У. Фолкнера спорит с Cliffs Notes

Композиционные особенности литературного романа "Absalom, Absalom". Специфика подачи представителей разных поколений и культур в повествовании американского писателя Уильяма Фолкнера. Взгляд авторов издательства "Cliffs Notes" на компоновку романа.

Рубрика Литература
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 17.09.2015
Размер файла 23,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

У. ФОЛКНЕР СПОРИТ С CLIFFS NOTES

Ниязова Т.Ф.

Роман У. Фолкнера «Absalom, Absalom» был опубликован в 1936 году вместе с хронологической таблицей, генеалогией персонажей и картой Йокнапашофы, составленной писателем. После «Шума и ярости» это произведение - самое сложное по композиции и мозаичное в плане хронотопа. Свой эксперимент с шестью рассказчиками в потоке многоуровневого времени Фолкнер проводит в предельно жестком режиме, вне скидки на читателя. Определяя свой замысел, Фолкнер писал Г.Смиту: «Роман - о распаде или, вернее, насильственной смерти семьи в период с 1860 примерно по 1910… Историю рассказывает или связывает воедино Квентин Компсон из «Шума и ярости». Он сам выступает как действующее лицо, … Я ввел его, потому что он находится на пороге самоубийства…».

«Absalom, Absalom» - неотделим от всей «Йокнапашофской саги» своей исторической тематикой и местом действия (г. Джефферсон). Роман сложен для восприятия и лишен той ясности, внятности, которое предполагает «линейное» повествование. Фолкнер нагнетает негатив к главному герою Томасу Сатпену за счет сбивчивого рассказа о 40-летней давности событиях Розы Колдфилд. Писатель соединяет представителей разных поколений и культуры (Розу и Квентина), чтобы сфокусировать на основные эпизоды, которые воспринимаются неоднозначно. Повествование представляет собой мозаику в объемном «калейдоскопе», перетасовывая «эпизоды», получаем иную картину. Фолкнер таким образом получает 6 версий и 6 уточнений: одного и того же события. Субъективизм оценок, индивидуальная оптика (включая авторскую - Т.Н.) позволяет автору вводить героев вне всякой подготовки или характеристик. К примеру, Бон, о котором так пылко и странно говорит Роза. Читатель очевидно по мнению автора, должен обратиться к Генеалогии, чтобы понять его роль в трагедии семьи. Даже это, вышеперечисленное, свидетельствует о невозможности пересказа или работе с Текстом без внимательного многократного прочтения. Необходимо погружение в стихию фолкнеровского стиля, надо услышать в невнятном монологе именно то знаковое слово, которое будет ключевым к следующей главе. Шутливый совет Фолкнера прочитать «Шум и ярость» в четвертый раз, если не поняли его после трех, становится нормой для полноценного анализа. Традиционно в нашем литературоведении важным для анализа являются «три кита»: Текст, биография автора и произведения и критика. С этих позиций издательская практика Cliffs Notes является весьма необычной. Остановимся в рамках данной статьи лишь на издании, вернее, комплексе, связанным с «Absalom, Absalom»: «To understand great authors you need to read between the lines» - вот установка издания. Авторы Cliffs Notes создали комплекс, включающий:

1) Life and Background;

2) Introduction to the Nove;

3) List of Characters;

4) Commentaries;

5) Character Analyses;

6) Review Questions;

7) Selected Bibliography.

Это предельно насыщенная программа, учитывая 58 страниц объема книги. В первом разделе кратко и рационально дается биография Фолкнера в период создания «йокнапашофской саги». Подводится база к многофункциональности рассказчиков, которые играют эмоциональную роль и являются связующими звеньями в потоке времен. Авторы Cliffs Notes подготавливают следующий уровень в Introduction: «Faulkner worked out his so carefully than many characters who are minor characters in one novel will become the central characters in a later work». Так определяется центральная роль рассказчика Квентина. Представляется. Что информация об этом герое остается номинальной для человека, независимого с Текстом, с романами «Шум и ярость», «Сарторис».

Только в разделе List of characters происходит знакомство с персонажами. Отметим, что Фолкнер приложил к своему роману «Генеалогию». В Вариантах Cliffs Notes происходит значительная характерная переакцентировка. Если бы List of characters был помещен в начале, то читателю было бы многое понятней «кто есть кто». Можно сравнить «фолкнеровское» приложение и переработанную характеристику из Cliffs Notes самого трагического героя: «Чарльз Бон. Сын Томаса и Евлалии Бон Сатпен. Единственный ребенок. Учился в университете Миссисипи, где встретил Генри Сатпена и обручился с Джудит. Рядовой, затем лейтенант…Умер в Сатпеновой Сотке в 1865». В этой авторской информации вся биография, кроме основной причины его комплексов. В Cliffs Notes подчеркнуто другое: «Charles Bon. The one-sixteenth Negro son of Thomas Sutpen and Eulalia Bon who becomes engaged to his own half-sister, Judith». Авторы подчеркнули причину всех комплексов и трагедии Чарльза Бона, характерные для Юга.

Линию вырождения семьи Томаса Сатпена Фолкнер показал в «общественном падении» его внука Чарльза - Этьена Сент Валери Бон, который прибавил негритянской крови от матери-окторонки: «Женился на чистокровной негритянке». В романе Фолкнер указывает на «обезьяноподобность угольно-черной жены. В Cliffs Notes этот персонаж, столь остро и трагично выписанный на фоне этнических проблем Юга, представлен странно вне перспективы: «The son of Charles Bon and his octoroon mistress. In the appendix of the novel, Faulkner added the “de” to his name and changed the spelling from Valery to Velery» зато характеристика квентина содержит ту конкретику, которая раскрывает сюжетообразующую функцию героя: «A student at Harvard who tries to tell the South is like by telling the story of the Thomas Sutpen family». Авторы Cliffs Notes добавили еще список второстепенных героев, роль которых важна для характеристики Томаса Сатпена.

После такого значительного вступления в Cliffs Notes помещаются Commentaries к каждой главе романа. Сначала перечисляются основные трудности творческой интерпретации художественного Текста Фолкнера, объяснения закономерности не линейного, а мозаического повествования.

В Cliffs Notes отчетлива разница в литературоведческом подходе и использовании терминов. Подчеркивая сложную конструкцию произведения, авторы пишут о многоаспектности романных линий: «Faulkner tells many aspects of the story, but then he leaves many aspects untold. In other words, the story is larger than the plot». Действительно, многие факты в романе не имеют своего художественного развития, уходят во внероманное пространство. Это и есть художественная особенность метода Фолкнера - находить и переплетать внесюжетные линии между романами. В данном случае можно проследить их на уровне героев или элементов их биографий в «Шуме и ярости» - «Сарторисе» - «Авессаломе, Авессаломе».

Но если обратиться к дословному толкованию «the story is larger than the plot», то тал т должно быть, так как сюжеты Фолкнера просты. Но авторы Cliffs Notes расшифровывают это по-другому: «The plot consists of those elements of the story which the author decides to narrate».

Проблема рассказчиков с индивидуальной оптикой и разновеликим участием в одних и тех же событиях - основная трудность в восприятии романов Фолкнера, особенно «Авессалома, Авессалома». Авторы Cliffs Notes пытаются провести аналогию с античной трагедией рока, когда зрители знали мифологическую основу сюжета. Отметим, что впервые Софоклу удалось гениально реализовать принцип «важно не что происходит, а как происходит» в «Царе Эдипе». Но нельзя согласится с тем, что романы Фолкнера столь же просты как драматургическое действие. Романное пространство «Авессалома, Авессалома» столь плотно заполнено жестами, интонационными рисунками характеров, той неподражаемой системой умолчания - что без них остается «голая схема». Между партитурой и живым исполнением такая же пропасть как между Азбукой Морзе и трепетным объяснением в любви.

Авторы Cliffs Notes стараются передать весь полифонизм повествования, определить эмоциональность индивидуальной речи (сколько это возможно сделать в комментариях): «Miss Rosa's past has been colored by forty-three years of hating Sutpen and thinking about his betrayal (Note that Faulkner does not yet tell us what the betrayal is but only that she has hated the “demon” for all these years)».

Фолкнеровский Текст настолько своеобразен, что не поддается никакому пересказу. Это все равно, что указать количество ниток в прекрасном ковре. Авторы Cliffs Notes идут путем «иносказания». Они пытаются перенести акценты с художественных деталей на их значимое толкование, не подменяя понятия, а замещая их: «When Miss Rosa mentions that her sister Ellen was a blind romantic fool she is totally an aware that she is also a romantic fool».

Первая глава романа «Авессалом, Авессалом» - самая напряженная, насыщенная и лишенная описательности. Невозможно представить себе роман и натуру Томаса Сатпена без сцены драки. Фолкнер - супер эмоциональный писатель. Он умеет создать «визуально» такой сгусток, такую пружину, искры от энергии которых будут питать весь роман. Думается, что помести в Cliffs Notes крошечный отрывок из романа, этот эпизод первозданного текста, или сбивчивый диалог Генри и Чарльза, читателю будет донесен специфический терпкий аромат фолкнеровского повествования. Сцена драки Томаса Сатпена с негром воссоздана Розой для Квентина, поэтому Фолкнер не скупится на негатив. Романтическая старушка Роза и через 40 лет подчеркивает, что трагедия распада семьи заложена в демонической натуре и желании Томаса вытравить из себя Человека. Негр и белый в своей свирепой кровавой схватке «словно в равной мере заросли шерстью». Фолкнер в романе достаточно аллегорично показал звериное превосходство Стапена в его драке, а моральное унижение жены и сына в том, что «она стояла на коленях в навозе на полу конюшни… Генри с плачем за нее цеплялся… Генри рвало…».

Умение Фолкнера фокусировать, показывая «сценку» всю, объемно, как бы переводя камеру, невозможно передать ни в каком комментарии. Роза не только причитает, но и выдает семейные тайны, определяет характеры: «но меня там не было. Меня там не было, и в тот раз я не видела, как черты Сатпена проступили на двух лицах - на лице Джудит и на лице девочки-негритянки рядом с нею».

У. Фолкнер обладает свойством вводить героев в повествования без предварительных комментариев и информации. Роза «сыпет» именами, создавая впечатление, что Квентин в курсе всех историй. В первую очередь это касается Джудит и Чарльза Бона. Представляется, что это основная трудность для авторов Cliffs Notes, так как в прямолинейном сообщении теряется стержень романа (полная картина гибели Чарльза Бона дана только в конце «Авессалома, Авессалома» - Т.Н.). Зато связь судьбы Сатпена с историческим падением Юга, которая в романе растворена (кроме эпизодов Гражданской войны - Т.Н.), в Cliffs Notes доминирует. Во второй главе романа смещается угол зрения, видоизменяется манера, так как автор выполняет функцию «повествователя». Причем, переход делается без предупреждения, поэтому: «One of the difficulties of this novel lies in identifying the narrator».

Главы романа напоминают некий причудливый калейдоскоп. Все еще усугубляется экспериментом Фолкнера с Пространством и Временем. Соединение 2 пластов (прошлого и настоящего), воспоминаний и реакции на них, воссоздание жизни Томаса Сатпена требуют хотя бы «лоцмановской» указки. Авторы Cliffs Notes полагают, что и в этом романе «Авессалом, Авессалом» близок к античной драме, когда хор порой умалчивает для пущей интриги. Авторы прибавляют некий перечень «умолчаний», но, подчеркнем, не зная Текста, информация становится «пустой»: «For example, we never know where Sutpen gets his money, why he was arrested, why the architect remained in the wilderness for two years to build the house - or many other aspects of the story…». Аналогами античного произведения, по мнению авторов Cliffs Note, являются и упоминания о двойственности функции внебрачной дочери Сатпена: «…could Sutpen have meant to name his mulatto daughter Cassandra instead of Clytemnestrа?» Мифы, связанные с именами предсказательницы Кассандры мстительницы Клитемнестры, имеют свои опосредованные толкования в романе «Авессалом, Авессалом»: «Поэтому даже повтор одного и того же события всякий раз воспринимается эмоционально неоднозначно». Авторы пишут о принципе: «Faulkner again uses a curcuitions approach», о том, как писатель «uses and re-works earlier material to become part of a large work». Самым удачным, на тот взгляд, является комментарии к 8 главе. Появление Shreve (Shrevlin McCannon) - «Quentin's roommate at Harvard who listens to the Sutpen story and also participates in its narration» - значимо. Авторы Cliffs Notes именно в 8 главе отмечают главный полифонический принцип Фолкнера-романиста: «One of the principal images in he chapter is that of, not two people (Henry and Charles) on the battlefield in the 1860s, but four people (Henry and Charles, Shreve and Quentin). В рамках данной статьи нет возможности анализировать повторяющиеся приемы, которыми авторы пользуются в каждой главе. Но красной нитью сквозь всю структуру Cliffs Notes проходит проблема «рассказчиков». В разделе Structure and meaning through narration авторы вновь рассматривают 3 основных повествователей: «The first and most fundamental narration is Miss Rosa's. Unlike the Compsons, she is an active participal in the events narrated… she is unable to view the story with objectivity». По сути дела авторы просто выделяют основные черты натуры - романтизм (As the complete romanticist, Miss Rosa). Думается, что если бы авторы более выделили в Розе Колдфилд приверженность к южным традициям, к довоенной этике. Ведь не случайно, в романе Роза выбирает Квентина, который проявляет крайнюю степень парадоксальной любви-ненависти к Югу. Тем более, что именно Квентин в этом разделе (согласно последней главе романа) разглагольствует перед Шривом о том, что «В двадцать лет я старше множества людей, которые уже умерли». И самое главное в последней главе это отчетливый голос канадца Шрива, который способен иронично снижать пафосность. Если представить себе образно всю систему Cliffs Notes в качестве табло для мишени, то авторы очень близки к цели, но никогда не смогут попасть в неё без Текста. Сколько бы не уточнялись функции рассказчиков, не вводились разделы Character analyses and Story as Myth, все равно теряется оригинальность художественного восприятия. Чудесная и ёмкая характеристика («As a Canadian, Shreve is familiar with the history and events which have molded the American culture…») не заменит интонационно - выразительной фразы-раздумья, разговора более с самим собой, чем с Квентином: «Юг. Юг… О, господи. Не удивительно, что все вы переписываете самих себя на много-много лет».

Cliffs Notes напоминает многоуровневую коробочку, погружение в которую обдуманное и планомерное для «линейно - хронологического» повествования, но не для романов Фолкнера. В разделе Faulkner's style прямо указано: «We have already seen that Faulkner does not begin his story at the beginning… he will tell the reader a little about a certain event, and then he will drop it and later return to the event and tell the reader more and then drop and then later return once more and tell more».

Представить все это без иллюстрации невозможно, так как авторы уточняют, но все более абстрагируют. Считаю, что весь комплекс Cliffs Notes прекрасный вспомогательный материал к Тексту, но никак не заменитель его: «Possibly the story is too great or too violent to be told in a straight, simple narration». Даже система вопросов, четких и обоснованных, позволяют ответить, пользуясь разработками Cliffs Notes, а романом. Происходит однозначное понимание сюжета, но не погружение в художественные глубины содержания «Absaloma, Absaloma».

«What is the function of Shreve McCannon?» Читая и прорабатывая Cliffs Notes отвечаем однозначно: «We see the value of Shreve as a listener… It is Shreve who asks Quentin to tell him about the South». Но читая роман, остается великое пространство для раздумья, постижения такой мощной скалы ву американской литературе ХХ века, как У. Фолкнер.

У. Фолкнер бы поспорил в авторами, благая цель которых популяризировать, сделать доступным, дать комплекс, дайджест из критики + комментария + вопросов + «пересказа» все же сделала из труднейшего для «ума и сердца» романа «fast food». Лишенный деталей, фолкнеровской джазовой манеры (возвращаться к теме на новом уровне), героев, слова которых должны «держаться друг за дружку, как пловцы в океане», «невнятицы и путаницы Времен, Событий», роман в Cliffs Notes обрастает благообразным комментарием. литературный роман писатель

Вот с чем бы поспорил сам У. Фолкнер.

Литература

1. Долинин А. Комментарии к «Absalom, Absalom». - В кн: Фолкнер У. Собр. соч. в 6-ти т. т. - М.: Художественная литература, 1985. - т. 2. - с. 677.

2. Cliffs Notes. «Absalom, Absalom» - Cliffs Notes, Lincoln, Nebraska, 2000. - p. 65.

3. Фолкнер У. Авессалом, Авессалом. - Указ. изд. с. 667.

4. Cliffs Notes «Absalom, Absalom» - The same edition - p. 11.

5. Фолкнер У. Авессалом, Авессалом. - Указ. изд. - с. 365.

Размещено на Allbest.ru

...

Подобные документы

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.