация этих преступлений в следственной и судебной практике вызывает определенные сложности. По мнению В.Н. Зырянова, наличие в Уголовном кодексе ст. 174, 174.1 и 175 есть то препятствие, устранение которого переводит соответствующее деяние из плоскости прикосновенности к преступлению в плоскость соучастия в преступлении Зырянов В.Н. Попустительство по службе, совершаемое в правоохранительной сфере. Ставрополь, 1999. С.53.. Преступление, предусмотренное ст. 175 УК РФ, является, таким образом, формой прикосновенности к преступлению другого лица. Обязательным условием наступления ответственности по ст.175 УК РФ, так же как и за преступления, указанные в ст. 174, 174.1 УК РФ является наличие предшествующего преступления, в результате которого добыто имущество. Предметом приобретения или сбыта, может быть имущество, добытое в результате совершения деяний, образующих объективную сторону любого из преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, в то время как имущество, полученное в результате преступлений, предусмотренных ст. 193, 194, 198, 199, 199.1 и 199.2 УК РФ, не образует предмета легализации, за которую установлена уголовная ответственность. Отечественными криминалистами, рассматривавшими проблему соотношения этих уголовно-правовых запретов, приводились в основном одинаковые критерии их разграничения. Так, некоторым авторам критерием разграничения признаков этих преступлений виделась известная цель легализации преступных приобретений Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999.С. 111.. Отдельные авторы утверждали что, в отличие от субъекта состава заранее не обещанного приобретения или сбыта имущества, добытого преступным путем, которым, по смыслу закона, не может быть признан исполнитель или иной соучастник основного преступления, субъектом легализации преступных доходов может быть и участник основного уголовно наказуемого деяния Уголовное право. Особенная часть / под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1996. С. 197.. Наконец, некоторыми криминалистами обращалось внимание на то, что объективной стороной составов преступлений, предусмотренных ст. 174, 174.1 УК РФ, охватывается совершение всех сделок, отличных от «приобретательско - сбытовых». Действовавшая до 31 января 2002г. редакции ст.174 УК РФ, предусматривающая ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, облегчала отграничение рассматриваемых составов по источнику приобретения доходов. Преступлением в соответствии со ст.175 УК РФ признаются действия, когда источником приобретения имущества является преступный путь. Как может показаться на первый взгляд, в ст. 174 и 175 УК РФ законодатель определил критерии разграничения предусмотренных ими преступлений, указав на происхождение имущества, которое является предметом сделок. В частности, ст. 174 устанавливала уголовную ответственность за действия с имуществом, заведомо добытым незаконным путем, а ст. 175 УК - заведомо добытым преступным путем.

Общеизвестно, что добыть имущество незаконным путем - значит получить его в нарушение уголовного, гражданского, административного, банковского и другого законодательства. В данном случае речь идет не о каком-то отраслевом законе, а обо всем законодательстве РФ. Под имуществом, заведомо добытым преступным путем, понимается имущество, полученное в результате совершения преступления, то есть в результате нарушения уголовного законодательства. Уголовное законодательство является структурным элементом законодательства РФ, и, следовательно, понятие «незаконный путь» шире, чем понятие «преступный путь». В то же время это не противоречивые понятия: «преступно» означает «незаконно», «незаконно» также может означать «преступно».

Таким образом, учет только происхождения имущества, участвующего в сделках, предусмотренных диспозициями анализируемых статей, не позволял с полной уверенностью говорить о правильной квалификации содеянного. В связи с этим возникала и возникает необходимость поиска иных критериев отграничения действующих редакций рассматриваемых составов. Обратимся к законодательным конструкциям указанных преступлений. Прежде всего, остановимся на характере совершаемых виновными действий с денежными средствами и иным имуществом. Необходимо обратить внимание на то, что предметом преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ, является имущество, заведомо добытое преступным путем, в то время как предметом легализации преступных приобретений могут быть материальные ценности (денежные средства или иное имущество), приобретенные преступным путем. Это приводит к мысли, что предметом деяния, запрещенного ст. 175 УК РФ, может быть только имущество, способом завладения которым было совершение преступления. К таковому могут относиться, например, материальные ценности, изъятые путем кражи (ст. 158 УК РФ) или захваченные путем бандитского нападения (ст. 209 УК), либо продукты животного или растительного происхождения добытые путем совершения незаконной охоты (ст. 256 УК РФ). Иначе говоря, это те предметы, для которых характерна только непосредственная связь с основным преступлением. Предметом же легализации преступных приобретений, в отличие от тождественного признака состава приобретения или сбыта имущества, добытого преступным путем (ст. 175 УК РФ), могут быть и материальные ценности, приобретенные в зависимости от фактических обстоятельств преступной деятельности, например, полученные в награду за совершение преступления, а также (если толковать расширительно нормативные характеристики предмета преступления, предусмотренного ст. 174, 174.1 УК РФ) денежные средства или иное имущество, удержанные в результате совершения преступления.

