главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество Библиотека Revolution
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 



Понятие исковой давности

Определение исковой давности. Основание применения исковой давности и последствия ее истечения. Правовые конструкции исковой давности: перерыв, приостановление, восстановление срока исковой давности. Сфера применения исковой давности и ее границы.

Рубрика: Государство и право
Вид: дипломная работа
Язык: русский
Дата добавления: 16.07.2010
Размер файла: 81,3 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Сроки исковой давности
Отличительные черты общих и специальных сроков исковой давности. Течение, приостановление, перерыв и восстановление течения срока исковой давности. Вопросы применения законодательства об исковой давности. Применение исковой давности в судебной практике.
дипломная работа [101,7 K], добавлена 16.07.2010

2. Сроки исковой давности
Правовое регулирование. Институт российского гражданского права. Понятие и значение срока исковой давности. Виды сроков исковой давности. Начало течения сроков исковой давности. Приостановление, перерыв течения и восстановление сроков исковой давности.
курсовая работа [33,1 K], добавлена 02.11.2008

3. Понятие, виды и последствия истечения сроков исковой давности
Общие положения о сроках в гражданском праве, направления и нормативно-правовые основы их регулирования. Понятие применения исковой давности. Способы определения исковой давности, последствия истечения, приостановление, перерыв и восстановление.
курсовая работа [35,5 K], добавлена 10.02.2013

4. Сроки в гражданском праве
Значение исковой давности, ее сроки. Виды сроков исковой давности. Начало течения, приостановление, перерыв, восстановление сроков исковой давности. Последствия истечения срока исковой давности. Требования, на которые не распространяется исковая давность.
курсовая работа [34,1 K], добавлена 20.12.2009

5. Сроки исковой давности в гражданском праве
Анализ развития института исковой давности. Характеристика видов, течения, приостановления и перерывов в сроке исковой давности. Правила и возможности восстановления, применения срока исковой давности. Сроки исковой давности в зарубежном законодательстве.
курсовая работа [40,8 K], добавлена 15.06.2010

6. Срок исковой давности
Анализ срока исковой давности как одного из видов срока защиты в гражданском праве. Определение начала его течения и правовые последствия истечения. Особенности приобретательной и исковой давности согласно ГК РФ. Понятие срока времени в исковой давности.
курсовая работа [27,6 K], добавлена 16.03.2010

7. Понятие процесса течения срока исковой давности
Понятие исковой давности как срока для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности. Начало течения срока исковой давности. Обстоятельства, влекущие приостановление течения срока исковой давности или его перерыв.
реферат [20,0 K], добавлена 01.08.2010

8. Виды сроков исковой давности. Приостановление, перерыв и восстановление сроков исковой давности
Понятие и виды сроков в гражданском праве, значение исковой давности. Начало течения, приостановление, перерыв и восстановление сроков исковой давности, последствия ее истечения и требования, на которые она не распространяется. Обзор судебной практики.
курсовая работа [39,8 K], добавлена 17.03.2011

9. Исковая давность
Общие положение о сроках в гражданском праве. Понятие исковой давности. Отличие сроков давности от других установленных законом сроков. Виды сроков исковой давности и правила их применения. Приостановление, перерыв и восстановление исковой давности.
курсовая работа [36,7 K], добавлена 21.12.2008

10. Исковая давность как институт материального или процессуального права
Понятие и значения исковой давности, исчисление сроков исковой давности. Приостановление, перерыв и восстановление сроков исковой давности. Право на иск в процессуальном смысле. Актуальные проблемы применения норм исковой давности в российском праве.
курсовая работа [56,3 K], добавлена 01.04.2013


Другие документы, подобные Понятие исковой давности


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

1.1 Понятие исковой давности

1.2 Вопросы совершенствования определения исковой давности

ГЛАВА 2. РЕАЛИЗАЦИЯ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1 Основание применения исковой давности

2.2 Правовые конструкции исковой давности (перерыв, приостановление, восстановление срока исковой давности)

2.3 Последствия истечения исковой давности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Институт исковой давности как никакой другой институт в гражданском праве окутан множеством мифов. Самым расхожим из них является представление о том, будто понятие исковой давности изучено вдоль и поперек, а сформировавшееся в советский период традиционное учение столь аксиоматично, что не нуждается ни в какой ревизии.

Однако развитие научного знания и изменения в законодательном регулировании исковой давности дают необходимость обновленного понимания исковой давности и внесения корректив в обоснование ее природы. Во-первых, общая теория права предлагает углубленное видение правовой реальности, сменяющее статическую трактовку права, которая в свое время стала концептуальной основой общепринятого понимания исковой давности. Во-вторых, в рамках устоявшегося понимания исковой давности многие теоретические и практические проблемы не находят своего адекватного решения. В - третьих, изучение законодательства, правоприменительной практики и юридической литературы позволяет констатировать наличие ряда ошибочных положений как в законодательстве и практике его применения, так и в доктрине гражданского права.

Степень разработанности темы. Научный потенциал проблематики, связанной с понятием исковой давностью, далеко не исчерпан. Анализ публикаций, написанных, в основном, в советское время, показывает, что исковая давность рассматривалась, как правило, с точки зрения корректности законодательных формулировок, закрепленных в нормативных актах. При этом особый акцент делался на процессуальных аспектах применения исковой давности и на последствиях ее приостановления, перерыва и восстановления.

Проблема же самого понятия исковой давности и выяснения ее сущности не получила должного теоретического освещения. С момента принятия нового Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), внесшего существенные изменения в регулирование исковой давности, издана всего лишь одна монография Крашенинников Г.А. Понятие и предмет исковой давности. [Текст] - М., Статут. 2005. - С. 67., в которой вопросы понятия исковой давности рассмотрены на высоком научном уровне, хотя многие ее положения являются спорными.

В связи со сказанным назрела необходимость проведения комплексного исследования понятия исковой давности с целью формирования о ней целостного представления применительно к современным правовым реалиям. Вместе с тем, критический анализ, а в известной мере и пересмотр теоретических наработок советских ученых в сфере исковой давности, отнюдь не отрицает, но, наоборот, предполагает учет достижений советской цивилистической мысли.

Степень научной разработанности исследования определили труды таких известных отечественных цивилистов и процессуалистов, а также теоретиков права, как С.Н. Абрамов, М.М. Агарков, С.С. Алексеев, С.И. Вильнянский, Р.Е. Гукасян, В.П. Грибанов, М.А. Гурвич, Г.Ф. Деревянко, А.А.Добровольский, П.Ф. Елисейкин, О.С. Иоффе, МЛ. Кириллова, О.А. Красавчиков, Е.А. Крашенинников, М.Я. Лапиров-Скобло, В.В. Лунь, Я.М. Магазинер, Е.Л. Мотовиловкер, И.Б. Новицкий, А.В. Поляков, М.П. Ринг, В.В. Ровный, С.В. Сарбаш, А.П. Сергеев, Б.Б. Черепахин, Н.А. Чечина.

Предметом исследования являются состояние, тенденции и перспективы развития учения о понятии исковой давности.

Объектом исследования выступает понятие исковой давности, рассматриваемое на основе теории юридических фактов и теории охранительных правоотношений.

Целью настоящей работы выступает разностороннее исследование на основе имеющихся воззрений и с учетом обобщения судебной практики дискуссионных и мало разработанных вопросов понятия исковой давности для уточнения теоретических положений института исковой давности и внесения предложений по изменению законодательства.

Цель работы предопределила и постановку следующих задач:

1) критически проанализировать существующую классификацию юридических фактов на предмет единства классификационного критерия и с учетом этого определить особенности исковой давности как юридического факта и ее место в системе юридических фактов;

2) составить представление о традиционном учении, об исковой давности и дать ему емкую характеристику, позволяющую вскрыть принципиальные содержательные недостатки указанного учения, которые инициируют корректировку и даже пересмотр многих устоявшихся воззрений на понятие исковой давности;

3) обосновать правильность выбора теории регулятивных и охранительных нрав в качестве единственно допустимой теоретической базы для изучения понятия исковой давности и ее последующего законодательного регулирования, а также совершенствования правоприменительной практики;

4) раскрыть сущность исковой давности в непосредственной связи с материальными охранительными правоотношениями, связанными с действием этого давностного срока, с тем, чтобы логично и последовательно отразить специфику исковой давности с точки зрения наиболее важных составляющих этих охранительных правоотношений: субъектов, основания, предмета и последствий истечения исковой давности;

5) привести нaдлeжaщиe аргументы в пользу частно - правовой и материально - правовой принадлежности института исковой давности, чтобы исчерпывающим образом отграничить ее от иных сходных явлений;

6) охарактеризовать сферу применения исковой давности и установить ее границы, разрешив на примере института зачета вопрос о возможности или невозможности действия исковой давности вне юрисдикционного порядка;

7) с учетом выявленных свойств исковой давности сопоставить ее с иными правовыми сроками для наиболее полного и разностороннего раскрытия содержания понятия исковой давности;

8) установить недостатки встречающихся в литературе определений исковой давности и сформулировать такое ее доктринальное определение, которое позволяет дать изучаемому институту соответствующую его природе правовую квалификацию;

9) на основе установленного содержания понятия исковой давности и предложенного ее научного определения внести рекомендации, но совершенствованию действующего законодательства и по обеспечению единообразия судебной практики.

Методологическую основу исследования составили общенаучные и частно - научные методы: исторический, логический, системно-структурный, формально-юридический и сравнительно-правовой. Учтены современные достижения в области общей теории нрава.

Структура исследования. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

1.1 Понятие исковой давности

Исследование понятия исковой давности целесообразно начать с установления ее особенностей в качестве юридического факта, так как этим во многом определяется специфика действия этого давностного срока. Поскольку исковая давность является разновидностью правового срока Луць В.В. Сроки в гражданских правоотношениях [Текст] // Правоведение. - 1989. - № 1. - С. 40., ей присущи основные черты, свойственные данному юридическому факту. Поэтому позволим себе раскрыть особенности исковой давности в качестве юридического факта путем краткого анализа более общего явления - правовою срока как такового.

Традиционно в науке гражданского права под юридическими фактами понимаются обстоятельства, с которыми связываются какие-либо юридические последствия: возникновение, изменение или прекращение гражданских правопогашений Толстой Ю.К. К теории правоотношения [Текст] - Л., Ленинградский университет. 1959. - С. 12, Гражданское право: Учебник Т.1. [Текст] / Под ред. Сергеева А.П. Толстого Ю.К. - М., Проспект. 2008. - С. 104.. Общепринятой считается классификация юридических фактов, согласно которой в зависимости и наличия в них проявления воли («волевой признак») они подразделяются на события и действия Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве [Текст] - М., Госюриздат. 1958. - С.82; Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву [Текст] - Л., ЛГУ, 1949. - С. 122-123.. Первые протекают независимо от воли и сознания людей, хотя могут быть либо результатом воздействия сил природы, понимаемой в самом широком смысле, и протекать помимо человеческой деятельности (абсолютные события), либо результатом человеческой деятельности, но протекать уже помимо породивших причин (относительные события) Красавчиков О.А. Указ соч. - С. 166.. Вторые возникают, но юле людей и зависят от нее в своем течении Гражданское право: Учебник. Ч. 1. [Текст] / Отв. Ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. - М., Юристъ. 2005. - С.256 -257..

Анализ юридической литературы позволяет выявить следующие подходит к определению места сроков в системе юридических фактов. Срок считается событием как таковым Гражданское право: Учебник. [Текст] / Под ред. Гонгало Б.М., Илларионовой Т.И., Плетнева В.А. - М., Юристъ. 2007. - С. 252. либо разновидностью события того или иного вида (абсолютного, относительного, объективного или даже условного).

Отнесение срока к абсолютным событиям строится на соотношении времени и срока как целого и части и, вследствие этого, на признании прямой причинно-следственной связи между таким свойством времени, как объективность его существования, и самой природой правовою срока. Поэтому - то противопоставление какой-либо социальной деятельности источнику времени представляется, в принципе, лишенным смысла последней) свою деятельность, что не исключает различную оценку истечения времени в правовом аспекте: приобретательная и исковая давности и др.» Красавчиков О.А. Указ. соч. - С 168..

Достаточно своеобразной, на первый взгляд, является квалификация правового срока в качестве гак называемою устными событиями. Подобный подход объясняется выделением в категории «правовой срок двух факторов - объективного и субъективного. Первым является время - неподвластная воле и сознанию форма бытия вещей, их последовательного существования. В юрой же характеризуется такими чертами, как 1) сознательно избранный масштаб времени (вращение Земли, год, день и другие эталоны времени, например, срок жизни человека) и 2) определенность начальной) и конечного момента) в срока, заданностью границ.

Наличие указанных факторов якобы не позволяет отнести срок ни к абсолютным, не имеющим субъективного момента, ни к относительным событиям, в которых «объективный и субъективный факторы взаимодействуют причинно: действия человека «вплетаются» в ткань закономерностей объективною характера. В факте - истечении срока - xapaктеp. Взаимодействия иной, формальный. Значение субъективного фактора состоит в том, ч-то он фиксирует отрезки объективного процесса. Однако при более внимательном рассмотрении оказывается, что такое условное событие все-таки тяготеет к абсолютным событиям и практически ничем от них не отличается именно ввиду признания формальною xapaктеpa взаимодействия объективного и субъективного Мотовиловкер Е.Я. Предмет исковой давности [Текст] // Журнал российского права. - 2008. - № 6. - С. 25.. При причислении срока к посетильным событиям решающим аргументом выступает то, что продолжительность сроков и их границы устанавливаются нормами гражданскою законодательства, соглашением сторон, судом и т.п. Однако подобный волевой характер сроков практически не играет никакой роли, поскольку сводится на «по признанием его объективной категорией, не зависящей в своем течении (истечении) от воли и деятельности субъектов гражданских правоотношений. В этом случае разница между сроком - абсолютным событием и сроком - относительным событием становится практически неуловимой, поскольку место срока в системе юридических фактов, в конечном итоге, определяется характером его течения, которое к тому же не совсем корректно отождествляется с течением времени.

Сказанное об отнесении правового срока к тому или иному виду событий можно обобщив следующим образом. Характерной для подобного подхода является абсолютизация свойств времени в сфере правового регулирования, в результате которой на срок переносятся качества целого. Но даже если согласиться с тем, то правовой срок действительно соотносящихся с временем как часть и целое, нельзя принять то, что элементу, части этого целого присущи все фундаментальные свойства последнего (объективность, непрерывность и т.н.). Это положение настолько очевидно, насколько не нуждается в доказательстве. Допущение обратного не только обессмысливает категории «целого» и «части», но во многом лишает нрава на существование правил о приостановлении, перерыве и восстановлении срока, а также положения о срочных сделках.

Поэтому, каким образом обычно обосновывается место правового срока среди событий, изначально дефектно. Само восприятие течения (истечения) срока выносится на скобки», из-за чего фактически признается сугубо объективная природа данного юридического о факта, не допускающая привнесения элементов субъективного. Тем самым существующей «протяженности» Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков Автореф. дисс. канд. юрид. наук. [Текст] - Томск., 2003. - С. 12; Гражданское право: Учебник. Ч. 1. [Текст] / Отв. Ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. - М., Юристъ. 2005. - С 255.. Эти качества обусловлены самим назначением срока, направленного на упорядочение отношений. Однако при определении места срока в системе юридических фактов эти волевые признаки, по существу, отодвинуты на второй план как формальные, внешние, заключающиеся лишь в фиксировании отрезков времени. Поэтому фактически определяющее значение придано именно самому процессу течения времени Последнее ставит под сомнение необходимость выделения понятия «условное событие» вообще.

Действительно, последнее отличается от абсолютного события только формальным моментом - порядком установления границ. По ведь такая формальность, как нетрудно заменить, может присутствовать и в абсолютных событиях, особенно если вспомнить приведенный О.А. Красавчиковым пример о том, что человек может заботиться о своем здоровье, подведения момент наступления естественной смерти, поэтому провести четкое различие между абсолютным и условным событиями весьма затруднительно (если вообще возможно) упускается и лавное в сущности срока как юридического факта. Ведь даже то, что мы можем, в принципе, допустить признание правового срока частицей времени и, следовательно, подчинение это течения общим правилам течения времени, не должно вводить в заблуждение. Этот признак второстепенен и не является определяющим в природе правовою срока, так как не порождает социальное происхождение, волевой источник установления. Срок представляет собой лишь определенный срез времени, его мысленную консфукцию. Поэтому сроку и начальное не могут приписываться качества времени как некой целесной совокупности. Дотируемые выше авторы, не проводя различия между категориями «время» и «правовой срок», упускают из виду важную деталь - назначение самой системы юридических фактов.

Действительно, под последними понимаются такие обстоятельства, с наступлением которых норма права связывает юридически значимые последствия. Следовательно, будет ли то или иное явление действительности вообще признано юридическим фактом, не зависит от того, как оно «существует», течет в действительности, подчиняется ли сознанию и воле нет. Это относится и к событиям, и к действиям, которые составляют единое родовое понятие, выполненное субъективно, - юридический факт. Другое дело, что между собой эти самые юридические факты различаются по характеру течения. Но это уже является признаком, если можно применить такой термин, «второго уровня», не влияющим на признание событий и действий юридическими фактами и, тем более, не позволяющим определить место срока в системе юридических фактов.

Сам юридический факт - категория волевая, субъективная. Это обстоятельство, не позволяв афишировать элементы субъективного в правовом сроке, выносить за «скобки» их правовую оценку, не принимать во внимание возможность приостановления, перерыва, восстановления срока, так как с последними связаны определенные правовые последствия, для, упорядочения которых и разработана система юридических фактов.

