Значение имени Бога в Библии и его произношение

Представление имени в Ветхом Завете. Значение имени Бога в библейском откровении. Происхождение Яхвизма. Имена и титулы Бога в греческой Библии. Имена и титулы Иисуса в Новом Завете. Истоки христианского употребления титула "Kyrios". Учение Иоанна.

Рубрика Религия и мифология
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 19.01.2008
Размер файла 1,9 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Это ожидание «человека» подробно засвидетельствовано только в апокалиптических сочинениях. Последние относятся к разряду тайной литературы, о чем говорится в них самих. К примеру, ожидания «человека», с которыми мы встречаемся в эфиопской книге Еноха, существовали в узком кругу называвших себя общиной праведных и хвалившихся тем, что Господь духов открыл им тайны загробного мира и сокрытого «Сына Человеческого». Эта община сетует на преследования, на то, что ее молитвенные дома сжигаются (эф.Ен.46,8; 47,1-4).

С точки зрения Нового Завета в еврейских текстах со словами «Сын Человеческий» особенно примечательно то, что в эфиопской книге Еноха и в 3-й книге Ездры на «человека» переносятся атрибуты «Раба Господня» (евр. eved YHWH) из Второисайи. В эф.Ен. он, как мы видели, именуется «светом народов» (бесспорный атрибут «Раба Господня», ср. Ис.42,6; 49,6), «избранным» (ср. Ис.42,1), «праведным» (ср. Ис.53,11); его имя до сотворения мира «названо Господом духов» (ср. Ис.49,1); он был «Им (Богом) сокрыт» (ср. Ис.49,2); вновь и вновь изображается, как цари и властители поднимаются перед ним и падают ниц (ср. Ис.49,7; 52,13-15) и т.д. В 3Езд. «человек» называется «моим (Божьим) Служителем», и о нем сказано, что он «хранится» (ср. Ис.49,2). Даже если ни одно пророчество о страданиях «Раба Господня» в явном виде не переносится на «человека» в апокалиптических писаниях, то все же в высшей степени знаменательно, что связь высказываний о «Сыне Человеческом» и о Служителе Божьем дает начало тому, что могло быть продолжено Иисусом.

Смысл титула «Сын Человеческий» в устах Иисуса

Как в древнееврейской апокалиптике, так и в устах Иисуса «Сын Человеческий» - это термин, означающий славу. Если придерживаться речений о «Сыне Человеческом», которые принадлежат древнейшему слою предания, то получается примерно следующая картина. Когда преследование общины достигает апогея (см. Мф.10,16-23; 16,28), внезапно, как гром среди ясного неба (см. Мф.24,27 пар. Лк.17,24), неожиданно для всех (см. Мф.24,37.39 пар. Лк.17,26; далее 17,30 только у Луки) исполнится понимаемое как пророчество видение Дан.7,13. Окутанный облаками, окруженный толпою ангелов, в божественной славе является «Сын Человеческий» (см. Мк.13,26, ср. Ин.1,51). Он садится на престол по правую руку от Бога (см. Лк.22,69) и шлет своих ангелов, чтобы они собрали его избранных от четырех ветров (см. Мк.13,27). Он вершит суд (см. Лк.21,36; Лк.22,69 - это тоже угроза судом!) с двенадцатью представителями двенадцати родов израильского народа в качестве присяжных (см. Мф.19,28 пар. Лк.22,30; ср. Дан.7,9сл; 1Кор. 6,2сл).

Явлением славы Сына Человеческого начинаются «дни Сына Человеческого» (Лк.17,22-24), во время которых осуществляются его «власть, почести и царство», «чтобы все народы, племена и языки служили ему; царство его - царство вечное, которое никогда не разрушится» (Дан.7,14). В качестве всеобщего властителя он является главой и представителем нового народа Божьего. Те, кто с ним, разделяют с ним эту власть (см. Лк.12,32; Мф.19,28 пар. Лк.22,28.30б). Однако для Иисуса власть и слава Сына Человеческого не имеют ничего общего с националистическими чаяниями. Мы видели, что в иудаизме времен Иисуса были распространены мессианские чаяния двух типов: ожидание национального героя-воина из рода Давида и ожидание bar nasa, «света народов» (эф.Ен.48,4). Признавая себя сторонником ожидания bar nasa, Иисус отвергает тем самым мессианские ожидания политического характера. В противоположность этим последним титул «Сын Человеческий» выражает универсальность верховной власти: он несет спасение всему миру (см. Мф.25,31-46).

Явление славы Сына Человеческого предназначено тем, кто выдержал проверку страданием. Он будет «надеждой тех, кто опечален в сердце своем» (эф.Ен.48,4). Это можно видеть и в речениях Иисуса. Бросается в глаза, что логии со словами «Сын Человеческий», принадлежащие древнейшему слою предания, в подавляющем числе случаев возникают в контексте эсхатологических бедствий, преследований и испытаний (см. Мк.13,26 пар.; Мф.24,27.37-39 пар.; Лк.17,24.26; Мф.10,23; Лк.17,22,30; 18,8; 21,36); их цель - утешить и укрепить учеников перед лицом ожидающих их трудностей, открывая им предусмотренный Богом чудесный исход.

О «Сыне Человеческом» Иисус всегда говорит в третьем лице. Как это объяснить? Ответ может быть только один: говоря о «Сыне Человеческом» в третьем лице, Иисус имеет в виду различие не между двумя разными личностями, а между своим теперешним статусом и состоянием прославленности. Третье лицо выражает «таинственную связь», существующую между Иисусом и «Сыном Человеческим»: пока он еще не «Сын Человеческий», но он будет возвышен и станет «Сыном Человеческим».

Однако если ? ???? ??? ???????? - это производный от Дан.7,13 термин, означающий славу, посредством которого Иисус говорит ученикам о своем будущем царском сане и своих будущих судейских полномочиях, то возникает последний вопрос: каким образом справлялся Иисус с этим контрастом между своим униженным состоянием и ожиданием будущей славы, контрастом, который резче всего проступает в словах Лк.22,69; Мк.14,62, когда беззащитный угрожает самому высокому суду - синедриону? Очевидно, что ссылка на Дан.7 еще не позволяет добраться до того, что лежит в основе представления Иисуса о своей миссии. Оно действительно лежит глубже: не в Дан.7, а в Ис.53, где говорится о невинно страдающем «Рабе Господнем» взявшем на себя человеческие грехи и немощи.

ИИСУС - СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Как уже было отмечено раньше (см. октябрьский номер газеты «ПО»), большинство речений Иисуса о «Сыне Человеческом» связаны с его эсхатологическими страданиями и последующим прославлением.

Как сообщают евангелия, Иисус трижды явным образом возвестил ученикам о своих страданиях и своем воскресении. Эти - так их обычно называют - три пророчества о страданиях, которые начинаются исповеданием Петра, представлены в Мк.8,31; 9,31; 10,33. Если ограничиться редакцией Марка как более древней, то сравнение трех вариантов пророчества о страданиях Мк.8,31; 9,31; 10,33 ясно показывает, что второй из них (9,31) следует признать наиболее древним, и не только из-за краткости и неопределенности, но в первую очередь из-за особенностей языка:

«Сын Человеческий предается в руки человеческие,

и убьют его,

и, убитый, он через три дня воскреснет» (Мк.9,31).

В этом трехстишии, прежде всего, бросается в глаза переход от настоящего времени к будущему; он объясняется, как показывает Мк. 14,41 «…вот предается Сын Человеческий в руки грешников», тем, что первая строка имела и самостоятельное хождение. Она восходит к арамейскому преданию; ведь прочно укоренившееся в традиции настоящее время слова «предается» ??????????? (Мк.9,31), возвращает нас к лежащему в его основе арамейскому причастию «mitmesar» обозначающему близкое будущее. Так мы выходим на первоначальную (арамейскую) форму пророчества о страданиях, которое имело следующий вид:

«mitmesar bar nash lide bene nash».

Отметим возникающую при этом обратном переводе игру слов bar nash / bene nash. Если учесть, что ??????????? / mitmesar, это passivum divinum, то смысл пророчества в его первоначальной форме таков:

«Бог (скоро) отдаст человека в руки человеков».

Это машаль, загадочное изречение - хотя бы уже потому, что выражение bar nash может быть понято и как титул, и как родовое понятие. Если понимать этот оборот как родовое понятие, то здесь возвещается смутное время эсхатологических бедствий, когда отдельные люди окажутся отданными на произвол судьбы. Если же толковать его как титул, то в этой фразе говорится об оставлении на произвол судьбы «Сына Человеческого». Следовательно, перед нами загадочное изречение апокалиптического характера. В одном ряду с ним стоят и другие мешалим (загадочные изречения), например: «человек уходит» (Лк 22,22); «человеку надлежит много пострадать и быть презираемым» (Мк.9,12; Лк.17,25); «человеку надлежит быть преданным в руки людей грешных…» (Лк.24,7).

Таким образом, машаль «Бог (скоро) отдаст человека в руки человеков» (Мк.9,3la) - это древнейшее ядро, лежащее в основе пророчеств о страданиях., Однако при всей его краткости в нем можно обнаружить три стилистических приема, которым отдавал предпочтение Иисус: 1) высказывание в загадочной форме, 2) passivum divinum (прием говорящий о действиях или чувствах Бога в завуалированной форме) и 3) парономазия (т.е. игра слов).

Три пророчества о страданиях Мк.8,31; 9,31; 10,33 составляют лишь небольшую часть обширного материала речений, посвященного будущим страданиям Иисуса. Этот материал чрезвычайно многообразен. С формальной точки зрения речь идет о содержащихся в возвещениях страданий образных выражениях, загадочных изречениях, возглашениях горя, цитатах (цитаты из Писания и литературы мудрости Лк.11,49) и т.д. С точки зрения содержания сюда относятся:

а) слова угрозы убийцам посланцев Божьих (см. Мф.23,34-36); тем, кто строит гробницы пророкам, а сами замыслили убить пророка (см. Мф.23,29-32); предателю (см. Мк.14,21);

б) обвинение Иерусалима в убийстве пророков (см. Мф.23,37-39) и предостережение против убийства наследника (см. Мк.12,8);

в) мешалим, в центре которых стоит собственная судьба Иисуса: человек без родины (см. Мф.8,20); предстоящая разлука (см. Мк.14,7 пар.; Ин. 16,16); участь Крестителя (см. Мк.9,13); участь пророков (см. Лк.13,33); пасхальный агнец (см. Мк.14,22-24); чаша (см. Мк.14,36); погребение как преступника (см. Мк.14,8); возвращение из состояния смерти (см. Лк.11,29);

г) мешалим, в которых судьба Иисуса ставится в связь с другими событиями конца времен: начинающееся со страданий Иисуса время мечей (см. Лк.22,35-38); убитый пастырь и рассеянное стадо (см. Мк.14,27); отнятый жених (см. Мк.2,20); чаша и крещение (см. Мк.10,38); выкуп (см. Мк.10,45); краеугольный камень храма (см. Мк.12,10); огонь и крещение (см. Лк.12,49);

Уже само это изобилие возвещений о страданиях, а еще больше - загадочность и неопределенность многих из них, а также богатство образов и многообразие форм и жанров показывают, что мы имеем здесь дело с широким пластом предания, включающим много древнего, допасхального материала.

Смысл страданий Сына Человеческого

Евангельские тексты позволяют продвинуться нам еще дальше в изучении этого вопроса. Они не только утверждают, что Иисус ясно видел, что ему предстоят страдания, и возвещал их; они говорят еще и о том, что он задавал себе вопрос о необходимости своей смерти и находил ответ в Писании - прежде всего в Ис.53, в главе о страдающем Служителе Божьем, но также и в других местах, например в Зах.13,7.

Почти все эти ссылки на Ис.53 опираются на еврейский или арамейский текст; влияние Септуагинты можно установить только в Лк 22,37; оно возможно в Мк.9,31 (???????????) и параллельных примерах, а в Мк.9,12; 10,45; 14,8,24; Лк.23,34; Ин.10,11,15,17, наоборот, исключено. Таким образом, уже древнейшая Церковь, существовавшая в семитскоязычной среде, была убеждена в том, что Иисус видел свои страдания предначертанными в Ис.53, и тем самым приписывала его смерти искупительную силу.

Евреи того времени верили, что всякая смерть обладает искупительным действием, если она связана с покаянием. Это относится даже к смерти преступника; его смерть искупает вину, если он перед казнью произносит искупительную формулу: «Да будет смерть моя искуплением (kappara) всех моих грехов». И уж тем более смерть имеет искупительную силу для каждого израильтянина, если он произносит эту искупительную формулу на смертном одре. Еще большей силой обладает смерть праведников, их незаслуженные страдания помогают другим. Смерть невинных детей искупает грехи их родителей. Если умирает первосвященник, убийцы могут выйти из городов-убежищ: их вина искуплена. Еще большей искупительной силой обладает смерть свидетельствующего о вере. Эллинистическое еврейство прославляет мученичество, ибо оно останавливает гнев Божий на Израиль и служит Израилю ????????? (заменой), ????????? (средством очищения), ?????????? (средством искупления). «Пусть моя кровь послужит ему (народу Божьему) к очищению. Возьми мою жизнь взамен их», - молится старый мученик Эльазар.

Но и в палестинском регионе говорилось о том, что мученическая смерть приближает конец этого мира, что она открывает мученику грядущий мир и делает его заступником за других, что она обладает миссионерской силой и способствует искуплению грехов Израиля. Таков был мир, в котором жил Иисус. Если он сознавал себя эсхатологическим посланцем Божьим, несущим последнюю, окончательную весть, и считался с возможностью насильственной смерти, то у него должен был возникнуть вопрос о смысле и искупительном действии его смерти. Поэтому есть все основания считать, что Иисус нашел предначертание смысла своих страданий в53-й главе книги пророка Исайи.

Слова, произнесенные на Тайной вечере

Для истолкования страданий они являются самыми важными. Объясняющие слова переданы пятикратно. Самый древний текст - это 1Кор.11,23-25; родственный, но независимый от него - Лк.22,15-20; независимым является также текст Мк.14,22-25, повторенный с отклонениями в Мф.26,26-29; сюда же примыкает Ин.6,51 как Иоаннов вариант слов о хлебе. Эти пять текстов принадлежат к двум разным ветвям предания. Однако намного важнее - полное совпадение всех четырех независимых редакций текстов в том, что касается их основного содержания.

Возьмите: это тело (плоть) мое

кровь моя Завета

это

Завет в крови моей

за многих.

В самом объяснении следует обратить внимание на два момента. Во-первых, когда Иисус сравнивает преломленную мацу со своим умерщвленным телом, а красное вино - со своей кровью, он пользуется понятиями, связанными с ритуалом жертвоприношения: bisra udema (арам. плоть и кровь) или (если Иисус продолжил еврейскую застольную молитву на lingua sacra т.е. на иврите ), то basar wadam (евр. плоть и кровь); и ?? ???? ??? ???????? (кровь Завета) и ??????????? (проливаться) - это тоже слова, употреблявшиеся при жертвоприношении. Тем самым Иисус говорит о себе как о жертве, а именно как об эсхатологическом пасхальном агнце (ср. 1Кор.5,7), утверждающем своей смертью новый союз, предварением которого был союз, заключенный на Синае (Исх.24,8), и который, как было предсказано, должен осуществиться во времена спасения (Иер.31,31-34). Его смерть является, таким образом, заместительной смертью. О том, за кого принимается эта смерть, сказано в выражениях, начинающихся с предлога ???? ?????? (за многих).

Величие слов о том, что Иисус умирает за многих, становится понятным, если помнить раввинистический тезис, согласно которому для любого греха и грешника есть средство искупления, однако для народов никакого выкупа не существует. В противовес этому Иисус говорит о своей смерти как о замещающей для многих обреченных на смерть. Употребленное в расширительном значении слово ?????? отсылает к Ис.53. Относительно редко встречающееся в Ветхом Завете, в Ис.53гл. оно повторяется не менее пяти раз; это, можно сказать, ключевое слово 53-й главы. Этими словами Иисус свидетельствует, что он сознает себя Служителем Божьим, идущим на заместительную смерть. Без Ис.53гл. слова, сказанные на Тайной вечере, остаются непонятными.

Слова о выкупе

В самой тесной связи со словами, произнесенными на Тайной вечере, находятся слова о выкупе: «Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему послужили, но чтобы послужить и отдать душу Свою как выкуп за многих» (Мк.10,45). В отличие от мирских властителей, которые полагаются на силу и власть, ученики должны служить, так как и сам Иисус пришел, чтобы послужить и добровольно отдать свою жизнь как выкуп за многих. Для понимания этого высказывания о служении Иисуса (Мк.10,45) основополагающее значение имеет тот факт, что каждое его слово отсылает нас к Ис.53,10, и притом к еврейскому тексту. Соответственно слово ??????, которое в Септуагинте (20 примеров) означает выкуп за первородство, за освобождение раба, за землю, за убитого, в Мк.10,45 получает новый смысл возмещения, искупительного дара - смысл, который имеет еврейское слово asam в Ис.53,10. Таким образом, служение Иисуса заключается в том, что он отдает свою жизнь как искупительный дар, который пойдет во благо многим (???? ??????), причем ?????? здесь, как и в ??.14,24, имеет расширительное значение (за всех). Эта заместительная добровольная смерть за неисчислимое множество людей совершается как исполнение слов о Служителе Божьем Ис.53,10, понимаемых как пророчество.

Слова о мече

В Лк 22,35-38, одном из фрагментов, восходящих к особому источнику Луки, мы встречаем дословную цитату из Ис.53,12, которая прочно укоренена в контексте. Иисус говорит своим ученикам, что мирные времена окончились и наступает эсхатологическое время мечей (ср. Зах.13,7). На неизбежно возникающий вопрос о причине столь радикального изменения ситуации Иисус отвечает цитатой из Ис.53,12: «ибо говорю вам : нужно, чтобы совершилось на мне это слово Писания: «И к беззаконным причтен» (Лк.22,37). Иисус должен будет претерпеть крайнее унижение, и его страдания станут поворотным пунктом также и в судьбе его последователей. И опять именно глава о Служителе Божьем дает Иисусу интерпретацию предстоящих ему страданий.

Слова об Илии

В Мк.9,12 Иисус говорит, что и его ждет участь Крестителя. Этот вывод согласуется с другими высказывания-ми Иисуса о Крестителе. Иисус видел в нем пророка Божьего, даже больше чем пророка (Мф.11,9 пар. Лк.7,26), и рассматривал себя самого как последнего в ряду пророков рядом с Крестителем. Люди того времени были убеждены, что мученичество -- это обычная судьба пророка, и Иисус разделял эти убеждения и относил их к самому себе. Однако, согласно Мк.9,12, Иисус не только выражает уверенность в том, что он разделит судьбу Крестителя, но и дает понять, что его смерть будет принципиально отличной от смерти Крестителя, намекая этим на Ис.53,3 «чтобы много пострадать и быть униженным». В этой отсылке к Писанию имеется в виду еврейский текст.

Слова о пастыре

В один ряд с толкованиями страданий с неко-торыми оговорками следует поставить и слова о пастыре Мк.14,27 (= Зах.13,7). На первый взгляд образное изречение «поражу пастыря, и будут рассеяны овцы» действительно не содержит в себе ничего, кроме утверждения, что участь Иисуса отразится и на учениках. Но тогда мы упускаем из вида тот факт, что образ пастыря имеет продолжение в ст. 28: «но по восстании Моем Я предварю вас в Галилее». Слово «предварю» - «????????» (идти впереди, вести) -- это технический термин из языка пастухов (ср. Ин.10,4,27). Таким образом, возвещение о страда-ниях в ст. 27 нельзя рассматривать изолированно, напротив, акцент делается на обещании спасения в ст. 28. Смерть пастыря кладет нача-ло не только рассеянию, но и собиранию стада. Эта взаимосвязь под-тверждается в Зах.13,7-9. И там за убийством пастыря следует не только рассеяние стада и истребление двух третей его поголовья, не и -- это подчеркивается -- очищение оставшейся трети, которая ста-новится народом Божьим времен спасения. Как мыслится связь между смертью пастыря и очищением народа Божьего -- об этом у пророка Захарии не говорится, разве только в контексте дается понять, что в день плача об умершем, «которого пронзили» (Зах.12,10), откроется источник для омытия греха и нечистоты для дома Давидова и жителей Иерусалима (Зах.13,1). Во всяком случае, в Иоанновой проповеди о пастыре смерть пастыря истолковывается как заместительная смерть ради стада, при-чем «положить душу» (Ин.10,11,15,17) намекает на еврейский текст Ис.53,10.

Заступничество за виновных

Согласно Лк 22,16,18 пар. Мк.14,25, Иисус во время последней трапезы торжественно отказывается от еды и питья с учениками; смысл этого отказа можно было бы вывести из обычая древней палестинской Церкви отказываться от пасхальной трапезы и поститься в пасхальную ночь, чтобы таким образом в последний час перед ожидавшимся приходом Мессии просить за Израиль. Если отказ Иисуса действительно выражал просьбу за Израиль, напрашивается предположение, что тем самым он осуществлял заступничество Служителя Божьего за виновных (см. Ис. 53,12). Однако заступничество Иисуса не ограничивается Израилем. Об этом свидетельствует Лк.23,34.

Для понимания заступничества Иисуса преимущественное значение имеет та ситуация, в которой оно делается. Напомним, что по еврейскому обычаю преступник перед казнью долж-ен был произнести искупительную формулу: «Да будет смерть моя искуплением всех моих грехов». У мучеников признание грехов меняется просьбой за Израиль (прежде всего в 4Макк). Иисус также вместо искупительной формулы произносит молитву, которая направляет искупительную силу его смерти на других -- но не на Израиль, а на его палачей. В еврейских мартирологах нет ничего подобного, так что и здесь напрашивается мысль о 53-й главе Исайи, которая (и притом в еврейском тексте) заканчивается словами: «и он понес грехи многих и за виновных сделался ходатаем» (ст. 12).

Количество примеров, позволяющих судить об истолковании стра-даний Иисусом, ограниченно. Объясняется это тем, что он говорил об этой глубочайшей тайне своей миссии только при наставлении учени-ков, и при этом лишь в последний период своей деятельности.

Смысл страданий Сына Человеческого состоит в заместительстве за многих (см. Мк.10,45; 14,24). Как мог Иисус приписывать своей смерти такую безграничную искупительную силу? Ответ заключается в следующем: он умирает как Служитель Божий, о страданиях и смерти которого в 53-й главе книги Исайи гово-рится, что это безвинные (ст. 9), переносимые с кротостью (ст. 7), добровольные (ст. 10), угодные Богу (ст. 6,10) и потому искупающие грехи других (ст. 4сл) страдания. Так как жизнь, которая здесь преда-ется смерти, -- это жизнь с Богом и от Бога, эта смерть обладает безграничной искупительной силой.

«ИМЕНА» И «ТИТУЛЫ» ИИСУСА В НОВОМ ЗАВЕТЕ

Выражения, включающие в себя «имя» Иисуса, часто встречаются в Новом Завете и имеют очень большое значение, потому что их употребление параллельно употреблению имени Бога в Ветхом Завете. Первые христиане без затруднений подставляли имя Иисуса вместо имени Бога. В самом деле, для них божествен-ное имя, YHWH, относилось к Иисусу, по-скольку перед Ним должно было прекло-ниться всякое колено, и всякий язык дол-жен был исповедовать, что Он -- Господь (см. Флп.2,9-11; ср. Ис.45,20-23). Новозавет-ные верующие должны жить во имя Иису-са, точно так же, как ветхозаветные верую-щие должны были жить во имя Яхве.

Люди, услышавшие Благую Весть и от-кликнувшиеся на нее, призывают имя Ии-суса во спасение (см. Деян.2,21), веруют во имя Его (см. Ин.1,12; 1Ин.5,13); затем оправды-ваются (см. 1Кор.6,11) и получают прощение именем Иисуса (см. Деян.10,43; 1Ин.2,12), а потом крестятся во имя Иисуса (см. Деян.2,33; 10,48; 19,5). Теперь, имея жизнь во имя Его (см. Ин.20,31), верующие должны прослав-лять имя Иисуса (см. 2Фес.1,12), благодарить и делать все, что делают, во имя Иисуса (см. Еф.5,20; Кол.3,17). В точности подобно Ветхому Завету, где имя Божье представля-ет личность Бога и все, что Он есть, в Новом Завете «Имя» Иисуса означает все, что есть Иисус в качестве Господа и Спасителя.

В дополнение к все-объемлющей мысли, которая заключена в самом имени Иисуса, существует также ряд немаловажных способов именования, которые употребляются в Новом Завете по отношению к Иисусу. Каждый из них (а мы уже рассмотрели титулы Иисуса - «Мессия - Христос», «Господь», «Сын Божий», «Сын Давидов» и «Сын Человеческий») рас-крывает некую особенность того, Кем является Иисус, а в сочетании они представляют со-бой определение Его личности и деяний, и становятся как бы Его вторым «именем».

Единородный, Единственный

Иисус на-зван «Единородным» (??????????) в пяти местах Нового За-вета (см. Ин.1,14,18; 3,16,18; 1Ин.4,9). Сов-ременные переводчики склонны перево-дить это слово как only, «единственный» или one and only, «один-единствен-ный». В любом слу-чае в Иоанновом корпусе Писаний акцент делается на единственности Ии-суса: Он находится в совершенно особых отношениях с Отцом, настолько близких, чтобы составлять с Ним одно целое (см. Ин.5,18; 10,30), и все же пребывает настолько отдельно от Него, насколько это необходи-мо, чтобы полностью отождествиться с че-ловечеством при воплощении (см. Ин. 1,14).

Слово ?????????? употребляется в Лк.7,12, 8,42, 9,38 для обозначения соответст-венно единственного сына вдовы в Наине, дочери Иаира и сына, страдающего припад-ками, чей отец -- некто из народа. Это сви-детельствует, что в обычном словоупотреб-лении данный термин обозначает единст-венного ребенка. Еще в одном случае это слово встречается в Новом Завете в Евр.11,17, где говорится, что Авраам едва не принес в жертву своего «единородного» сы-на Исаака. Предполагается, что для Иоан-на, как и для священнописателя Послания к евреям, это происшествие (см. Быт.22,1-18) служит главным обоснованием для ранне-христианских представлений о богосыновстве Иисуса и Его жертвенной смерти.

В современных переводах правильно от-ражено, что статус Иисуса в качестве «Еди-нородного» подчеркивает Его уникаль-ность, а не Его положение или обстоятель-ства Его происхождения -- это не есть прямая ссылка на девственное зачатие. Как не-превзойденное выражение славы Отца, бу-дучи обособленным ото всех сотворенных людей Он во всем имеет первенство (см. Кол.1:18). Он ?????????? -- то есть полностью уникален, как Своей личностью, так и ро-лью Спасителя. Один из отцов церкви Иероним (ок. 400 г. по Р. X.) внес в Вульгату слово unigenitus «единственно рожден-ный», чтобы воспрепятствовать распро-странению арианских взглядов, будто бы Иисус был сотворен.

Святой Божий

В Ветхом Завете «Святой Божий» -- это божественный эпитет, рас-пространенный в поэтических и пророчес-ких текстах и употребляемый для того, что-бы выразить обособленность Господа. В Но-вом Завете это имя по отношению к Иисусу встречается два раза в евангелиях (см. Мк.1,24 - Лк.4,34 {синод. «Христос, Сын Бога Жи-вого»}), один раз в Деяниях (см. Деян.3,14) и, возможно, еще в двух местах (см. 1Ин.2,20; Отк.3,7).

В Евангелии от Марка Иисус, начиная Свое общественное служение, учит в сина-гоге в Капернауме (см. Мк.1,21-22). Человек, одержимый духом нечистым, тогда вскри-чал: «Оставь, что Тебе до нас, Иисус Наза-рянин? Ты пришел погубить нас! знаю Те-бя, кто Ты, Святый Божий (? ????? ??? ????)» (Мк.1,23-24). Это событие, возможно, лучше рассматри-вать в свете характерного для Евангелия от Марка мотива тайны, связанной с тем, что люди редко способны полностью понять подлинную сущность Иисуса. И только Бог (см. Мк.1,11; 9,7) или, как и в этом тексте, бесы (см. Мк.5,7) еще до распятия знали, Кем был Иисус. Вдобавок, знание чьего-либо «имени» может подразумевать власть над его носителем. Но несмотря на знание беса о том, что его потенциальный укроти-тель -- «Святой Божий», Иисус кратким распоряжением изгоняет его вон и изумля-ет толпу Своим учением и Своей властью (Мк. 1:25).

Иоанн противопоставляет отступничест-ву «многих из учеников» верность двенад-цати (Ин.6,66-69). Петр отвечает Иисусу: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь гла-голы вечной жизни, и мы уверовали и поз-нали, что Ты -- Святой Божий» {синод. «Христос, Сын Бога Живого»}. В 1Ин.2,20 может подразумеваться либо Бог, либо Ии-сус: «Вы имеете помазание от Святого». Приведенная выше цитата из Евангелия от Иоанна позволяет предположить, что это помазание осуществил Иисус, но не исклю-чено и то, что священнописатель намеренно оставил здесь некоторую неопределен-ность.

В Книге Деяний Петр упрекает толпу любопытствующих за то, какую роль они сыграли в распятии Иисуса. Ничто не мог-ло быть хуже, чем отречься «от Святого и Праведного» и взамен просить отпустить им убийцу (см. Деян.3,14). И, наконец, в посла-нии ангелу Филадельфийской церкви Ии-сус -- «Святой, Истинный, имеющий ключ Давидов» (Отк.3,7). Этот стих, подобно Де-ян.3,14, иллюстрирует, как полный эпитет «Святой Божий » может сокращаться и со-четаться с другими описаниями Иисуса, чтобы выразить основную идею текста. В книге Деяний Петр стремится убедить сво-их слушателей, в то время как апокалипти-ческий священнописатель приводит разли-чные образы Иисуса, чтобы воодушевить верующих во времена ожесточенных гоне-ний.

Начальник и вождь

Иисус назван «На-чальником» в Деян.3,15; 5,31 и в Евр.12,2, «вождем» в Евр.2,10. Во всех случаях гре-ческое слово одно и то же -- ???????. Употребление этого термина в греческом пере-воде Ветхого Завета (LXX) и во внебиблейских греческих текстах предполагает его тройственный смысл: 1) первопроходец (первооткрыватель), который прокладыва-ет путь для остальных, отсюда переводы «вождь» или «герой»; 2) первоисточник или основатель, отсюда «автор», «зачин-щик», «зачинатель»; 3) руководитель и правитель, отсюда «полководец», «князь», «царь». Эти значения вполне способны пересекаться или объединяться. В своем са-мом общем смысле это греческое слово относится к тому, кто осваивает новые земли, открывает новые пути и ведет по ним других. Такой ??????? строит города или кре-пости для тех, кто идет следом, и ведет их к победе над противником. Когда устанав-ливается мир, он остается руководителем, и город или община получают его имя. Впо-следствии его почитают как героя-основа-теля.

В Деян.3,15 Петр обвиняет иудеев в том, что они убили «Начальника (???????) жизни», подразумевая тем самым, что Ии-сус -- зачинатель не только биологической, но и «новой жизни» и провиденциально за-ботится о тех, кто приобщился к Нему. Позднее Петр называет Иисуса «Начальни-ком (???????) и Спасителем» (Деян.5,31), Который приносит Израилю покаяние. Слово Спаситель ассоциируется с древни-ми «судьями». Иисус -- Тот, Кто действует в критической ситуации, порожденной гре-ховностью Божьего народа, и пришел Он не только, чтобы принести избавление, но и чтобы продолжить служение в качестве На-чальника (???????). Священнописатель Послания к евреям говорит о страдающем «Вожде (???????) спасения» (Евр.2,10) и «Начальнике (???????) и Совершителе ве-ры» (Евр.12,2). В каждом случае подразу-мевается, что Иисус не только порождает и дарует новую жизнь для людей Своего на-рода, но и остается в этой новой жизни с ними; они носят Его имя, а Он -- их Царь.

Избранник

Иисус назван избранником (????????????) Божьим в рассказе Луки о преображении (см. Лк.9,35), а в (Мф.12,18) возлюбленным (? ????????), когда Матфей ци-тирует Ис.42,1 применительно к Иисусу. Это говорит нам о том, что эти два «титула» применительно к Иисусу в Новом Завете взаимосвязаны. В описании же Петра Иисус -- «камень живой, человеками отвер-женный, но Богом избранный (????????), драгоцен-ный» (1Пет.2,4).

В Ветхом Завете руководители Израи-ля -- Авраам (см. Быт.18,19), Моисей и Аарон (см. Пс.104,26; Пс.105,23), священники и ле-виты (см. Втор.18,5; 21,5), Саул (см. 1Цар.10,24), Давид (см. 3Цар.8,16; 2Пар.6,6; Пс. 88,4), а также раб Господа (см. Ис.42,1; Ис.43,10) -- названы избранниками Божьими. Израиль как целое нередко называется избранным народом Божьим (см. Втор.7,6; Ис.41,8; Ис.44,1; Ам.3,2). Все это были земные люди или группы людей, с помощью которых Бог осуществлял Свой замысел откровения, Иисус же как «Избранник» не имеет Себе равных, Он был предназначен Богом для того, чтобы выполнить Свою задачу на зем-ле. Он воплотил в Себе все, чем должны были быть ветхозаветные избранники. Он -- особый объект Божьей любви и боже-ственный совершенный Посланник и Иску-питель.

Про Своих апостолов Иисус говорит, что избрал их (см. Ин.6,70; 13,18; 15,19), Церковь также называется избранной Божьей (см. Иак.2,5; 1Пет. 1,1-2; 2,9; Еф.1,11; Кол.3,12), так как она -- Тело Христово. Церковь, пребывая «во Христе», разделяет с Ним это особое предназначение быть «избранной». Церковь -- объект для любви и искупления со стороны Христа, она призвана к обще-нию с Ним, чтобы продолжать делать Его дело.

Первородный, Первенец

Единственное число слова первенец (??????????) употреб-лено по отношению к Иисусу в шести мес-тах Нового Завета. В биологическом смыс-ле Он назван Первенцем Марии в Лк.2,7. В духовном смысле Он назван «Первородным», так как это отличает Его от ангелов (см. Евр.1,6). Он рожден прежде всякой твари (см. Кол.1,15), и для верующих в Него Он -- «первородный между многими братиями» (Рим.8,29). Среди людей Он уникален, и одна из глав-ных причин этого -- Его воскресение из мертвых. Он был первым, Кто воскрес, что-бы более никогда не умереть, и поэтому во всем имеет первенство (см. Кол.1,18; Отк.1,5).

Божественные «имена» и «титулы» в Откровении Иоанна

Откровение святого Иоанна Богослова, или Апокалипсис, последняя книга Библии и единственная в каноне Нового Завета, близкая по своему жанру к книгам пророков. Написана она на греческом языке и состоит из двадцати двух глав.

Длинное заглавие книги «Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре» (Откр.1,1-2) сразу же четко определяет, к какому литературному жанру принадлежит книга. Это откровение, апокалипсис, то есть символическое изображение сущности исторического процесса. Действие Промысла Божьего в событиях церковной и мировой истории Иоанн показывает с помощью образов, иносказаний, криптограмм и поражающих воображение картин. В этом отношении Откровение написано по законам апокалиптической литературы, которая ведет свое происхождение от книг пророков Иезекииля, Даниила и апокрифических апокалипсисов межзаветного времени.

В отличие от большинства ветхозаветных и апокрифических апокалипсисов, Откровение не анонимное и не псевдонимное произведение. Оно написано от лица человека, хорошо знакомого читателям. Это Иоанн, «брат» и «соучастник в скорби» гонимых христиан (см. Откр.1,1,4,9; 22,8). Он именует себя «рабом», т.е. служителем, Иисуса Христа (см. Откр.1,1). Все, что открывается ему, относится к жизни и судьбам христианской Церкви прибывающей в этом мире. Бог стоит в центре Откровения, но Он не возвещает новых догматических истин, а говорит об испытаниях, через которые должны пройти верные, прежде чем придет полная победа Царства Божьего. Откровение начинается посланием к семи церквам Малой Азии, и в них говорится об их бытии в мире. Тем самым священный писатель отступает от чисто апокалиптического жанра, сближая свою книгу с посланием.

Уже в III веке свт. Дионисий Великий отметил своеобразие языка Откровения. «Речи и язык его не чисто греческие, но смешаны с речениями иностранными и по местам неправильными» (Евсевий. Церковная история, VII, 25). Впоследствии филологические изыскания установили, что текст предельно насыщен гебраизмами и семитизмами, что автор писал по-гречески, думая по-еврейски или арамейски. Кроме того, тайнозритель Иоанн обнаруживает не просто глубокое знание Ветхого Завета, но мыслит в системе ветхозаветных образов, символов и средств выражения. Сотни цитат, прямых и косвенных намеков, реминисценций, парафраз из Ветхого Завета показывают, что Иоанн буквально жил в мире Священного Писания, выражая открывшееся ему словами, издревле принятыми в священных книгах. Современные библеисты пришли к выводу, что Откровение написано ритмической прозой и является своего рода поэмой, и в этом оно продолжает традицию ветхозаветных Пророков. Из Ветхого Завета Иоанн заимствует ряд литературных приемов, в частности, концептуальную символику. Глубокая связь последней книги Библии с ветхозаветной традицией очень важна для понимания Откровения и помогает в его экзегезе. Иоанн пишет к людям, как и он проникнутым духом и буквой Священного Писания.

Учение Иоанна о Боге

Богословие Откровения очень Теоцентрично, то есть все начинается с Бога и кончается в Боге. В самом начале тайнозритель говорит о Боге в Его троичности: «Иоанн семи церквам в Асии: благодать вам и мир от Сущий и был и грядущий, и от семи духов, которые пред престолом Его, и от Иисуса Христа, Который - Свидетель верный, Первородный из мертвых и Владыка царей земных» (Откр.1,4-5). Эта формула имеет большое богословское значение, так как ставит семь духов и Иисуса Христа на один божественный уровень с Богом Отцом (ср. Мф.28,19). Однако это конечно еще не Тринитарная концепция Бога (разработанная Церковью только в процессе догматических споров IVв.), а концепция божественности.

Пролог книги Откровения заканчивается первым возвещением Бога о Самом Себе: «Я - Альфа и Омега, говорит Господь Бог, Сущий и был и Грядущий, - Вседержитель» (Откр.1,8), а второе возглашение находится в видении «нового неба и новой земли»: «Я - Альфа и Омега, Начало и Конец» (Откр.21,6). В этих прорицаниях даны три из пяти наименований Бога в книге Откровения. Четвертое имя Бога - «Сидящий на престоле» (Откр.5,1), а пятое и последнее «Живущий во веки веков» (Откр.4,9-10).

Первое имя «Альфа и Омега, Первый и Последний, Начало и Конец» в трех вариантах повторяется семь раз. Число семь не случайно, это любимое число Иоанна, число, выражающее полноту и завершенность.

«Альфа и Омега» -- назва-ния первой и последней букв греческого алфавита. Подобный способ выражения обусловлен об-разом мышления древних евреев -- для обо-значения предмета или явления во всей его целостности они называли его составляю-щие части или исходную и конечную точки (напр., выражение «ни худого, ни хорошего» в 2Цар.13,22 означает «вообще ничего»). В значении «первая и последняя буквы алфа-вита» это выражение существует и у равви-нов: «Адам преступил весь закон от Алефа до Тава» (от первой до последней буквы евр. алфавита). Другое изречение раввинов гла-сит: «Авраам держался закона от Алефа до Та-ва».

Вечный и Всемогущий Бог есть Альфа, начало, с которого начинается Божий вечный замысел (см. Быт.1,1; ср. Ин.1,1), и Омега, конец, которым он заканчивается. Он был Альфой в Бытии, сейчас, в этой книге, Он является Омегой. Он закончит все, что начал. С точки зрения правления, Он продолжает Свое вселенское действие, которое Он начал с древних времен и которое Он закончит (см. Откр.21,6). Бог предшествует всему как Творец и Он приведет все как Творец к эсхатологическому исполнению. Он начало и цель всего творения. У Него первое и последнее слово в творении.

«Начало и Конец» - эти понятия взяты из греческой философии и использовались в значении вечности в иудаистической литературе эллино-римского периода, например у Иосифа Флавия, Филона Александрийского и др. Они связывали еврейское четырехбуквенное имя Бога «YHWH» с понятиями первичности и цели. Если греческие философы видели начало всего сущего, то в стихиях мира (огонь, воздух, земля и вода), то в неделимых частицах (атомы), то для Иоанна началом всего, то есть первопричиной и первоисточником всего является Бог, Он также является и концом всего, то есть целью всего существующего.

Второе имя «Сущий и был и Грядущий» встречается в книге Откровения пять раз. «Сущий и был и Грядущий» - это тоже герменевтика божественного имени YHWH. Это имя в Исх.3,14 Септуагинтой толкуется как утверждение вечности «? ??» - «Сущий». Иерусалимский Таргум на Втор.32,29 толкует это имя «Я есть Тот, Кто есть» в расширительном смысле как «Я есть Он, Который есть, и Который был, и Который будет» - тем самым рассматривая статус Бога как Господа всех времен. Иоанн зависит от этой таргумической интерпретации имени Бога, но и отличается в формулировке. Он заменяет глагол «и будет» на «и грядет» - подчеркивая этим важнейшую для гонимых христиан истину о втором пришествии Бога в лице Иисуса Христа. Таким образом, Иоанн толкует имя Бога динамично и развивает иудейскую веру не только в Бога творца, но в Бога эсхатона - Бога конца.

Полтора тысячелетия считалось, что язык Откровения невежественный, так как не знает правильного согласования падежей. Так в Откр.1,4 после слов «…благодать вам и мир от (кого?)…» требующих продолжения в родительном падеже стоит именительный падеж «Сущий и был и Грядущий». Однако, современные библеисты пришли к выводу, что это не невежественность Иоанна, а специальный богословский прием. Иоанн подчеркивает этим неизменность Бога. Бог настолько неизменен, что Его имя стыдно изменять по падежам.

Третье имя «Господь Бог, Вседержитель» - встречается в Откровении тоже семь раз. Это имя стандартный перевод развитой формы имени, которая встречается в Ветхом Завете «Яхве Элохим Цебаот» - Яхве Бог множеств, Бог воинств, Бог всего. В Ветхом Завете это имя означает бесспорную власть Яхве над всем творением и всеми вещами, Яхве - Господь истории. Септуагинта переводит имя «Цебаот» как Вседержитель, то есть управляющий всем. Таким образом, это имя говорит нам о реальном контроле Бога над всем ходом истории.

Четвертое имя «Сидящий на престоле» употребляется в книге Откровения семь раз, однако сам престол упоминается чаще - это самый главный символ книги. Престол - это символ власти. Поскольку это центральный престол - это абсолютная власть и следовательно «Сидящий на престоле» - абсолютный Владыка.

Видения сидящего на престоле Бога берут свое начало из ветхозаветной пророческой традиции (см. 3Цар.22,19; Ис.6,1-3; Иез.1,26-28; Дан.7,13-28), также это любимый образ в иудейской межзаветной апокалиптической литературе. Как и в большинстве апокалиптических видений Иоанн не дает видимой формы «Сидящего на престоле». Мы не видим и не можем видеть ни Его формы, ни Его облика. О Нем говорится только то, что Он подобен сиянию драгоценных камней. Блеск камней выражает святость Бога, а также изображает Его непостижимую трансцендентность. Поэтому зрение Иоанна фокусируется не на Боге, а на том, что происходит вокруг престола. Вокруг престола происходит непрерывное поклонение «Сидящему» на нем. Читатель Откровения как бы вовлекается в это поклонение. Этим Иоанн хочет показать нам, что истинное знание Бога неотделимо от богослужения. Четыре животных провозглашают святость Бога, а двадцать четыре старца говорят о предельной зависимости всего бытия от Бога.

В видении «Сидящего на престоле» смешаны культовые и политические образы. Так тронный зал на небе во время небесной Литургии с «Сидящим на престоле» вокруг которого сидят старцы, а под которым души мучеников убиенных за свидетельство Слова Божьего - это прототип земного храма во время богослужения во главе с предстоятелем в окружении пресвитериума и всех верных. Однако, тронный зал это не только место богослужения, но и место откуда Бог правит миром. Двадцать четыре старца - это политический образ. Это ангелы хранители всего человечества и им дана власть от Бога. Они правители, но когда они во время богослужения полагают венцы перед Богом, они делают это, чтобы показать, что их власть исходит только от власти Бога. На земле римские императоры требовали того, что Иоанн видит на небе (то есть божественного поклонения себе), таким образом, если небо сойдет на землю, то Царство Бога на земле должно заменить собою Римскую империю. Происходит конфликт двух монархий, истинной и мнимой. Так притязания римской власти изображаются Иоанном в образе поклонения зверю. Между поклоняющимися зверю и поклоняющимися Богу лежит граница, идет война между двумя властями и каждый этап победы Бога сопровождается богослужением неба.

Пятое имя «Живущий во веки веков» укоренено не только в Писании, но и в самой жизни Церкви как ветхозаветной так и новозаветной. В отличие от языческих (мертвых и ложных) богов Бог Израиля живой Бог (по евр. «Эль Хай» см. Нав.3,10). Он видит все и слышит все, идет и избавляет народ Свой (см. Исх.3гл.), причем мотив Исхода является одним из трех основных мотивов книги Откровения. Бог сотворил небо и землю и все что обитает в них, сотворил человека и вдохнул в него дыхание жизни, поэтому только Господь Бог является верховным Владыкой над жизнью и смертью. Эта идея живого Бога была столь близка душе израильтянина, что вошла составной частью в клятву - «жив Господь» (см. 1Цар.14:45; Руфь 3:13; Иер.5,2).

Учение Иоанна о Христе

Видение Иоанна начинается с христофании. Воскресший Иисус Христос является как небесное существо во славе (см. Откр.1,12-17). Далее Сам Христос заявляет о Себе: «Я - Первый и Последний, и Живущий; и Я был мертв, и вот Я жив во веки веков, и имею ключи смерти и ада» (Откр.1,18).

«Первый и Последний» - это именование взято из Ис.44,6; 48,12: «Так говорит Господь, Царь Израиля, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, и кроме Меня нет Бога». Здесь у пророка Исайи Бог описывается как единственный Творец всего, который противостоит идолам истории. Его планы никто не может нарушить.

Чувства, которые испытал Иоанн, узрев в видении Господа во славе, подобны чув-ствам пророков переживших опыт Божественного откровения (ср. Ис.6,5; Иез.2,1; Дан.7,28). Откровение передается именем «Я есть Первый и Последний, и Живой», которое в свою очередь является раскрытием формулы «Альфа и Омега», но применяется к Христу в свете Его смерти и воскресения. «Первый и После-дний» воплощается, умирает и воскреса-ет, и как живой Бог имеет власть над смер-тью и «адом», открывая двери вечного цар-ства для всего человечества. В конце книги Христос прямо заявляет: «Я Альфа и Омега, Первый и Последний, Начало и Конец» (Откр.22,13).

Итак, мы видим, что Иоанн сознательно сближает имена Бога и Иисуса Христа. «Первый и Последний» это одно из имен Господа Саваофа в строжайшем гимне монотеизма у пророка Исайи. «Альфа и Омега» - это еще одно имя Бога которое Иоанн применяет к Иисусу Христу. Таким образом, перенос Божьего имени на Иисуса Христа уже начался в апостольский период.

Однако божественность Христа нисколько не умаляет его человечности. Это видно из того, что человеческое имя Иисус встречается в книге Откровения четырнадцать раз, а титул Христос - семь раз, таким образом, выражена надежда на Давидово мессианство Иисуса.

В видении пятой главы на вопрос: «кто достоин раскрыть книгу и посмотреть ее» (то есть осуществить все замыслы Божии о мире) один из старцев отвечает: «вот победил Лев из колена Иудина, Корень Давидов, чтобы раскрыть книгу и семь печатей ее. И я увидел посреди престола и четырех животных и посреди старцев Агнца стоящего, словно закланного, имеющего семь рогов и семь глаз, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю» (Откр.5,5-6, а завершается книга словами Иисуса: «Я - корень и потомок Давидов, звезда яркая, утренняя» (Откр.22,16).

Титулы «Лев из колена Иудина, Корень и потомок Давидов, звезда яркая» говорят нам о милитаристском образе Мессии уничтожающего врагов народа Божьего. Эти титулы напоминают нам о националистической надежде иудеев видящих в Мессии триумфального победителя всех народов. Выражение «Лев из колена Иудина» напоминает нам о благословении Иаковом своего сына Иуды (см. Быт.49,9). Лев - это символ Христа, изображающий Его сильным воином, сражающимся против врага. Тот факт, что Христос победил, дает ему право открыть свиток и его семь печатей.

«Корень Давидов» - это Иоаннова реминисценция на имя Мессии в Иер.23,5; 33,15; Зах.3,8; 6,12, где говорится о Христе как об отрасли Давидовой. Однако, Иисус не просто потомок Давида Он - корень, источник Давида. Поэтому Давид, Его предок, назвал Его «Господом» (см. Пс.109,1; Мф.22,42-45). Ко времени прихода Христа на землю мессианские ожидания евреев (фарисеев) отраженные в Псалмах Соломона (см. П. С. 17-18) рисуют нам картину, как потомок Давида (Сын Давидов) силой изгонит чужеземцев, захвативших Иерусалим, совершит суд над всеми народами земли и соберет вокруг себя святой народ. Также и образ Мессии как «звезды яркой, утренней» восходящий к пророчеству Валаама воспринимался иудеями милитаристски: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых» (Чис.24,17). Однако, будучи «отраслью от корня Иессеева» (Ис.11,1) в своей земной жизни Иисус открылся не как земной царь, а как «раб Мой, Отрасль» (Зах.3,8), что указывает на уничижение Мессии и на Его послушание вплоть до смерти (см. Ис.52,13-53,12). Таким образом, образ национального вождя перетолковывается Иоанном (в свете Писания и крестной смерти и воскресения Иисуса) образом пасхального Агнца, чья смерть искупила людей от всех народов.

Слово «Агнец» применительно к Иисусу встречается в книге двадцать восемь раз, то есть число семь умножено на четыре. Этот числовой символ применяемый Иоанном указывает на победу Агнца во всем мире. Итак, сопоставляя два этих образа, военный победитель - «Лев из колена Иудина, Корень и потомок Давидов, звезда яркая» и жертва - «закланный Агнец» Иоанн создает новый символ победы, победы жертвенной смертью - это основной новозаветный парадокс. Мессия действительно победил, но сделал Он это жертвой ради людей из всех народов. Кого же победил Агнец? Это прямо не выражено, объект победы в пятой главе остается неопределенным, однако, исходя из остальных глав книги, можно сделать вывод, что Он победил все, что сопротивляется воле Божией. Таким образом, как Лев, Иисус является воином, сражающимся против врага, а как Агнец, Он является искупителем для нас. Он сражался за то, чтобы искупить нас, и Он выиграл эту битву с врагом и совершил для нас искупление. Для врагов Он Лев, для нас Он Агнец.

...

Подобные документы

  • Изучение значения имени в Ветхом Завете и в откровении Бога, которое открывается через его имя. Анализ божественного предназначения и целей Библейских имен, которые имеют четко определенное значение и расширяют горизонты происходящих в Библии событий.

    реферат [28,7 K], добавлен 24.11.2010

  • Суть и понятие имени, история традиции наречения человека. Характеристика библейских имен, роль имени в судьбе его носителя. Бог как предмет откровения. Личностные и отличительные имена Божьи, упоминания о элоистических и иеговистических именах.

    реферат [34,6 K], добавлен 04.12.2010

  • Происхождение имени Яхве. Происхождение библейского имени Ной. Анализ библейской и ближневосточной ономастики. Близкие мотивы в мифах народов Севера, Европы и Ближнего Востока. Имя бога, как описание его основного свойства. Индоевропейское соответствие.

    статья [58,0 K], добавлен 21.07.2008

  • Описание библейских преданий об Адаме и Еве, их жизни и причинах изгнания из Эдемского сада. Соблазнение Евы змеем и последовавшее за этим наказание Бога. Образное представление запретного плода в Ветхом завете. Наказание, понесшее Ева с Адамом.

    презентация [4,5 M], добавлен 13.01.2011

  • Рассмотрение человека как Божьего творения. Ознакомление с Законом, обязательным для выполнения. Изучение значения Десяти Заповедей для израильтян в Ветхом Завете и для христиан в Новом Завете. Исследование священного писания и книг христианских авторов.

    реферат [20,2 K], добавлен 08.11.2015

  • Христианские истины, изложенные в Библии, через призму веры и науки. Духовная и нравственная жизнь человека. Историческая действительность личности Иисуса Христа. Главное доказательство истинности христианства. Вера в Бога не есть наука, а добродетель.

    реферат [24,8 K], добавлен 15.01.2008

  • Иоанн как автор книги Откровения - одной из немногих книг Нового Завета, ее место, дата и цель написания. Пророческий, апокалиптический и эпистолярный литературные жанры, используемые в Откровении. Миссия Бога, Иисуса Христа, Церкви, Ангелов в Откровении.

    курсовая работа [33,3 K], добавлен 15.10.2012

  • Изучение общих принципов толкования Бога в Древней Греции. Понимание существования Бога Аристотеля, Платона, Эпикура. Исследование идей о перводвигателе Фомы Аквинского. Рассмотрение основных догм христианской религии. Зарождение христианского гуманизма.

    реферат [20,5 K], добавлен 01.01.2015

  • Власть, данная людям Богом, и сферы ее использования человеком. Значение слова "авторитет" с точки зрения Библии, соотношение понятий "сила" и "власть". История власти божией, описанная в различных источниках, использование этой власти в духовной войне.

    реферат [35,4 K], добавлен 03.08.2009

  • Анализ темы творчества в Ветхом и Новом Завете, в учении отцов церкви и у философов Серебряного века. Творческий подход в христианском образовании. Творчество в преподавании Священного Писания на примере опыта преподавания Библии в молодежной среде.

    дипломная работа [133,7 K], добавлен 20.09.2011

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.