Что касается материальной характеристики предмета легализации преступных приобретений, то таковым могут являться денежные средства, а также, как выяснилось ранее, вещные права, соотносимые с имуществом или деньгами (например, безналичные денежные средства во вкладах и на счетах в учреждениях финансово-кредитной системы), что также отличает исследуемый состав от приобретения или сбыта имущества, добытого преступным путем. Предметом заранее не обещанных приобретения или сбыта является только движимое имущество. Судебная практика свидетельствует о том, что таковым, как правило, выступают транспортные средства или запасные части к ним, бытовая аудио- и видеотехника, украшения, носильные вещи, то есть прежде всего предметы хищения.

Все сделки с использованием перечисленных предметов должны, таким образом, квалифицироваться по ст. 174, 174.1 УК РФ.

Еще одним отличием приобретения или сбыта имущества, добытого преступным путем, от легализации преступных приобретений, является то, что названный вид преступной деятельности, по смыслу закона, всегда является заранее не обещанным исполнителю или иному соучастнику, от чего не возникает сомнений в части отнесения его к одной из форм прикосновенности. Осуществление же действий, образующих объективную сторону состава легализации преступных приобретений, которые отличаются от так называемых «приобретательско-сбытовых» сделок, может быть участниками основного преступления и до его совершения, что не влияет на квалификацию содеянного по ст. 174, 174.1 УК РФ. В юридической литературе под сбытом имущества понимаются любые формы фактического отчуждения имущества в пользу другого лица. Сбыт имущества, добытого заведомо преступным путем, осуществляется посредством действий, которые внешне соответствуют продаже, дарению, мене, предоставлению займа, кредита, использованию в качестве средства платежа и т. д. Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Преступления в сфере экономической деятельности. М., 1998. С. 201. Таким образом, все формы сбыта соответствуют тем или иным видам многосторонних и односторонних гражданско-правовых сделок.

Так, Нижневартовским районным судом Ханты-Мансийского автономного округа переквалифицированы с ч. 3 ст. 174 на ч. 3 ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 175 УК РФ действия гр-н 3., В. и Б., обвиняемых органами предварительного следствия в том, что они скупали у водителей большегрузных машин дизельное топливо, зная о том, что оно краденое, а затем перепродавали его по фиктивным накладным различным фирмам и частным предпринимателям. При этом, исключая из обвинения ст. 174 УК РФ, суд указал, что виновные преследовали цель удовлетворения своих потребностей за счет чужой преступной деятельности, а не желание скрыть преступное происхождение приобретенного ими имущества.

В то же время понятие сделки в соответствии со ст. 153 ГК РФ определяется как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки с имуществом, отличные от финансовых операций - это действия граждан и юридических лиц с имуществом, отличным от денег, совершаемые с целями, определенными в ст. 153 ГК РФ. К таким сделкам следует относить: 1) банковские операции (например, привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов); 2) сделки кредитных организаций (например, доверительное управление имуществом по договору с физическими и юридическими лицами); 3) все виды гражданско-правовых сделок; 4) перемещение через таможенную границу товаров.

Очевидно, что понятие «сделка» значительно шире понятия «сбыт» и, таким образом, охватывает все его формы. Поэтому практическое разграничение анализируемых деяний при их квалификации представляет определенную сложность уже потому, что и совершаемые виновными действия с имуществом по объективным признакам могут совпадать.

Как известно, преступления, предусмотренные и ст. 174, и ст. 175 УК РФ, характеризуются с субъективной стороны прямым умыслом. При этом законодатель не придает квалифицирующего значения мотивам и целям действий виновных лиц. В то же время анализ их составов позволяет выделить цели действий виновных в каждом составе. Так, суть легализации заключается в придании правомерного вида владению, пользованию, распоряжению денежными средствами и иным имуществом, заведомо добытыми незаконным путем. Желая придать правомерный вид владению, пользованию, распоряжению какой-либо вещью, лицо должно, прежде всего, убедить в этом государство и общество. Приобретая имущество, заведомо добытое преступным путем, лицо может всячески скрывать его наличие у себя, а может, наоборот, вводя окружающих в заблуждение, говорить о том, что приобрело его на законном основании в результате совершения различных сделок. Если это необходимо, данное лицо может подготовить и поддельные документы, удостоверяющие законность приобретения имущества. В связи с этим возникает необходимость в квалификации действий лица, которое сначала приобретает имущество, заведомо добытое преступным путем, а затем в результате определенных действий уже от своего имени легализует их в процессе реализации. В данном случае лицо придает правомерный вид владению, пользованию, распоряжению имуществом в результате того, что иные лица воспринимают его как законного продавца. С одной стороны, в данном случае усматриваются признаки совокупности преступлений, предусмотренных ст. 174 и 175 УК РФ: приобретение будет выступать как первоначальная стадия процесса при условии, что лицо имеет заранее определенный умысел на легализацию имущества, заведомо добытого преступным путем. А с другой - указанные действия составляют признаки только одного преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ, поскольку сбыт имущества законодателем определен в качестве альтернативного наказуемого поведения. Кроме того, данные составы различаются по механизму совершения преступления и их субъектам. При легализации денежные средства и имущество «отмываются» лично, через посредников, а также через различные банковские и иные кредитные организации, которые в некоторых случаях не имеют представления о происхождении этих средств или имущества. Субъектом данного деяния является как лицо, непосредственно приобретшее преступным путем имущество, так и иное лицо, осуществляющее его легализацию. Таким образом, субъектом сделки может быть и лицо, которое само не добывало имущества и заранее не обещало его легализовать. Уголовная ответственность по ст. 175 УК РФ наступает только за заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Это означает, что субъектом данного преступления является не лицо, непосредственно добывшее имущество в результате совершения того или иного преступления, а иное лицо. Причем между лицом, отчуждающим преступно добытое имущество, и лицом, совершающим преступление, в процессе которого это имущество было получено, до совершения данного преступления отсутствует предварительная договоренность о сбыте имущества. Лицо соглашается на сбыт после совершения преступления, в процессе которого получено данное имущество. В противном случае действия сбывающего имущество лица будут рассматриваться как пособничество. Необходимо обратить внимание на то, что в процессе действий, составляющих объективные стороны данных составов преступлений, лица обладают, хотя и незаконно, определенными правами в отношении денежных средств и имущества, а также изменяют или прекращают свои права на них. По данному основанию, то есть по моменту возникновения, изменения, прекращения «права собственности», данные составы также различны. При легализации лицо уже до совершения данного преступления имеет «право собственности» на денежные средства или имущество. Оно приобретает это право в результате совершения преступления или иного правонарушения. Если данное лицо легализует денежные средства или имущество не само, а через посредников, то оно делегирует, то есть передает, им определенные правомочия, вытекающие из «права собственности» на эти денежные средства или имущество для того, чтобы последние могли совершить с ними необходимые операции и «отмыть». При этом виновный остается «собственником» денежных средств или имущества, как в процессе их отмывания, так и после этого, хотя естественно, что это право незаконно. С этой же точки зрения при заранее не обещанных сбыте или приобретении имущества, заведомо добытого преступным путем, лицо, занимающееся сбытом, определенный промежуток времени имеет на него «право собственности». В момент сбыта оно отчуждает имущество в пользу другого лица и передает ему это право. Таким образом, момент прекращения права собственности на имущество совпадает с моментом совершения преступления (в данном случае имеется в виду сбыт). При приобретении лицо становится фактическим владельцем имущества в момент совершения преступления, то есть этот момент совпадает с моментом возникновения права собственности. Следовательно, можно сделать вывод о том, что «право собственности» на имущество прекращается или возникает в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 175 УК РФ, тогда как при легализации лицо владеет, пользуется, распоряжается денежными средствами или имуществом до начала совершения преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, и не перестает оставаться их владельцем после легализации.

Данные преступления различаются по целям их совершения. Так, цель преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ - придание правомерного вида владению, пользованию, распоряжению денежными средствами или имуществом, заведомо добытыми незаконным путем. При совершении преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ, как отмечается в специальных источниках, лицо такую цель не преследует. Изучение судебной практики показало, что при рассмотрении дел, связанных с легализацией преступных доходов, вызывает трудности отграничение недобросовестного контрагента по сделке от преступника. Так, директор муниципального предприятия г. Нерюнгри (Республика Саха (Якутия)) Ю. обвинялась в мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и незаконной банковской деятельности. Преступление состояло в том, что в течение 1996 - 1997 гг. Ю., не имея лицензии на осуществление банковской деятельности, незаконно привлекла более 3 млн. рублей денежных средств в виде займов под обещание выплаты ежемесячных процентов. Кроме того, ей вменялось завладение путем мошенничества векселями двух коммерческих предприятий с условием возврата их стоимости в денежной форме. Однако, не имея намерения выполнить взятые на себя обязательства, Ю. погасила за счет похищенных ценных бумаг кредиторскую задолженность своего предприятия перед банком. Тем самым Ю. осуществила финансовую операцию с полученными заведомо незаконным путем денежными средствами, то есть совершила преступление, предусмотренное ст. 174 УК РФ в редакции 1996 года. Однако суд, не усмотрев состава мошенничества и отмывания денежных средств, полученных незаконным путем, оправдал Ю., мотивировав тем, что между Ю. и векселедержателями сложились договорно-правовые отношения и с ее стороны имело место лишь невыполнение принятых на себя гражданско-правовых обязательств по возврату долга, а следовательно, отсутствует и состав легализации денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления. При этом суд не принял во внимание то, что руководимое Ю. предприятие с 1995г. имело отрицательный баланс и большую задолженность перед двумя банками и администрацией города. Именно это обстоятельство было признано судом одним из фактов, подтверждающих наличие у подсудимой умысла на хищение денежных средств граждан по первому эпизоду мошенничества. На момент получения Ю. ценных бумаг от юридических лиц финансовое положение предприятия продолжало оставаться неудовлетворительным. Законные владельцы векселей показали в судебном заседании, что между ними и Ю. была достигнута договоренность о возврате им номинальной стоимости векселей в денежной форме. Однако для суда все это не послужило доказательствами наличия у подсудимой умысла на хищение ценных бумаг путем обмана Архив суда г.Нерюнгри.. Анализ судебной практики показал также, что на стадии предварительного расследования имели место случаи необоснованного вменения легализации денежных средств и иного имущества, добытого преступным путем. Нередко ошибочно квалифицировали по ст. 174 УК РФ факты распоряжения виновными ранее похищенным ими имуществом по своему усмотрению, тогда как подобные действия полностью охватываются соответствующими статьями гл. 21 Уголовного кодекса. Например, Ворошиловским районным судом г. Ростова-на-Дону был оправдан за отсутствием состава преступления по ч. 1 ст. 174 УК РФ гр-н Г. и переквалифицированы действия на п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ на том основании, что он продал как принадлежащий ему похищенный в результате совершенного им разбойного нападения магнитофон продавцу торгового павильона Архив суда г.Ростов-на-Дону..

Практика показывает, что нередко, когда первичными (или предикатными) преступлениями являлись различные виды хищений чужого имущества, факты продажи либо иного отчуждения похищенного квалифицировали как легализацию, а доказывание виновности лица в совершении преступления ограничивалось фиксацией самого факта продажи (отчуждения) похищенного без конкретизации обстоятельств придания имуществу легального статуса. Так, Когалымским горсудом Ханты-Мансийского автономного округа оправданы по ч. 3 ст. 174 УК РФ гр-не Б., К. и Г. Следствием они обвинялись в том, что, вступив в предварительный сговор, по фиктивной накладной, похитили алюминиевую проволоку на сумму 146574 руб. и легализовали полученные от реализации похищенного деньги. Таким образом, органы предварительного следствия необоснованно признали легализацией преступных доходов действия, связанные со сбытом похищенного Особенности прокурорского надзора за выявлением и расследованием преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем: методическое пособие. / Литвиенко А.Н. М., 2004. С. 101..

Действия Д., который с использованием подложных товарораспорядительных документов похитил гипсоволокно с одного из предприятий г. Барнаула и реализовал похищенное одному из частных предпринимателей, введя его в заблуждение относительно законности обладания этим товаром, органами предварительного следствия УВД Алтайского края были квалифицированы по ч. 1 ст. 159 и ч. 1 ст. 174 УК РФ. В приговоре по делу Д. Индустриальный районный суд г. Барнаула исключил квалификацию его действий по ст. 174 УК РФ, указав на то, что органы предварительного расследования ошибочно квалифицировали по этой статье сбыт подсудимым похищенного им имущества, поскольку состав хищения любого вида «изначально предполагает распоряжение похищенным имуществом и получение за него денежного эквивалента». Кроме того, по обоснованному мнению суда, отмывание денежных средств или иного имущества возможно лишь при осуществлении законной экономической, финансовой, предпринимательской деятельности. Суды, рассматривая дела данной категории, исходили из того, что для вменения ст. 174 УК в ее первоначальной редакции необходимо установление специальной цели - придание правомерного вида использованию вовне имущества, приобретенного незаконным путем, несмотря на то, что в ч. 1 этой статьи ни о какой цели речи не шло. Однако такая же интерпретация, как и в судебной практике, давалась ей в научной литературе. Так, Н.А. Лопашенко писала: "О наличии цели легализовать имущество или деньги свидетельствует название ст. 174 УК - "Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания. Саратов, 1997. С. 185.. По отношению к другим составам преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, выступает как «вторичное» преступление, поскольку для ее совершения уже необходимо имущество, полученное в результате какого-либо «первичного» преступления.

2.2 Предупреждение легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретённых незаконным путём

Законодательство Российской Федерации о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, формировалось под влиянием международных стандартов в области деятельности по выявлению, изъятию и конфискации денежных средств, иного имущества преступного происхождения, предусмотренных такими международными соглашениями, как Конвенция СЕ об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1998 г. № 141 (Страсбургская конвенция), Сорок рекомендаций FATF (Международная комиссия по финансовым мерам борьбы с отмыванием денег), Директива ЕЭС от 10 июня 1991 г. № 91/308/ЕЭС и др. На их основе был разработан и принят Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее Закон № 115-ФЗ) , в который федеральными законами от 25 июля, 30 октября 2002 г., 28 июля 2004 г., 27 июля 2006 г. внесены изменения и дополнения, направленные на дальнейшее его приведение в соответствие с указанной Конвенцией СЕ, дополнениями к Сорока рекомендациями FATF, решениями ООН о противодействии финансированию терроризма. Эминов Е.В., Логинов Ю.В., Бронников С.А. Квалификация экономических преступлений по уголовному законодательству М., 2004. С. 67. В Уголовный кодекс РФ (ст. 174, 174.1) внесены нормы об уголовной ответственности за действия, связанные с легализацией (отмыванием) преступных доходов и финансированием терроризма.

Новации, включенные в ст. 174 и 174.1 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г., производны от изменений, внесенных в Общую часть УК РФ. Устранение из Общей части УК ст. 16 повлекло исключение квалифицирующего признака неоднократности совершения преступлений из ст. 174 и 174.1 УК РФ. Из санкций ч. 2 и 3 исключена конфискация имущества. Видимо это сделано необоснованно и очевидно противоречит Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности. В соответствии со ст.2 Конвенции каждая сторона должна принять законодательные и другие необходимые меры, предоставляющие ей возможность конфисковывать орудия и доходы или имущество, стоимость которого соответствует этим доходам. Можно назвать такой шаг «завуалированной или скрытой» амнистией преступных капиталов. Прежде всего, отказ от конфискации означает, что все, что оказалось в руках криминалитета к моменту принятия указанных изменений в Уголовный кодекс, никогда уже не будет конфисковано. То есть, по существу, законодатель совершил легализацию всего того, что было нажито в период первоначального накопления капитала Якимов О.Ю. Легализация доходов, приобретенных преступным путем. СПб., 2005. С. 211.. Позицию такой амнистии в 2005г. поддержал и бывший Президент РФ В.В.Путин в своем ежегодном послании Федеральному собранию РФ от 25.04.2005г. оправдав это стимуляцией прихода капиталов в национальную экономику, с целью работы этих денег на российскую экономику, заверив, что «приход» будет сопровождаться лишь двумя условиями: уплата 13% подоходного налога и размещением соответствующих сумм на счета в российский банки. По своей юридической природе конфискация имущества является одним из наиболее серьезных наказаний имущественного характера. В международных правовых актах конфискация рассматривается как одно из наиболее серьезных средств борьбы с преступлениями, посягающими на национальную безопасность страны, такими как отмывание доходов от преступлений, других проявлений коррупции и терроризма.

Говоря о конфискации имущества как о мере наказания необходимо отметить, что данная мера в сочетании с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенными видами деятельности представляется наиболее перспективной. В конечном итоге наказание должно лишать преступника добытых преступлением имущества, льгот и преимуществ Мамедов А.А. Справедливость назначения наказания. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С.27.. Под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях. Так же реконструирован основной состав легализации преступных доходов путем устранения признака крупного размера совершенных финансовых операций и других сделок. Крупный размер с увеличением минимального количественного показателя до шести миллионов стал квалифицирующим обстоятельством. Для эффективной борьбы с легализацией (отмыванием) преступно полученных доходов недостаточно одних лишь уголовных мер, и их наличие не решает всех проблем предупреждения и пресечения такой деятельности. Международный опыт показывает, что для этого необходима система нормативно-правовых и превентивных мер, носящих разноотраслевой и комплексный характер. В Российской Федерации существует система законодательных и иных нормативных положений по недопущению доходов от преступной деятельности в легальный оборот. Стержнем системы и фундаментальной основой совершенствования норм об уголовной ответственности выступил Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Однако, нормативно-правовая основа борьбы с легализацией преступных доходов им не исчерпывается. В числе нормативных правовых актов, регулирующих различные аспекты противодействия отмыванию преступных доходов, можно назвать, в частности, Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», Федеральный закон «О банках и банковской деятельности», Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле». Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» и другие законодательные акты, затрудняющие легальный оборот преступно полученных доходов.

Федеральная система противодействия легализации преступных доходов на территории нашей страны в настоящее время представляет собой систему, включающую в себя следующие подсистемы:

1. нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность уполномоченного органа и иных органов государственной власти в области предупреждения, выявления, пресечения и профилактики «отмывания» денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем;

2. органов федеральной исполнительной власти, чьи функции по выявлению, предупреждению, пресечению и профилактике легализации преступных доходов определены Федеральным законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» и принятыми в соответствии с ним подзаконными нормативными актами.

Изложенные в нормативно-правовых актах предпринятые государством усилия по противодействию легализации преступных доходов можно подразделить на две большие группы: уголовно-правовые и иные меры.

Уголовно-правовые меры заключаются в криминализации деятельности по «отмыванию» денег и лежат в основе всей системы борьбы с данным общественно опасным явлением.

Иные меры в свою очередь направлены на обеспечение применения соответствующих норм уголовного законодательства об ответственности за легализацию преступных доходов, восстановление нарушенных прав и законных интересов граждан, организаций и государства, а также предупреждение и профилактику легализации криминальных капиталов на территории Российской Федерации. Они включают в себя нормы административного, гражданского, финансового и банковского права.

В настоящее время в области противодействия легализации денежных средств или иного имущества центральное место занимает целый ряд нормативно - правовых актов. УК РФ, в ст. 174 и 174.1 которого установлена ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. За нарушение предписаний Закона № 115-ФЗ предусмотрено два вида ответственности - административная и уголовная. Административная ответственность была введена Федеральным законом от 30 октября 2002 г. № 130-ФЗ "О внесении дополнений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" путем включения в КоАП РФ новой статьи 15.27 "Нарушение законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансировании терроризма".

Так, неисполнение организацией, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, действующего законодательства влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 10 до 20 тысяч рублей; на юридических лиц - от 50 до 500 тысяч рублей, либо административное приостановление деятельности на срок до 90 суток. Объективная сторона этого административного правонарушения заключается в нарушении законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансировании терроризма в части фиксирования, хранения и представления информации о таких операциях. Субъектом правонарушения по ст. 15.27 КоАП РФ являются как организации, осуществляющие такие операции, поименованные в ст. 5 Федерального закона № 115-ФЗ, так и должностные лица этих организаций. Субъективная сторона правонарушения, предусмотренного ст. 15.27, характеризуется как умыслом, так и неосторожностью. В соответствии со ст.23.62 КоАП РФ дела об административных правонарушениях по ст. 15.27 рассматривает федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий контроль за исполнением законодательства и уполномоченный принимать меры по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, то есть Федеральная служба по финансовому мониторингу. От ее имени рассматривать дела об административных правонарушениях вправе как руководитель Службы, его заместители, так и руководители ее территориальных органов, их заместители. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», который подводит базу под организацию в Российской Федерации подразделения финансовой разведки в лице уполномоченного органа в области противодействия легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, полученных преступным путем, вводит и регламентирует процедуры внутреннего и обязательного контроля, устанавливает права и обязанности физических и юридических лиц, связанные с их осуществлением. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности», определяющий в ст. 20 в качестве одного из оснований для отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций неоднократное нарушение в течение одного года требований Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Федеральный закон «О рынке ценных бумаг», устанавливающий в ст. 42 в качестве одной из функций федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг контроль за порядком проведения операций с денежными средствами или иным имуществом, совершаемых профессиональными участниками рынка ценных бумаг в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем. Налоговый кодекс РФ. Согласно ст. 86.1 НК РФ налоговому контролю подлежат расходы физического лица, являющегося налоговым резидентом Российской Федерации, приобретающего в собственность следующее имущество: недвижимое имущество, за исключением многолетних насаждений; механические транспортные средства, не относящиеся к недвижимому имуществу; акции открытых акционерных обществ, государственные и муниципальные ценные бумаги, а также сберегательные сертификаты; культурные ценности; золото в слитках.

Целью налогового контроля за расходами физического лица является установление соответствия крупных расходов физического лица его доходам.

Налоговый контроль за расходами физического лица производится должностными лицами налогового органа посредством получения информации от организаций или уполномоченных лиц, осуществляющих регистрацию соответствующего имущества, регистрацию сделок с этим имуществом, а также регистрацию прав на это имущество. Постановление Правительства РФ от 7 апреля 2004 г. № 186 "Вопросы Федеральной службы по финансовому мониторингу", в соответствии с которым данная служба непосредственно подчиняется Министерству финансов, определившее ее функции;

Постановление Правительства от 23 июня 2004 г. № 307 утвердило Положение о Федеральной службе по финансовому мониторингу, в котором конкретизированы ее основные полномочия. Данная служба не координирует деятельность силовых структур в части проведения следственных мероприятий, но она разрабатывает стратегию координационного межведомственного плана всех министерств и ведомств, которые участвуют сегодня в реализации выполнения Закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. По сути, Федеральная служба по финансовому мониторингу - это аналитический орган, занимающийся сбором, обработкой и анализом информации о движении денежных средств, относящихся к определенному виду операций, указанных в ст. 6 Закона. Вся поступившая информация анализируется, и на основе анализа делаются выводы, а далее, если имеются подозрения на то, что эти деньги связаны с отмыванием и легализацией, соответствующая информация передается в правоохранительные органы. Положение о представлении информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, регулирующее порядок представления в Комитет Российской Федерации по финансовому мониторингу информации, предусмотренной Федеральным законом "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма". Положение о предоставлении информации и документов Комитету РФ по финансовому мониторингу органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, определяющее порядок предоставления органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации (далее именуются - органы государственной власти) и органами местного самоуправления Комитету Российской Федерации по финансовому мониторингу (далее именуется - Комитет) информации и документов, необходимых для осуществления его функций (за исключением информации о частной жизни граждан). Постановление Правительства РФ от 8 января 2003 г. № 6 «О порядке утверждения правил внутреннего контроля в организациях, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом». Кроме того, существует ряд подзаконных актов принятых федеральными органами исполнительной власти (ФСФМ РФ, Банка России, ФКЦБ России) с целью детализации, конкретизации и обеспечения исполнения вышеперечисленных.

... читать дальше >>>

Поcмотреть текст работы Поcмотреть полный текст
Скачать работу можно здесь Скачать работу "Ответственность за легализацию (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов