Ш. Монтескье: попытка научного объяснения воздействия климата на характер народов

История философских воззрений на природу и общество. Книга Ш. Монтескье "О духе законов". Влияние климата на физиологию и психологию людей. Взаимодействие общества и природы. Взаимосвязь народов с гидросферой, земной поверхностью и плодородием почвы.

Рубрика Философия
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 29.11.2014
Размер файла 61,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное агентство железнодорожного транспорта

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Московский государственный университет путей сообщения (МИИТ)

Экономический факультет

Кафедра «Экономическая теория и менеджмент»

Контрольная работа

по дисциплине «Геополитика»

на тему: «Ш. Монтескье: попытка научного объяснения воздействия климата на характер народов»

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ НА ПРИРОДУ И ОБЩЕСТВО

ГЛАВА 2. КНИГА Ш. МОНТЕСКЬЕ « О ДУХЕ ЗАКОНОВ»

ГЛАВА 3. ВЛИЯНИЕ КЛИМАТА НА ФИЗИОЛОГИЮ И ПСИХОЛОГИЮ ЛЮДЕЙ

ГЛАВА 4. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОБЩЕСТВА И ПРИРОДЫ

4.1 Географическая теория развития общества

4.1.1 Взаимосвязь народов с гидросферой

4.1.2 Взаимосвязь народов с земной поверхностью

4.1.3 Взаимосвязь народов с плодородием почвы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Несмотря на то, что термин “геополитика” весьма часто используется в политической риторике, не всеми осознается, какие источники, модели и кодексы стоят за этим термином. Опасность восприятия геополитики только как идеологии пространственного расширения столь же велика, как и опасность ее игнорирования.

Геополитик часто прибегает к объяснению как внешней, так и внутренней политики государств с точки зрения географических факторов: характера границ, обеспеченности ископаемыми и другими природными ресурсами, островного или сухопутного расположения, климата, рельефа местности и т.д.

Ключевым системообразующим отношением в геополитике еще в большей степени, чем в географии, долгое время являлось расстояние в физическом и географическом пространстве. Традиционную геополитику можно рассматривать как науку о влиянии геопространства на политические цели и интересы государства. Постепенно геополитика перешла к более сложному пониманию пространства как среды, преобразующей экономические, политические и прочие отношения между государствами. С ростом взаимозависимости в мире все большую значимость в геополитическом анализе приобрел характер межгосударственных отношений и его взаимодействия с геопространством, которое становилось уже не только поляризованным вокруг центров силы, но все более стратифицированным, иерархически организованным.

«Геополитика - это географический разум государства».

В современной политической и справочной литературе понятие “геополитика” трактуется порой настолько широко и многопланово, что в итоге она лишается специфических черт, делающих всякую область исследования научной дисциплиной. Геополитика используется для оценки международно-политических позиций государств, их места в системе международных отношений, условий их участия в военно-политических союзах. Важное значение придается исследованиям комплекса экономических, политических, военно-стратегических, экологических ресурсных и иных вопросов, играющих важную роль в сохранении или изменении общемирового и регионального баланса сил.

Разумеется, в той или иной мере все перечисленные аспекты имеют отношение к геополитике, но в этом случае не может не возникнуть вопрос: чем же геополитика отличается от общетеоретических исследований международных отношений и внешней политики, также рассматривающих все эти вопросы? Мало что проясняют в этом смысле и имеющиеся энциклопедические разъяснения. Энциклопедия Britannica, к примеру, ссылаясь на мнения авторитетов, связывает геополитику с использованием географии в интересах правительств. Наиболее распространенная точка зрения такова: геополитика служит определению национальной политики с учетом факторов воздействия на нее естественной среды. В энциклопедии же Americana геополитика рассматривается как наука, изучающая и анализирующая в единстве географические, исторические, политические и другие взаимодействующие факторы, оказывающие влияние на стратегический потенциал государства.

Исходя из вышеизложенного, геополитику можно определить как отрасль знания, изучающую закономерности взаимодействия политики с системой неполитических факторов, формирующих географическую среду (характер расположения, рельеф, климат, ландшафт, полезные ископаемые, экономика, экология, демография, социальная стратификация, военная мощь).

Суждения относительно того, что жизнь государств и народов во всем ее разнообразии в большей степени обусловлена географическим окружением и климатом, сопровождают социальное бытие человека на протяжении всей его истории.

Между тем существует разительно отличие прежних, часто фрагментарных, представлений, знаний и суждений о влиянии географических условий на жизнь человеческих ассоциаций, как бы порой глубоки и важны они ни были сами по себе, от качественного скачка в их осмыслении на рубеже XIX-XX вв. Скачок этот не был случайным; в его основе лежал не только переход количества разрозненного знания в его новое интегральное качество - он был во многом предопределен глубокими и существенными изменениями в самом объективном мире, перешедшем на изломе двух столетий от состояния разрозненности отдельных своих частей и регионов к единому, взаимосвязанному и взаимозависимому миру в масштабах целой планеты. Вместе с этим переходом не связанные друг с другом и растянутые на протяжении многих веков различные частные концепции географического детерминизма, как бы сгущаясь наряду со сгущением физического, земного пространства, обрели сначала вид науки политической географии, а затем и геополитики - порождения XX столетия.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФСКИХ ВОЗЗРЕНИЙ НА ПРИРОДУ И ОБЩЕСТВО

монтескье философский природа общество

В философских воззрениях на природу, ее сущность, можно выделить две крайние точки зрения. Одни философы рассматривают природу как хаос, слепые стихийные силы, и считают, что в ней все подчинено случайности. Другие философы исходят из того, что в природе есть строгая необходимость, и существуют строгие закономерности.

Тематика философии по вопросу взаимоотношений общества и природы, как правило, определялась развитием самого общества, а также господствовавшими в обществе экономическими, религиозными, политическими, и иными взглядами.

Изначально, при достаточно скудной материальной базе и малом обществе, природа оценивалась как сила гораздо более сильная и совершенная, чем общество. В античной философии природа рассматривается как мать-кормилица, и считается, что именно из нее произошел человек. Гармония природы вызывала восхищение, и заставляла человека стараться подражать ей. Идеалом общества было жить в согласии с природой, наблюдать ее. Так как материальные силы общества в античные времена были скудными, человечество не оценивало природу как цель преобразовательной деятельности человека.

В средние века философия находилась под сильным влиянием религиозной мысли. Поэтому и природа, и сам человек, считались Божьим творением. Человек считался высшим существом, созданным по образу и подобию Бога, был наделен бессмертной душой, и противопоставлялся природе, которая считалась более низкой. Тут речь о слиянии природы и человека уже не идет, а, наоборот, наблюдается противопоставление и возвеличивание человека над природой.

Расцвет культуры и искусства, произошедший в эпоху Возрождения, заставил изменить и взгляды на природу. Природа стала рассматриваться как источник красоты, вдохновения и радости, в противопоставление разрушающей и порочной цивилизации. Раздаются призывы вернуться назад, к природе.

В 17-18 веках, в период бурного развития наук, начинается развитие и становление производства. В философских воззрениях намечается новая центральная идея - человек это покоритель природы, ее господин. Главной целью науки становится познание тайн и законов природы. По словам

Ф. Бэкона, «Цель науки и техники - господство над природой». Усиливающаяся мощь общества и рост производительных сил только способствуют таким взглядам. Классическая формула данного подхода изложена устами нигилиста Базарова, героя романа И. Тургенева Отцы и дети»: «Природа не храм, а мастерская. И человек в ней работник».

Такой подход к природе как к средству достижения целей сохранялся вплоть до середины XX века. Только в последние десятилетия стало очевидно, что необходимо найти баланс между человеком и природой, чтобы избежать экологической катастрофы.

Чтобы найти такой баланс, необходимо вначале уяснить соотношение, в котором реально находится человек и природа, а также вес каждой из составляющих этого соотношения. Несмотря на свою мощь, человечество все еще является частью природы, и не может существовать и развиваться вне ее. Все полезные ископаемые и источники энергии человечество берет из природы.

В соответствии с классическими, восходящими к глубокой древности представлениями географического детерминизма считалось, что развитие человеческого общества зависит исключительно от географических факторов, а установление государственных границ основывается на праве сильного и целиком зависит от завоеваний. Вопросы о влиянии географической среды (в первую очередь климата) на обычаи, нравы, образ правления и некоторые общественно-политические процессы рассматривали уже античные авторы - “отец медицины” Гиппократ, “отец истории Геродот”, римский историк Полибий и многие другие.

Одним из первых, кто приступил к систематическому изучению взаимосвязи географии и политики государств, был французский политический мыслитель Жан Боден (1530-1596 гг.), депутат третьего сословия в Генеральных штатах в Блуа. В сочинении “Метод легкого изучения истории” (1566) он изложил свой взгляд на общество как на сумму кровно-хозяйственных союзов-семей, формирующееся независимо от воли человека под влиянием естественной среды. Среди географических факторов Боден выделял в качестве наиболее значимого климат, приписывая его действию физическое превосходство северных народов над южными и горных над долинными. Он обращал внимание государственных и политических деятелей своего времени на необходимость принимать в расчет в административной и законодательной деятельности помимо социальных также и климатические условия. В своих взглядах Боден подошел к созданию широкой концептуальной системы географического детерминизма ближе, нежели любой из его предшественников. Его утверждение, что сила и развитие суверенного государства прямо зависит от влияния окружающих его природных условий, совпадает, по существу, со взглядами современных геополитиков.

После Бодена проблема влияния географических факторов на политику долгое время оставалась вне поля зрения философов и политических мыслителей. Только в XVIII веке она вновь становится объектом внимания, на этот раз Шарля Луи Монтескье.

ГЛАВА 2. КНИГА Ш. МОНТЕСКЬЕ « О ДУХЕ ЗАКОНОВ»

В идейно-политической борьбе, разыгравшейся в дореволюционной Франции, Монтескье (1689-1755) принял весьма деятельное участие, заметно повлиял на формирование молодого поколения просветителей, вооружил их исходными аргументами в критике феодальных социально-политических отношений, французского абсолютизма и господствующей христианской церкви. По радикализму своих политических и философских взглядов он, конечно, уступал не только Мелье и Руссо - идеологам социальных низов, но и Дидро, Ламетри, Гельвецию, Гольбаху. Это понятно, так как Монтескье, как и Вольтер, выражал умонастроение достаточно умеренных верхушечных слоев дореволюционной Франции. Однако отмеченное обстоятельство не может поставить под сомнение историческое значение Монтескье, его трудов в становлении и развитии важнейших идей французского Просвещения XVIII века.

Шарль Луи де Секонда, барон де ла Бред и де Монтескье занимал наследственный пост президента парламента в Бордо. Отказавшись в 1726 г. от официальных государственных должностей, он занялся изучением французского и европейского искусства, для чего предпринял в 1728 г. путешествие по Европе.

В 1748 г. вышла в свет книга Монтескье “О духе законов” (в другом переводе - “Дух законов”), над которой он работал свыше двадцати лет. В ней мыслитель обобщил и привел в систему свои философские, социологические, правовые, экономические и исторические взгляды. Именно в этом труде нашли отражение идеи мыслителя относительно географического детерминизма.

Несмотря на всю осмотрительность автора и умеренность выражений, книга эта заставила насторожиться реакционеров. Сорбонский университет осудил сочинение Монтескье. Об одном из докторов Сорбонны, который выступил против работы “О духе законов” Маркс писал, что этот доктор “… считал своим долгом публично обвинить Монтескье в непристойном образе мыслей за то, что Монтескье объявил высшим достоинством государства добродетель политическую, а не церковную”. Сочинение Монтескье было осуждено также реакционерами из лагеря Ватикана. Но все эти нападки лишь возбуждали интерес к “опасной книге”. Мельхиор Гримм, один из деятелей французского Просвещения, сообщал, что книга Монтескье “вскружила голову всем французам”. Отмечая ряд недостатков работы “О духе законов”, Гримм в то же время указывал, что книга “является глубоким, наиболее смелым, наиболее почитаемым произведением из всех, вышедших в этой стране за долгий период”. Даже Гельвеций, который подверг этот труд серьезной критике, писал, обращаясь к Монтескье: «Не знаю, будут ли наши французские головы достаточно зрелыми, чтобы понять великие прелести, содержащиеся в нем. Я восхищаюсь широтой гения, создавшего их, и глубиной изысканий, предпринятых Вами…»

За короткое время книга “О духе законов” была переведена на многие европейские языки. В России она впервые была издана в 1775 году.

Монтескье принадлежал к числу тех французских просветителей XVIII столетия, которые посвятили свои силы преимущественно изучению общественной жизни. Глубоко не удовлетворенный, религиозными объяснениями истории, он уже в ранних своих работах пытался понять ход и последствия исторических событий, объяснить историю, не прибегая к вымышленным сверхъестественным силам. Как и для многих других просветителей XVIII века, деизм был для Монтескье удобным средством “выпроводить” бога из истории, И действительном хотя в книге “О духе законов” встречаются ссылки на бога, на установленные богом законы, тем не менее бог не играет существенной роли в объяснении исторического процесса. Весь смысл этого труда, как и всего творчества Монтескье, заключался в том, чтобы в противовес идеологов католической реакции создать светскую, а не религиозную концепцию всемирной истории. Монтескье был проникнут глубоким презрением к историографии, которая объясняла крушение государств или возникновение новых, блистательные победы или поражения на поле брани как проявления гнева или милости “всевышнего”. Он указывал, что теологическое объяснение исторических явлений произвольно, оно открывает безграничные возможности для оправдания или осуждения именем бога всего того, что выгодно осудить или оправдать данному писателю.

Из факта единства природы и человеческого общества, утверждал Монтескье, вытекает вывод, что общественные явления, подобно явлениям природы, подчинены постоянно действующим законам. Вступая в противоречие с господствовавшим в среде французских просветителей мнением, согласно которому история - хаос случайностей, Монтескье, как и его современник - итальянский философ и социолог Джамбаттиста Вико, отстаивал мысль о закономерном развитии общественной жизни. Монтескье твердо придерживался мнения, что большие общественные события должны быть порождены столь же большими и серьезными причинами. Он считал, что всякое явление имеет свою естественную причину, но полагал, что не все причины и вызванные ими следствия являются одинаково необходимыми и важными. Причина, вызвавшая данное необходимое и важное историческое событие, согласно Монтескье, столь же необходима и важна, как и ее следствие.

Мысль о закономерности общественной жизни нашла свое развитие именно в труде “О духе законов”. В ней указывалось, что разнообразие законов и нравов было бы ошибочно объяснить произволом фантазии людей. “Я установил общие начала, -- пишет Монтескье, -- и увидел, что частные случаи как бы сами собою подчиняются им, что история каждого народа вытекает из них как следствие…” Хотя и противоречиво, в книге проводится мысль о том, что наиболее общие, “естественные” законы, которым подчинены основы общественной жизни, следует отличать от тех “частных законов”, которые устанавливаются законодателями. «Единичные разумные существа, -- заявляет Монтескье, -- могут сами для себя создавать законы, но у них есть также и такие законы, которые не ими созданы».

Конечно, было бы ошибкой думать, что эти социологические догадки выводили Монтескье за пределы идеалистического понимания истории. Отметим, прежде всего, что, пытаясь указать на законы общественной жизни, он в действительности указывал вовсе не на специфические законы человеческого общества. К так называемым естественным законам он относил установление мирных взаимоотношений между первобытными людьми, добывание пищи, стремление быть взаимно полезными. Таким образом, нетрудно заметить, Монтескье законы общественной жизни отождествлял с законами природы.

ГЛАВА 3. ВЛИЯНИЕ КЛИМАТА НА ФИЗИОЛОГИЮ И ПСИХОЛОГИЮ ЛЮДЕЙ

Определяя роль географической среды в формировании нравов и законов человеческого общежития, Монтескье утверждал: “От различия в потребностях, порождаемого различием в климатах, происходит различие в образе жизни; а от различия в образе жизни происходит различие в законах”. “Власть климата сильнее всех властей”, -- констатирует он.

Вслед за соотечественником Боденом Монтескье сделал упор на влияние климата, также отметив значение пространства, почвы, культуры и экономики в качестве формирующих историю элементов. Монтескье не ограничился суждением о значимости условий физической среды, но прямо указал не необходимость того, чтобы законы страны соответствовали этим условиям. Иными словами, он ввел в свою концепцию нормативный элемент, который в более поздней геополитике, особенно немецкой, приобрел приоритетное значение. Семнадцатую книгу своего сочинения он почти полностью посвящает исследованию влияния климата и топографии на особенности государственного устройства и политическую природу различных народов, сопоставляя в этом смысле Европу и Азию. Вот, что он пишет по этому поводу: «Азия, собственно говоря, совершенно не имеет умеренного пояса, и ее страны, расположенные в очень холодном климате, непосредственно соприкасаются с теми, которые находятся в климате очень жарком, каковы Турция, Персия, Китай, Корея, Япония и государство Могола».

Обращаясь к Европе, Монтескье рассуждает: «В Европе, напротив, умеренный пояс очень обширен; и хотя он охватывает страны с весьма различными климатами, например, Испанию с Италией и Норвегию со Швецией, однако так как климат становится более холодным от юга к северу лишь постепенно, почти пропорционально широте каждой страны, то каждая страна по своему климату весьма сходна с соседней; в этом отношении там не встречается резких различий, и, как я только что сказал, умеренный пояс занимает там очень большое пространство».

Итак, какой вывод делает французский мыслитель? Резюмируя все вышеизложенное, он приходит к следующему, весьма смелому для своего времени выводу. А именно: “…в Азии народы противостоят друг другу, как сильный слабому; народы воинственные, храбрые и деятельные непосредственно соприкасаются с народами изнеженными, ленивыми и робкими, поэтому один из них неизбежно становится завоевателем, а другой -- завоеванным. В Европе, напротив, народы противостоят друг другу как сильный сильному; те, которые соприкасаются друг с другом, почти равно мужественны. Вот где великая причина слабости Азии и силы Европы, свободы Европы и рабства «Азии, причина, насколько мне известно, никем еще не выясненная. Вот отчего в Азии свобода никогда не возрастает, между тем как в Европе она возрастает или убывает, смотря по обстоятельствам».

Для более отчетливой иллюстрации своих мыслей Монтескье пишет, что все сказанное им согласуется с конкретными историческими событиями. Так, Азия была покорена 13 раз: 11 раз северными народами и 2 раза -- южными. В отдаленные времена ее 3 раза завоевывали скифы, потом по одному разу -- мидяне и персы, а также греки, арабы, монголы, турки, татары, персы и афганцы.

В Европе же со времени основания в ней греческих и финикийских поселений Монтескье выделяет лишь четыре великих переворота: первый был вызван завоеваниями римлян, второй -- наплывом варваров, уничтоживших римлян, третий -- победами Карла Великого н последний -- нашествиями норманнов. «И если хорошенько вникнуть во все это, -- пишет французский мыслитель,- то мы увидим, что в самих этих переворотах сказалось присутствие общей силы, разлитой по всем частям Европы. Известно, как трудно было римлянам покорять Европу и как легко они овладевали Азией. Известно, каких усилий стоило народам севера разрушить Римскую империю, известны войны и подвиги Карла Великого и различные предприятия норманнов. Разрушители сами постоянно терпели поражения».

Называя “еще одну физическую причину рабства Азии и свободы Европы”, Монтескье говорит, что в Азии всегда были обширные империи, тогда как в Европе они никогда не могли удержаться. Причину мыслитель видит в том, что в Азии равнины гораздо обширнее, и она разрознена горами и морями на более крупные области. А поскольку она расположена южнее, то ее источники скорее иссякают, горы мене покрыты снегом и не очень многоводные реки составляют более легкие преграды. Исходя из этого, Монтескье констатирует, что власть в Азии должна быть деспотической, «и если бы там не было такого крайнего рабства, то в ней очень скоро произошло бы разделение на более мелкие государства, несовместимое, однако, с естественным разделением страны».

Что касается Европы, то тут, согласно Монтескье, в силу естественного разделения образовалось несколько государств, в которых правление, основанное на законах, не только не вредно для прочности государства, но благоприятно для него.

«Вот что образовало тот дух свободы, благодаря которому каждая страна в Европе с большим трудом подчиняется посторонней силе, если эта последняя не действует посредством торговых законов и в интересах ее торговли»,- пишет Монтескье.

В Азии же, говорит он, царит дух рабства, который никогда ее не покидал: во всей ее истории невозможно найти ни одной черты, знаменующей свободу; в ней Монтескье видит только «героизм рабства».

В исследованиях истории геополитики часто можно встретить утверждения, что Монтескье один из первых провозгласил чисто географический фактор (климат) определяющим в общественном развитии и доказал в своих трудах, что географическая среда и в первую очередь климат - решающая причина различия форм государственной власти и законодательства. Например, он утверждал, что “в жарких климатах… обыкновенно царит деспотизм”. Напомним, что в качестве главного подтверждения географического детерминизма, как правило, приводится его известное высказывание: «Власть климата есть первейшая власть на земле».

У Монтескье действительно есть такое утверждение, но дело в том, что он никогда не определял климат как фактор, непосредственно влияющий на жизнь общества. Климат, по мнению Монтескье, оказывал свое прямое влияние на физиологическое состояние организма и прежде всего на психологию людей, а через нее уже на общественные и политические явления. Именно эта особенность давала ему право заявлять, что “малодушие народов жаркого климата всегда приводило их к рабству, между тем как мужество народов холодного климата сохраняло за ними свободу”. Это была первая попытка с помощью географического детерминизма объяснить различие форм государственного правления.

«Мы уже сказали, -- отмечает Монтескье, -- что чрезмерная жара подрывает силы и бодрость людей и что холодный климат придает уму и телу известную силу, которая делает людей способными к действиям продолжительным, трудным, великим и отважным. Это различие можно наблюдать не только при сравнении одного народа с другим, но и при сравнении различных областей одной и той же страны. Народы Северного Китая мужественнее, чем народы Южного Китая; народы Южной Кореи уступают в этом отношении жителям Северной Кореи».

Данная точка зрения Монтескье была использована в свое время немецкими геополитиками. Правда, в качестве исходного пункта был взят не климат, а “жизненное пространство”, и его влияние на психологию людей из физиологической области было перенесено в социальную. Нечто аналогичное проповедуют геополитики Германии и сейчас. При этом сохранился принцип подхода к решению задачи. В геосоциологической концепции западногерманские геополитики также пытаются через человека и его психологическое восприятие окружающей действительности объяснить историческое развитие. Изменился лишь объект исследования. Главное внимание сейчас уделяется самому сознанию, его преобразованию и воспитанию. Именно этим объясняется повышенный интерес к учению Монтескье геополитиков в Западной Германии.

Отметим, что Монтескье также связывает явление рабства с климатическими условиями. “Политическое рабство, как это будет сейчас показано, не менее, чем гражданское и домашнее, зависит от природы климата”, -- говорит он. Затем приводит непосредственный пример: «Не надо поэтому удивляться, что малодушие народов жаркого климата почти всегда приводило их к рабству, между тем как мужество народов холодного климата сохраняло за ними свободу. Все это следствия, вытекающие из их естественной причины. То же самое оказалось справедливым в отношении Америки; деспотические государства Мексики и Перу лежали близ экватора, а почти все свободные племена жили и теперь еще живут ближе к полюсам».

ГЛАВА 4. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОБЩЕСТВА И ПРИРОДЫ

4.1 Географическая теория развития общества

В социальной философии источники саморазвития общества можно усмотреть во взаимодействии трех сфер реальности, трех “миров”, не сводимых друг к другу. Во-первых, это мир природы и вещей, существующий независимо от воли и сознания человека, т.е. объективный, и подчиненный физическим законам. Во-вторых, это мир общественного бытия вещей и предметов, являющихся продуктом человеческой деятельности, прежде всего труда. Третий мир - человеческая субъективность, духовные сущности, идеи, которые относительно независимы от внешнего мира и обладают максимальной степенью свободы.

В контексте данного исследования нас интересует первый источник саморазвития общества. Он находится в мире природы, являющейся основанием существования общества, точнее - во взаимодействии общества и природы. Как было указано выше, Монтескье прямо связывал с климатом и почвой политическое устройство общества.

Ссылаясь на французского мыслителя, ряд исследователей обращают внимание на тот факт, что крупнейшие цивилизации возникали в руслах великих рек, а наиболее успешное развитие капиталистической формации происходило в странах с умеренным климатом.

4.1.1 Взаимосвязь народов с гидросферой

К. Бэр, например, впервые обстоятельно показал значение рек в распространении цивилизации. Последователем Бэра и наиболее видным представителем русской географической школы социальной мысли был Л.И. Мечников (1838-1888) - географ, социолог, публицист и общественный деятель. Его главное произведение “Цивилизация и великие исторические реки. Географическая теория развития современного общества” излагает его основные геосоциологические идеи. Ученый видел основу исторического развития, прежде всего в гидросфере. Водные пути, по Мечникову, являясь как бы синтезом географических условий, оказывают гораздо большее влияние на развитие общества, чем другие компоненты среды. В соответствии с тем, что именно составляет основу цивилизации - река, море или океан - Мечников разделил историю человечества на три периода:

- речной, охватывающий четыре древних цивилизации (Египет на Ниле, Месопотамия на Тигре и Евфрате, Индия на Инде и Ганге, Китай на Янцзы и Хуанхэ); отличительные черты этого периода - деспотизм и рабство;

- средиземноморский, или средневековый (с основания Карфагена до Карла Великого), характеризующийся с крепостничеством, подневольным трудом, олигархическими и феодальными федерациями;

- океанический, охватывающий Новое время (с открытия Америки); этот период, по Мечникову, только начинается; в нем должны осуществиться свобода (уничтожение принуждения), равенство (ликвидация социальной дифференциации), братство (солидарность согласованных индивидуальных сил).

Несмотря на оригинальность указанных идей, очевидно, что Мечников, развивая свою геосоциологическую теорию, основываясь на идеях Монтескье о географическом детерминизме. В современной научной литературе часто встречаются авторы, говорящие о “вульгарности” концепции французского просветителя, о ее несостоятельности и даже не значимости по отношению к идеям и концепциям, выдвинутым последующими авторами.

Такой подход представляется не совсем обоснованным. Безусловно, следует признать, что Монтескье предложил новую для своего времени трактовку развития человеческого общества, задав основные направления для дальнейших исследований. Как показывает история науки, направления эти затем были подхвачены рядом ученых, развиты и конкретизированы. Последнее тем не менее не дает нам право пытаться затолкнуть фигуру великого просветителя в тень; недооценка его роли представляется нецелесообразной.

4.1.2 Взаимосвязь народов с земной поверхностью

Одним из мыслителей, разработавший концепцию географического детерминизма, является Георг Вильгельм Фридрих Гегель, который в своей “Философии истории” вслед за Монтескье прямо указывает на детерминированность истории разных народов географическими факторами. В специальном разделе лекций по философии истории, озаглавленном “Географическая основа всемирной истории”, немецкий философ усматривает в жарком и излишне холодном климате “те естественные свойства стран, которые раз навсегда исключают их из всемирно-исторического движения…” Гегель одним из первых в истории социальной мысли совмещает географический детерминизм с расизмом, объявляя лишь страны Западной Европы и США носителями исторического прогресса и обосновывая, в частности, порабощение исконных жителей Мексики и Перу европейскими канализаторами ссылкой на то, что индейцы якобы “во всех отношениях, даже в отношении роста, стоят ниже европейцев”. Напомним, что Монтескье в свое время также затрагивал эту проблему. Вот, что он писал по этому поводу: “…деспотические государства Мексики и Перу лежали близ экватора, а почти все свободные племена жили и теперь еще живут ближе к полюсам”.

Гегель выделяет три “географических различия” земной поверхности:

- безводное плоскогорье со степями и равнинами;

- низменности, переходные страны, орошаемые реками;

- прибрежная страна, непосредственно прилегающая к морю.

Из этих трех “географических различий” Гегeль выводит тот или иной общественный строй.

Здесь также следует обратиться к Монтескье, который, ссылаясь на Плутарха, говорил, что после того как в Афинах был усмирен мятеж Килона, город снова возвратился к своим старым раздорам и разделился на столько партий, сколько было разных сортов земель в Аттике. «Горцы хотели, во что бы то ни стало иметь народное правление; жители равнин требовали правления знати; а те, которые жили близ моря, стояли за правление, смешанное из двух первых».

Гегель писал, что “скотоводство является занятием обитателей плоскогорий, что земледелием и промышленным трудом занимаются жители низменностей; наконец, торговля и судоходство составляют третий принцип. Патриархальная самостоятельность тесно связана с первым принципом, собственность и отношение господства и порабощения - со вторым, а гражданская свобода - с третьим принципом.

В связи со сказанным вновь позволим себе провести очередную параллель с основным трудом Монтескье. В частности, в главе “Об островитянах” он пишет, что “островитяне более склонны к свободе, чем жители континента”, так как на островах труднее употреблять одну часть населения для угнетения другой. Острова отделены от больших империй морем, следовательно, тирания, согласно Монтескье, не может получить поддержку от их обитателей. Море преграждает путь завоевателям. Итак, островитянам не угрожает опасность быть покоренными, им легче сохранять свои законы и быть свободными.

Таким образом, мы видим, что основы географического детерминизма были заложены Шарлем Монтескье в качестве весьма оригинальной и логически выстроенной теории.

4.1.3 Взаимосвязь народов с плодородием почвы

У ее истоков были Александр фон Гумбольдт и Карл Литтер. Они придерживались взгляда о тесных взаимоотношениях между человеком, государством и миром окружающей природы. Их непосредственным предшественником и учителем, одним из первых немецких ученых, кто внес заметный вклад в развитие географического детерминизма, был Иоганн Готфрид Гердер (1744-1803). Движущей силой развития цивилизации, по его мнению, выступают внешние и внутренние факторы. К внешним факторам ученый относил физическую природу и в первую очередь такие ее элементы, как климат, географическое положение и почва.

Здесь следует подчеркнуть, что в своем труде “О духе законов” Монтескье, помимо климата, придает большое значение также почве как фактору формирования менталитета и, следовательно, политического устройства того или иного народа. “Бесплодие земли делает людей изобретательными, воздержанными, закаленными в труде, мужественными, способными к войне; ведь они должны сами добывать себе то, в чем им отказывает почва. Плодородие страны приносит им вместе с довольством изнеженность и некоторое нежелание рисковать жизнью”, -- пишет он. Монтескье приводит очень интересный пример: он замечает, что «немецкие войска, набранные в местах, где крестьяне богаты, как в Саксонии, уступают по качеству прочим. Военные законы могут восполнить этот недостаток посредством более строгой дисциплины».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Безусловно, труды предложенные Монтескье, получили научную окраску достаточно поздно; применение географического детерминизма, в науке стало возможным только в XIX веке. Именно начиная с этого периода постепенно школа географического детерминизма перемещается в Германию, получив там полное свое развитие на стыке двух веков - девятнадцатого и двадцатого.

В последующем, принцип географического детерминизма, предложенный Шарлем Луи Монтескье еще в XVIII веке, лег в основу ряда европейских научных школ, провозгласивших первичность географической составляющей в становлении и развитии разных цивилизаций. Процесс формирования подобных научных школ начался, как было отмечено выше, еще в начале XIX века. Однако процесс этот, продолжается и по сей день. Мы уже неоднократно обращались к тому, что географический детерминизм сегодня активно изучается в Германии и ряде других европейских стран. Последнее является вполне естественным, так как именно географический детерминизм лежит в основе такой актуальной сегодня науки, как геополитика.

Учение Шарля Луи Монтескье, конечно, не было создано на пустом месте. Не секрет, что о влияние географической среды на разнообразные исторические, политические, культурные процессы рассматривалось еще в античном мире. Достаточно назвать такие имена, как Гиппократ, Геродот, Полибий, Парменид, Аристотель, Платон, Полибий, Цицерон, Страбон и другие. Античная политическая и географическая мысль, в свою очередь, была унаследована мусульманским Востоком. Так, огромное значение влиянию климата на человеческую историю продавал арабский историк и мыслитель Абд ар-Рахман Абу Зейд Ибн Халдун (1332-1406).

Монтескье, конечно же, пользовался трудами перечисленных авторов, ссылаясь на них и беря за основу их некоторые идеи и концепции. Однако очевидно одно: именно Шарль Луи Монтескье впервые дал развернутое объяснения понятию “географический детерминизм”, наметил его основные задачи и приоритеты. В дальнейшем уже ученые и мыслители предали данному понятию, более научный характер и начали развивать его в разных направлениях. Значение же фигуры Шарля Луи Монтескье в процессе становления и развития таких наук, как философия, политология, социология, география и, в частности, концепции географического детерминизма как основы современной геополитики, остается неоспоримым.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Концепция современной политологии (введение). - М., 2002.

2. Браун К. - Х. Критика фрейдо-марксизма: Пер. с нем. - М.: Прогресс, 1982.

3. Бро Ф. Политология. - М., 2002.

4. Ашин Г.К. Политическая философия в структуре политической науки // Человек-Философия-Гуманизм: Тезисы докладов и выступлений Первого российского философского конгресса (4-7 июня 1997 г.): В 7 т. Т. 4. Социальная философия и философия политики. СПб., 1997.

5. Гаджиев К.С. Политическая наука. 2-е изд. - М., 2004.

6. Гнатюк О. Л. Русская политическая мысль начала ХХ века: Н. И. Кареев, П. Б. Струве, И.Ильина - Спб., 1994.

7. Монтескье Ш.Л. Избранные произведения - М.: Государственное издательство политической литературы., 1955.

8. Чепурнов Н.В. Экология и экономика природопользования. М.: Юнити, 1998.

9. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М.: Логос, 2000.

10. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Кристалл, 2001.

11. В.С.Давтян, к.п.н. Статья - Географический детерминизм Шарля Луи Монтескье в рамках предыстории геополитики. , 2014. http://vahedavtyan.wordpress.com/

Размещено на Allbest.ru

...

Подобные документы

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.