Срок применяется определенной разновидностью юридического факта, не сводимой к событиям или действиям, но представляющей нечто среднее между ними.

В основу этой позиции легло совершенно обоснованное различение «времени» и «срока», которые представляют собой лишь соотношение целого и части, отдельного. Применительно к основаниям возникновения гражданских нрав и обязанностями юридическое значение имеет не истечение времени вообще, а именно истечение срока, который устанавливается людьми (социумом) в процессе своей волевой деятельности, хотя само течение срока подчиняется общим правилам течения времени, это, однако, не исключает полностью активное использование человеком времени, но просто в проецированном виде - сроке. Воля и сознание влияют, например, на продолжительность срока (но не времени), на его течение, которое может быть прервано, приостановлено и т.д. Грибанов В.П. Сроки в гражданском праве [Текст] - М., Статут. 2003. - С. 8-10..

Именно в подобном подряде заложена здравая мысль, которая и является ключом к понимаю сущности срока как юридического права в целом, в том числе и исковой давности Советское гражданское право Учебник Т. 1. [Текст] / Под ред. Грибанова В.П., Корнеева С.М. - М., Юридическая литература. 1978. - С. 247.. Однако эта идея так и не получила логической завершенности Лантух В.В. Исковая давность в современном гражданском праве Автореф. дисс. канд. юрид. наук [Текст] - Волгоград., 1999. - С. 14-15.. Действительно, цель любой классификация, какой бы условной она ни была, заключается в том, чтобы конкретно и исчерпывающим образом определить существенные признаки изучаемого явления, позволяющее не только установить его назначение, отравить от смежных конструкций, но и показать их взаимосвязи Определение же срока просто как чего-то промежуточного между событиями и действиями не является достаточным ввиду своего оценочного характера. Следовательно, невозможно определить, в какой степени срок в своей «срединности» соотносится с событиями и действиями.

Срок квалифицируется не в качестве юридического факта как такового, а в виде формы, его опосредующей но и прежнюю форму. Причем одно и то же явление может быть по отношению к одним обстоятельствам содержанием, но погашению к другим - формой.

Другими словами, между формой и содержанием существует неразрывная и неоднозначная связь, связывающая их в сложное единство. Поэтому если и пытаться представить соотношение между юридическими фактами, сроками и временем через категории «формы» и «содержания», то более правильно говорить, что время, но не срок, является формой существования гражданских правоотношений, следовательно, формой существования юридических фактов - оснований возникновения правоотношений.

Па вопрос о том, следует ли под сроком понимать внутреннюю форму юридических фактов, то есть их структуру, также следует дать отрицательный ответ. Структура - совокупность устойчивых отношений и закономерных связей между элементами системы, в которую входят общая организация предмета, процесса, временное расположение Краткий философский словарь [Текст] / Под ред. Алексеева А.П. - М., ПБОЮЛ. 2001. - С. 344..

Поэтому срок в системе юридических фактов является таким же структурным элементом, как события и действия, тесно связан с ними и не мыслим без них. Следовательно, срок нельзя назвав внешней формой. В целом же, использование категорий «форма» и «содержание» не позволяет более - менее однозначно определить место сроков в системе юридических фактов, как и не помотает обоснованно доказать то, что сроки к ней не принадлежат.

Подводя итоги, что все проанализированные выше подходы имеют право на существование. Другое дело, что в каждом представлено одностороннее видение особенностей срока. Пожалуй, проблема определения места правового срока в системе юридических фактов не может иметь однозначного решения в силу специфичности природы правового срока. Поскольку же нашей задачей является не пересмотр всей теории оснований возникновения гражданских правоотношений, но лишь адекватное понимание сущности срока, в том числе исковой давности, как юридического факта и, соответственно, обусловленных этим особенностей действия сроков, обратим внимание на следующее Догадайло Е.Ю. Формы проявления времени в правовой системе [Текст] // Право и политика. - 2007. - № 6. - С. 32..

Современная научная картина мира такова, что существующая действительность рассматривается как сложная саморегулирующая система, элементы которой находятся в постоянной взаимосвязи. Аналогичное происходит и в сфере правовое регулирования: самостоятельные единичные явления имеют значение постольку, поскольку они взаимодействующие с другими. Собственно, сложное взаимодействие явлений нашло отражение в специфических свойствах срока, из-за которых он и не вписался в общепринятую двухчленную классификацию. Не случайно ведь в споре о месте срока в системе юридических фактов не было достигнуто единогласие, и отсутствовали неопровержимые аргумент в пользу того или иного подхода.

Во-первых, срок - на частный случай течения времени, с которым он соотносится как отдельное и целое. Следовательно, на срок могут распространяться общие права на течения времени, но только в той мере, насколько возможно перенесение свойств целого па часть. Поэтому многие качественные признаки времени как некой системы объективно не присущи ее отдельному элементу Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков Автореф. дисс. канд. юрид. наук. [Текст] - Томск., 2003. - С 11.. Но как бы, то, ни было, сам, по себе характер лечения срока не имеет и не может иметь основополагающего значения при решении вопроса о том, является ли срок, в принципе, юридическим фактом. В данном случае решающим оказывается то обстоятельство, что со сроком (с началом его течения или нет. Причем необходимо понимать, что связь эта может быть как непосредственной (в большинстве случаев), так и посредованной.

Таким образом, умозрительное деление юридических фактов в рамках единой классификации на «события - сроки» и «действия - сроки» с признанием за каждой состоящей условной самостоятельности в качестве предмета изучения допустимо, необходимо и единственно возможно, чтобы наиболее адекватно определить место срока в двухчленной классификации, охватывающей явления, ни к одному их которых срок направления не относится.

Отсюда следует важный в теоретическом и практическом плане вывод Понятие «единичный (простой) юридический факт», призванное подчеркнуть самостоятельность явления как юридического факта, условно. Условно хотя бы потому, что ни события, ни действия, ни сроки сами, но себе (без взаимодействия друг с другом) не способны породить такие юридические последствия, которые соответствовали бы потребностям и интересам участников гражданского оборота. Важно понимать, что когда традиционалисты говорят о событии или действии как определенном единичном юридическом факте, они упускают из виду правовой срок, с которым прямо или косвенно связаны события и действия. Поскольку же срок не сводим ни к событиям, ни к действиям, остается констатировать наличие, как минимум, двух условно самостоятельных юридических фактов.

Поэтому более правильно говорит о том, что в основе любого гражданского правоотношения так ни иначе лежит сложный юридический (фактический) состав.

Важная роль фактора времени в правовом регулировании общественных отношении общепризнанна, поскольку с помощью юридических сроков осуществляется целенаправленное воздействие на субъективные права и обязанности. Не случайно, поэтому особое место среди сроков занимает исковая давность, определяющая границы своеобразной «правомерности», желательности поведения субъектов правоотношений с точки зрения его своевременности, что необходимо для обеспечения устойчивости гражданского оборота состоящий из условно самостоятельных единичных фактов, не всегда одновременно имеющих место в действительности, но всегда порождающих определённые юридические последствия которые постепенно складываются в единое целое - искомый конечный результат Алексеев С.С. Предмет советского права и метод гражданско-правовое регулирование [Текст] // Англо - уральской цивилистики. - 1925- 1989. Сб. статей. - М., Статут. 2001. - С. 49..

Иначе говоря, правовой срок, а равно события и действия, представляют собой лишь условно самостоятельные юридические факт, которые в результате необходимого и неизбежного взаимосвязанного взаимодействия (сложный юридический состав) порождают конечные правовые последствия.

Возвращаясь к исковой давности, подведем итог. Правовая природа исследуемого срока в качестве юридического факта и обусловленные лишь особенности действия выражаются в следующем. Исковая давность как правовой срок представляет собой условно самостоятельный юридический факт, действие которого проявляется только в рамках юридического состава - в совокупности с событиями и/или действиями Сказанное в равной мере распространяется как на случаи начала течения исковой реализации ее нарастающего потенциала, так и на случаи приостановления, перерыва и восстановления.

Действительно, само, по себе возникновение исковой давности и ее последующее течение и истечение никогда не превратилось бы в такое юридическое явление, которое можно квалифицировать в качестве основания возникновения (изменения, прекращения) гражданских прав и обязанностей, если бы не тесная и неразрывная связь с иными условно самостоятельные юридическими фактами. Исковая давность начинает течь только в результате нарушения права (ст.ст. 195,200 ГК РФ) Кириллова М.Я., Крашенинников П.В. Сроки в гражданском праве. Исковая давность [Текст] - М., Статут. 2006. - С. 89..

Сама возможность заявления об истечении исковой давности непосредственна связана с тем, когда потерпевшее лицо избрало (и избрало ли вообще) юрисдикционную форму защиты своих нарушенных прав и охраняемых законом интересов и предъявило соответствующее требование. В свою очередь, дня применения последствий истечения исковой давности должнику необходимо сделать заявление об этом, поскольку исковая давность не применяется против воли обязанного субъекта (н. 2 ст. 199 ГK РФ).

1.2 Вопросы совершенствования определения исковой давности

Проведенные в работе правовая квалификация исковой давности и сопоставление ее с иными видами правовых сроков, а также сравнительно - правовой анализ существа исковой давности как разновидности юридических фактов, позволяет констатировать несостоятельность, легального определения исследуемого давностного срока: «Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено» (ст. 195 ГК РФ) Основанием для сделанного вывода служит то обстоятельство, что традициионная дефиниция содержит целый ряд неточных положений, вводящих в заблуждение Толстой Ю.К. Исковая давность [Текст] // Правоведение. - 1992. - № 4. - С. 63..

Во-первых, чрезмерно лаконичное по своей формулировке, оно построено на недифференцированном отношении к двум основным разновидностям субъективных гражданских прав - регулятивным и охранительным. Тем самым создается ошибочная иллюзия, будто исковая давность распространяется непосредственно на нарушенное регулятивное право, требование, о защите которого предъявлено в юрисдикционный орган. Однако подобное представление неизбежно ведет к возникновению внутренних противоречий в рамках традиционного учения об исковой давности. Действительно, для того, чтобы подлежать реализации в рамках юрисдикционной формы защиты, нарушенное право должно обладать способностью к принудительной реализации с помощью властного правоприменительного акта. Для этого традиционалистам приходится прибегать к постулированию права па защиту в качестве обязательного структурного элемента любого субъективного нрава, указывая, что именно эти правомочие подлежит погашающему действию исковой давности. Но при подобном допущении становятся совершенно необъяснимыми и логически ниоткуда не вытекающими многие теоретические выводы и законодательные положения: например, почему с истечением исковой давности нарушенное право продолжает существовать вопреки поэтому, что оно лишилось одного из обязательных признаков, делающих его правом?

Во - вторых, говоря исключительно о «защите прав», законодатель вступает в противоречие с общепризнанным и доказанным фактом, согласно которому наряду с нарушенными правами самостоятельным предметом защиты выступают охраняемые законом интересы. Побочным следствием подобного ограничительного подхода законодателя являются наметившиеся в последнее время понятии включая в предмет защиты не только охраняемые законом интересы, но и то, что должным образом не определено, ни в теории, ни на практике, - свободы. Ни к чему, кроме дополнительной терминологической путанице и правовой неопределенности, подобные научные изыскания не приводят.

В - третьих, признавая, что требование о защите может предъявляться «лицом, право которою нарушено», летальное определение значительно сужает, крут лиц, связанных с действием исковой давности. Буквальное следование законодательному правилу приводит к нелепой ситуации, когда исковая давность не подлежит применению ввиду того, что требование о защите предъявляется лицами (например, прокурором, общественными органами), не имеющими материальной заинтересованности в исходе правового конфликта. Однако такое толкование вряд ли соответствует действительному назначению исковой давности

Кроме того, столь скудное внимание законодателя к проблеме лиц, участвующих в правоотношениях по поводу действия исковой давности, не мною не вызвать общую теоретическую не разработанность проблемы субъектов исковой давности. Ошибочная судебная практика, связанная с отождествлением материального понятия «сторон в споре» с процессуальным понятием «стороны в деле», а также мнения, согласно которым заявлять о применении последствий истечения исковой давности могут не только лица, к которым предъявляет требование, но и сами потерпевшие от нарушения, свидетельствует о необходимости углубленного изучения указанной «субъектной» проблематики.

В - четвертых, позиционируя исковую давность как срок «для защиты права судом по иску» законодатель провоцирует сведение исковой давности исключительно к области судопроизводства (процесса в узком смысле). Это влечет отождествление исковой давности, в противоречии с ее частно - правовой и материально - правовой природой, с процессуальными, а также некоторыми иными публично - правовыми сроками. В дополнение к этому, из - за сведения исковой давности только к судебной деятельности совершенно нерешенной остается проблема сроков защиты в рамках иной, чем судебная, юрисдикции.

Однако перед тем, как сформулировать определение исковой давности, необходимо сделать следующую ремарку относительно предложенных в научной литературе иных определений исковой давности. Признавая, в целом, что в каждом из них содержатся заслуживающие поддержки идеи, мы, тем не менее, не можем присоединиться ни к одному из них ввиду присущих им тех или иных недостатков частного характера.

Встречающиеся в литературе определения исковой давности допустимо разделить на следующие группы.

Во - первых, определения, не опирающиеся в качестве своей основы па теорию регулятивных и охранительных прав. Например, исковая давность определяется как. 1) «срок, в течение которою лицо, право которого нарушено, может требовать принудительною осуществления или защиты своего права - срок защиты гражданских нрав - исковая давность» Лебедева К.Ю. Классификация сроков в гражданском праве. [Текст] // Журнал российского права. - 2008. - № 9. - С. 18.; 2) «время, с истечением которого погашается возможность принудительного осуществления нарушенного гражданского права при помощи гражданского иска» Иоффе О.С. Советское гражданское право Учебник. Ч 1. [Текст] - Л., ЛГУ. 1956. - С. 332.; 3) «срок, который влечет прекращение права па иск вследствие не предъявления иска в течение срока, указанного в законе» Ринг М.П. Исковая давность в советском гражданском праве: Автореф. канд. дисс. [Текст] - М., 1952. - С. 8.; 4) «...определенный срок, в течение которого допускается принудительное осуществление, в том числе путем использования права на иск» Черепахин Б.Б. Исковая давность [Текст] // Избранные труды по гражданскому праву. Т. 3. - М., Статут. 2005. - С. 282..

С нашей точки зрения, неприемлемость такого рода определений обусловлена изначальным дефектом методологической базы, построенной на недифферинцированном отношении к регулятивным и охранительным правам.

Во - вторых, определения, не раскрывающие субъектную проблематику исковой давности. Так, «исковой давностью называется срок для существования права на судебную защиту нарушенною гражданского права, а также возможности реализации охраняемых законом интересов» Белов В.А. Гражданское право Учебник. Общая часть. [Текст] - М., Юрайт. 2008. - С. 597.. Вместе с тем, правильное представление о субъектах правоотношений по поводу действия исковой давности имеет важное значение, поскольку позволяется установить, от чьих и каких действий зависит итоговая актуализация погашающего действия исковой давности.

В - третьих, определения, чрезмерно расширяющие предмет защиты. Однако очевидно, что включение в дефиницию того или иного признака подразумевает его раскрытие и объяснение. В чатности, «исковой давностью признается установленный законом срок реализации нрава на защиту нарушенного субъективного материального гражданского права, охраняемою законом интереса или свободы по иску уполномоченного лица» Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. [Текст] - Томск., 2003. - С.7, 16..

Однако представляется, что суждения, согласно которым исковая давность распространяется па порядок защита свобод, которым не дается даже определения, позволяющего отграничить их от прав и охраняемых законом интересов, не вносят определенности. в представления о сущности исковой давности.

В - четвертых, определения, не затрагивающие вопросы основания исковой давности. Например, исковой давностью признается «срок для защиты права или охраняемого законом интереса, по иску заинтересованного лица» Киселев А.А. О применении срока исковой давности по требованиям, вытекающим из недействительности ничтожных сделок [Текст] // Юридический мир. - 2007. - № 11. - С. 36. или «время, в пределах которого допускается принудительное осуществление притязания с помощью юрисдикционного органа» Громов Д. Специальный или пресекательный [Текст] // ЭЖ-Юрист. - 2007. - № 21. - С. 5..

Обращение к этому элементу исковой давности обусловлено необходимостью преодоления ошибочного отождествления понятия «нарушение права» с одним из его проявлений - «правонарушением». Последнее ведет к необоснованному сужению предметной области действия исковой давности.

В - пятых, определения, ограничивающие сферу применения исковой давности исключительно областью судебной деятельности. Например, исковой давностного признается 1) «срок, по истечении которого погашается право па судебную защиту» Гукасям Р.Е. Правовое регулирование исковой давности. [Текст] // Юридический мир. - 2008. - № 6. - С. 20.;

срок, определяющий границу осуществления права на защиту в исковом порядке Лантух В.В. Указ. соч. - С. 23.,

«срок, с истечением которого, если иск не предъявлен, погашается вызванное гражданским правонарушением гражданское право лица на удовлетворение иска - право на «щиту по иску - право на иск» Мотовиловкер Е.Я. Право на защиту по иску как предмет исковой давности. [Текст] // Журнал российского права. - 2008. - № 11. - С. 23..

Между тем, допущение законодательном защиты, осуществляемой в ином, чем судебный, юрисдикционном порядке, а также признание множественности юрисдикционных (процедурных) форм защиты убедительно доказывают необходимость расширения сферы применения исковой давности.

С учетом указанных замечаний, а также проведенного исследования понятия исковой давности считаем возможным сформулировать следующее определение исковой давности.

Исковой давностью (давностью частных притязаний) признается установленный законом срок дня возможное принудительного осуществления охранительного права требования заинтересованною лица по отношению к субъекту материальной правовой обязанности с целью защиты нарушенных регулятивных прав и охраняемых законом интересов, с истечением которого, при условии заявления об этом субъектом материальной обязанности в надлежащем порядке, повышается способность охранительного нрава требования к осуществлению в рамках юрисдикционной формы защиты.

В связи с предложенным определением исковой давности предлагается внести следующие изменения в ГК РФ.

Ст. 195 Г К РФ изложить в следующей редакции: «Исковой давностью признается срок для принудительного осуществления обращенного к субъекту обязанности (должнику) охранительного нрава требования (права на защиту) заинтересованного лица (кредитора) с целью защиты нарушенных регулятивных прав и охраняемых законом интересов с помощью акта юрисдикционного органа».

Во всех статьях ГК РФ слова «суд» и «иск», а также производные от них заменить соответственно словами «юрисдикционным орган» и «требование».

Абзац I п. 2 ст. 199 ГК РФ дополнить следующим предложением: «В целях настоящей статьи под стороной в споре понимается исключительно участник спорного материального правоотношения, на котором лежит обязанность (должник)».

Дополнить статью 206 ГК РФ абзацем первым следующего содержания: «Истечение исковой давности прекращает способность охранительного права требования к осуществлению в рамках юрисдикционной формы защиты и не затрачивает возможности осуществления права требования вне юрисдикционной формы защиты, а так же не затрачивает существования охранительных прав на совершение односторонних действий (например, абз. I п. 1 ст. 359, ст. 397, абз. 1 п. 3 ст. 503, п. 2 ст. 896 ГК РФ и другие) и нарушенных регулятивных прав и охраняемых законом интересов».

ГЛАВА 2. РЕАЛИЗАЦИЯ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ

2.1 Основание применения исковой давности

При исследовании понятия исковой давности важное значение тлеет уяснение действительного смысла традиционного словосочетания «право, которого нарушено» в легальной дефиниции (ст. 195 ГК РФ).

На первый взгляд, необходимость установления действительного смысла словосочетания « право которого нарушено» в легальной дефиниции исковой давности может показаться банальным переливанием из пустого в порожнее. Лишним подтверждением этому, вроде бы, служит анализ научной литературы. Практически во всех серьезных исследованиях вопрос о «нарушении права» в качестве основания исковой давности либо обходится стороной, либо не получает специального рассмотрения как не вызывающий каких-либо сомнений Ильин Б.В. Применение судом срока исковой давности, срока обращения в суд и (или) иных аналогичных сроков [Текст] // Право и экономика. - 2006. - № 4. - С. 20..

Однако даже на фоне такого, казалось бы, «беспроблемного подхода» к одной из составляющих института исковой давности недоумение вызывает то, с какой лёгкостью большинство большинство при характеристике исковой давности подменяют одни понятия другими. Практически во всех работах содержание исковой давности раскрывается не через «нарушение права», а через «правонарушение», или же указанные понятия используются как взаимозаменяющие Мотовиловкер Е.Я. Право на защиту по иску как предмет исковой давности. [Текст] // Журнал российского права. - 2008. - № 11. - С. 23..

Толкование Е.А. Крашенинниковым «нарушения права» в связи с понятием исковой давности не может быть принято ввиду следующих причин.

Во- первых, для отождествления «правонарушения» и «нарушения права» нет оснований. Доводы в пользу обратного, выдвинутые Е.А. Крашенинниковым и присоединившимся к нему А.В Вошатко, при внимательном рассмотрении не выдерживают критической проверки ввиду внутренней противоречивости Следовательно, если исходный тезис ошибочен, то не имеет нрава на существование сделанный на его основе вывод, будто объективного противоправные деяния, правомерные действия и события не охватываются «нарушением права».

Во - вторых, в этой связи нет никаких видимых или скрытых препятствий к признанию того, что упомянутое «нарушение нрава» охватывает но своему действительному смыслу и объективно противоправные деяния, и правомерные действия, и события, поскольку состояние «нарушенности» нрава может быть как результатом «правонарушения», так и результатом иных перечисленных выше юридических фактов.

В - третьих, в такой же мере неудачна и, но сути своей неверна попытка квалифицировать в качестве охранительного право страхователя требовать выплаты страхового возмещения в результате наступления страхового случая и, соответственно, обязанность страховщика эту выплату произвести. Признание за нравом и обязанностью, основанием возникновения которых является обязательство - договор имущественного страхования, охранительного характера в смысле теории регулятивных и охранительных прав противоречит сущности, как самой теории, так и получившему в последнее время признание учению об соотносительных правоотношениях, в соответствии с которым обязательственные и охранительные отношения (а равно нрава и обязанности) считаются самостоятельными разновидностями.

В лучшем случае, можно было бы говорил, об охранительном характере договора страхования, но только в значении, отличном от того смысла, который вкладывается в охранительные нрава согласно теории регулятивных и охранительных нрав. Однако в подобной ситуации говорить о притязательной (охранительной, правотребовательной) природе нрава страхователя на выплату страхового возмещения и соответствующей обязанности страховщика уже не приходится.

По даже если отвлечься от невероятности и необоснованности признания, указанных права и обязанности в качестве охранительных в свете теории регулятивных и охранительных нрав и, следовательно, признать сам договор имущественного страхования охранительным, это не меняет существа вопроса. В лучшем случае, подобное допущение может претендовать лишь на роль исключения. Однако общеизвестно, что исключения. В - четвертых, не меньше возражений вызывает и характеристика страхового случая, особенно в его связи с нравом страхователя на выплату страхового возмещение, посредством процессуальной категории - повода к иску. Страховое обязательство не мыслимо без страхового риска и страхового случая. Однако еще ни у кого материальность того обязательства и вытекающих из него прав и обязанностей не вызывала сомнения. Нельзя не добавить что, как именно используется в концепции ярославской школы процессуальная категория, не только не соответствует ее истинному содержанию, но противоречит теории процесса, законодательству и правоприменительной практике.

Иногда истец, обращаясь в арбитражный суд, ссылается на конкретную дату, когда он узнал о нарушении своего права, в то время как по смыслу статьи 200 ГК РФ эта дата имеет значение лишь при отсутствии у него возможности узнать о таком нарушении ранее. Вопрос о начале течения срока исковой давности применительно к вышесказанному исследовался судом при рассмотрении следующего дела.

Управление Пенсионного фонда района (далее - Управление), ссылаясь на Федеральный закон от 17.12.2001 г. № 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 52 (1 ч.). - Ст. 4920., обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с предпринимателя ущерба, причиненного в результате излишне выплаченной работнику пенсии за период с 11.09.2003 по 31.12.04. Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленного требования отказано в связи с истечением трехлетнего срока исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком. По мнению Управления, срок исковой давности должен исчисляться с 25.07.05 (момента проверки), а не с 2004 г., когда Управлению в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 27.09.2000 № 1709 "О мерах по совершенствованию управления государственным пенсионным обеспечением в Российской Федерации" Собрание законодательства РФ. - 2000. - № 40. - Ст. 3936. были переданы полномочия по назначению и выплате пенсий. Кассационная инстанция не согласилась с мнением Управления, указав на то, что срок исковой давности должен течь с момента, когда Управление должно было узнать о переплате пенсии, что в данном случае произошло гораздо ранее проведения проверки Постановление ФАС Поволжского округа от 24.01.2008 г. № А55-3265/2007 // Вестник ВАС РФ. - 2008. - № 5. - С. 78..

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 12.01.2007 г. № А55-10775/06 указано следующее. Вывод суда о том, что для предъявления требования о взыскании неосновательного обогащения за период с октября 2002 по июнь 2003 г. истец (КУГИ) пропустил срок исковой давности, о применении которого заявил ответчик, соответствует статьям 196, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации. О том, что ответчик не оплачивает пользование земельным участком, КУГИ как органу, осуществляющему контроль за использованием государственного имущества, должно было быть известно непосредственно в течение периода, когда такое пользование имело место Постановление ФАС Поволжского округа от 12.01.2007 г. № А55-10775/2006 // Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 5. - С. 59..

В Постановлении ФАС Поволжского округа от 17.11.2005 г. № А55-1477/2005 содержится вывод о том, что срок исковой давности при рассмотрении требования по оспариванию сделки приватизации для КУГИ начал течь с даты утверждения плана приватизации, а не с момента проведения проверки правильности приватизации Постановление ФАС Поволжского округа от 17.11.2005 г. № А55-1477/2005 // Вестник ВАС РФ. - 2006. - № 3. - С. 61..

Отменяя судебные акты и отказывая в иске в связи с пропуском срока исковой давности, кассационная инстанция указала следующее. О том, что спорное имущество, формально переданное по акту от 19.07.2000, фактически передано не было, общество должно было узнать в момент составления акта. Доводы истца о том, что о нарушении своего права он узнал после проведения инвентаризации имущества вновь назначенным 18.04.02 генеральным директором Л., несостоятельны. В Постановлении Пленума N 15/18 (пункт 13) содержатся следующие разъяснения. При рассмотрении заявления стороны в споре о применении исковой давности в отношении требований юридического лица необходимо иметь в виду, что в силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда юридическое лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. С учетом этого довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения исковой давности Постановление ФАС Поволжского округа от 06.09.2004 г. № А55-24233/03 // Вестник ВАС РФ. - 2005. - № 1. - С. 65..

В гражданском праве сложная по своему содержанию категория «нарушение права» характеризует, во-первых, сам процесс, так сказать, причинения нарушения, а во-вторых - результат этого процесса, то есть состояние «нарушенности». Именно таким образом проявляются свойства динамики и статики «нарушения права», соотносящиеся между собой как причина и следствие и потому не тождественные друг другу. Свойству динамики «нарушения права» присуще многообразие, поэтому состояние «нарушенности» (единообразное проявление статики «нарушения права») может быть объективным результатом как «правонарушения», так и иных юридических фактов - «правомерных действий», «объективно противоправных деяний» и «событий».

Следовательно, по своему действительному смыслу словосочетание « ... право, которого нарушено» в легальной дефиниции исковой давности (ст. 195 ГК РФ) охватывает как динамическое, гак и статическое проявления «нарушения права», то есть «нарушение права» как причину и «нарушение права» как следствие. Иначе говоря, основанием исковой давности может быть не только «правонарушение» в собственном смысле, но правомерные действия, объективно противоправные деяния и события, поскольку все они в качестве причины влекут состояние «нарушенности» права как объективный результат.

Анализ монографической литературы показывает, что проблема конфликтности в праве Тарусина Н.Н. Конфликт и конфликтность - понятия юрисдикционного процесса [Текст] // Проблемы понятийного аппарата наук гражданского и процессуального права. Сб. науч. тр. / Отв. ред. Носов В.А. - М., Статут. 2007. - С. 105-113. разрабатывалась цивилистами именно на основе понятия «нарушение права», а не посредством раскрытия понятия «правового спора». Причем из - за того, что практически абсолютное большинство подобных исследований проводилось в рамках института юридической ответственности, наибольшее развитие получило не столько общее понятое «нарушенности», сколько одна из его разновидностей - понятие «правонарушение». Сказанное позволяет присоединиться в целом к наиболее общему определению «нарушения нрава», которое было сформулировано Д.И. Мейером и приводилось выше по ходу изложения концепции ярославской школы. «Нарушение права» представляет собой «юридическое действие направленное со стороны его автора к стеснению другого лица в осуществлении права» Мейер Д.И. Русское гражданское право. [Текст] - М., Статут. 2000. - С. 242..

... читать дальше >>>

Поcмотреть текст работы Поcмотреть полный текст
Скачать работу можно здесь Скачать работу "Понятие исковой давности" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов