главнаяреклама на сайтезаработоксотрудничество Библиотека Revolution
 
 
Сколько стоит заказать работу?   Искать с помощью Google и Яндекса
 



Социальная стратификация

Расслоение общества, различия в социальном положении его членов. Система неравенства, состоящая из иерархически расположенных социальных слоев. Три вида стратификации: экономическая, политическая и профессиональная. Типы стратификационных систем.

Рубрика: Социология и обществознание
Вид: курсовая работа
Язык: русский
Дата добавления: 19.12.2010
Размер файла: 48,6 K

Полная информация о работе Полная информация о работе
Скачать работу можно здесь Скачать работу можно здесь

рекомендуем


Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже.

Название работы:
E-mail (не обязательно):
Ваше имя или ник:
Файл:


Cтуденты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны

Подобные работы


1. Социальная стратификация общества
Понятие "социальная стратификация общества". Основные причины социального расслоения общества. Отличительные черты стратификационных систем. Характеристика западных социологических теорий социальной стратификации. Принципы выделения слоев по У. Уорнеру.
курсовая работа [44,4 K], добавлена 14.05.2014

2. Социальная стратификация и мобильность
Социальная стратификация – учение о социальном неравенстве в обществе, делении социальных слоев по уровню доходов и образу жизни, по наличию или отсутствию привилегий. Типы социальной стратификации. Социальная мобильность: типы, виды, измерение.
контрольная работа [25,7 K], добавлена 17.05.2008

3. Социальная стратификация общества
Понятие и исторические типы социальной стратификации. Социальное неравенство в обществе, деление социальных слоев по уровню доходов и образу жизни. Понятия "закрытое общество" и "открытое общество". Три шкалы стратификации - доход, образование и власть.
контрольная работа [27,1 K], добавлена 27.06.2013

4. Социальная структура общества
Составные элементы социальной структуры общества. Критерии его деления на страты. Анализ различных исторических типов стратификационных систем. Главные направления социальных сдвигов в развитых обществах. Особенности стратификации в Республике Казахстан.
презентация [682,4 K], добавлена 11.04.2013

5. Теория стратификации общества
Характеристика теории стратификации и социальной мобильности. Слагаемые социологического расслоения общества согласно лестнице доходов. Типы стратификационных систем: физико-генетическая; рабовладельческая; кастовая; сословная; эктаратическая; классовая.
реферат [27,6 K], добавлена 23.12.2010

6. Социальная стратификация и классовая структура общества
Общество как целостная социокультурная система. Социальная общность. Разновидность социальных кругов. Общие основы социальных группировок и виды социальных групп. Социальная стратификация. Классовая структура общества. Теории возникновения неравенства.
контрольная работа [61,8 K], добавлена 07.12.2008

7. Социальная стратификация
Исторические формы проявления социальной стратификации. Размещение социальных слоев (страт) по вертикали. Объединение в страты людей с приблизительно одинаковыми доходами, властью, образованием и престижем. Социальная стратификация современной России.
контрольная работа [37,2 K], добавлена 15.01.2010

8. Социальная структура общества
Изучение особенностей, составных элементов социальной структуры общества, анализ различных типов стратификационных систем, характеристика исторических типов и форм социальной стратификации. Главные направления социальных сдвигов в развитых обществах.
презентация [682,4 K], добавлена 18.03.2014

9. Предмет социологии. Подходы к его определению в классических теориях XIX - начала XX вв. и в современной социологии
Исследование классических теорий современной социологии: теорий О. Конта, К. Маркса, Э. Дюркгейма и М. Вебера. Анализ понятия социальной стратификации, совокупности больших социальных групп, расположенных иерархически по критерию социального неравенства.
реферат [28,3 K], добавлена 10.01.2012

10. Теория стратификации и социальная мобильность
Понятие социального класса и социального слоя. Исторические типы стратификации. Рабство, касты, сословия, классы. Типология классов. Сущность социального неравенства и его причины. Измерение неравенства. Социальная мобильность.
реферат [27,8 K], добавлена 23.03.2004


Другие документы, подобные Социальная стратификация


Введение

История всей социологии как науки, так же как и история ее важнейшей частной дисциплины - социологии неравенства, насчитывает полтора столетия.

Во все века многие ученые задумывались над природой отношений между людьми, над тяжелой участью большинства людей, над проблемой угнетенных и угнетателей, над справедливостью или несправедливостью неравенства.

Разнообразие отношений ролей, позиций приводят к различиям между людьми в каждом конкретном обществе. Проблема сводится к тому, чтобы каким - то образом упорядочить эти отношения между категориями людей, различающихся во многих аспектах.

Еще древний философ Платон размышлял над расслоением людей на богатых и бедных. Он считал, что государство представляет собой как бы два государства. Одно составляют бедные, другое - богатые, и все они живут вместе, строя друг другу всяческие козни. Платон был "первым политическим идеологом, мыслившим в терминах классов", - считает Карл Поппер. В таком обществе людей преследует страх и неуверенность. Здоровое общество должно быть иным.

Что же такое неравенство? В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. Для описания системы неравенства между группами людей в социологии широко применяют понятие "социальной стратификации".

Социальная стратификация - (от лат. stratum - слой и facere - делать) в буржуазной социологии - понятие, обозначающее основные социальные различия и неравенство (социальную дифференциацию) в современном обществе. Противостоит марксистской теории классов и классовой борьбы.

Буржуазные социологи игнорируют отношения собственности как главный признак классового деления общества. Вместо основных признаков противостоящих друг другу классов они выделяют производные, вторичные характеристики; при этом смежные слои мало отличаются друг от друга. В изучении социальной стратификации преобладают три направления. Первое в качестве ведущего критерия выделения слоев выдвигает социальный престиж, воплощающийся в определенном коллективном мнении о "высшем - низшем" положении индивидов и групп. Второе главным считает самооценки людей относительно их социальной позиции. Третье - при описании расслоения использует такие объективные критерии, как профессия, доход, образование и т.п. В немарксистской социологии по существу, не различаются основные признаки, по которым разделяются классы и слои, и дополнительные.

Последние не объясняют сущность, причинно - следственные связи социальной дифференциации, а лишь описывают ее следствия в разных сферах жизни. Если на эмпирическом уровне буржуазные ученые просто фиксируют социальное неравенство, подходя к проблеме социального расслоения чисто описательно, то при переходе к объяснению явления социальной стратификации они нарушают принцип соответствия уровней обобщения, поскольку позиция человека в обществе объясняется через индивидуальное поведение, т.е. социальное растворяется в индивидуальном. Социальная стратификация - центральная тема социологии. Она объясняет социальное расслоение на бедных, зажиточных и богатых. Рассматривая предмет социологии, можно обнаружить тесную связь трех фундаментальных понятий социологии -- социальной структуры, социального состава и социальной стратификации. В отечественной социологии еще П.Сорокин в период своей жизни в России и впервые годы пребывания за границей (20-е гг.) систематизировал и углубил целый ряд понятий, которые позже приобрели ключевую роль в теории стратификации (социальная мобильность, «одномерная» и «многомерная» стратификация и др. Социальная стратификация - отмечает Сорокин, - это дифференциация некой данной совокупности людей (населения) на классы в иерархическом ранге.

Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Структуру можно выразить через совокупность статусов и уподобить ее пустым ячейкам пчелиных сот.

Она располагается как бы в горизонтальной плоскости, а создается общественным разделением труда. В примитивном обществе мало статусов и низок уровень разделения труда, в современном -- множество статусов и, следовательно, высок уровень организации разделения труда. Но как бы много, ни было статусов, в социальной структуре они равны и связаны друг с другом функционально.

Но вот мы заполнили пустые ячейки людьми, каждый статус превратился в большую социальную группу. Совокупность статусов дала нам новое понятие -- социальный состав населения. И здесь группы равны друг другу, они также расположены горизонтально. Действительно, с точки зрения социального состава, все русские, женщины, инженеры, беспартийные и домохозяйки равны. Однако мы знаем, что в реальной жизни неравенство людей играет огромную роль. Неравенство -- это критерий, при помощи которого мы можем разместить одни группы выше или ниже других. Социальный состав превращается в социальную стратификацию -- совокупность расположенных в вертикальном порядке социальных слоев, в частности, бедных, зажиточных, богатых. Если прибегнуть к физической аналогии, то социальный состав -- это беспорядочная совокупность «железных опилок». Но вот положили магнит, и все они выстроились в четком порядке. Стратификация -- это определенным образом "ориентированный» состав населения. Что же "ориентирует" большие социальные группы? Оказывается, неодинаковая оценка обществом значения и роли каждого статуса или группы. Сантехник или дворник ценятся ниже адвоката и министра. Следовательно, высокие статусы и занимающие их люди лучше вознаграждаются, имеют больший объем власти, выше престиж их занятия, более высоким должен быть и уровень образования. Вот мы и получили четыре главных измерения стратификации -- доход, власть, образование, престиж. И все, Других нет. Почему? А потому что они исчерпывают круг социальных благ, к которым стремятся люди. Точнее сказать, не самих благ (их как раз может быть много), а каналов доступа к ним. Дом за границей, роскошный автомобиль, яхта, отдых на Канарских островах и т.п. -- социальные блага, которые всегда в дефиците, но недоступны большинству и приобретаются благодаря доступу к деньгам и власти, которые в свою очередь достигаются благодаря высокому образованию и личным качествам. Таким образом, социальная структура возникает по поводу общественного разделения труда, а социальная стратификация -- по поводу общественного распределения результатов. Чтобы понять сущность социальной стратификации и ее особенности необходимо провести общую оценку проблем РФ.

Социальная стратификация

Социологическое понятие стратификации (от лат. stratum -- слой, пласт) отражает расслоение общества, различия в социальном положении его членов.

Социальная стратификация -- это система социального неравенства, состоящая из иерархически расположенных социальных слоев (страт). Под стратой понимается совокупность людей, объединенных общими статусными признаками.

Рассматривая социальную стратификацию как многомерное, иерархически организованное социальное пространство, социологи по-разному объясняют ее природу, причины происхождения. Так, марксистские исследователи считают, что в основе социального неравенства, определяющего стратификационную систему общества, лежат отношения собственности, характер и форма владения средствами производства. По мнению сторонников функционального подхода (К. Дэвис и У. Мур), распределение индивидов по социальным стратам происходит в соответствии с их вкладом в достижение целей общества в зависимости от важности их профессиональной деятельности. Согласно теории социального обмена (Дж. Хоманс), неравенство в обществе возникает в процессе неэквивалентного обмена результатами человеческой деятельности.

Для определения принадлежности к той или иной социальной страте социологи предлагают самые различные параметры и критерии.

Один из создателей стратификационной теории П.Сорокин выделял три вида стратификации:

1) экономическую (по критериям дохода и богатства);

2) политическую (по критериям влияния и власти);

3) профессиональную (по критериям мастерства, профессиональных навыков, успешного исполнения социальных ролей).

В свою очередь основоположник структурного функционализма Т. Парсонс выделил три группы признаков социальной стратификации:

* качественные характеристики членов общества, которыми они обладают от рождения (происхождение, родственные связи, половозрастные особенности, личные качества, врожденные особенности и т.д.);

* ролевые характеристики, определяемые набором ролей, которые индивид выполняет в обществе (образование, профессия, должность, квалификация, различные виды трудовой деятельности и т.д.);

* характеристики, связанные с владением материальными и духовными ценностями (богатство, собственность, произведения искусства, социальные привилегии, возможность влиять на Других людей и т.д.).

В современной социологии существует множество моделей социальной стратификации. Социологи преимущественно выделяют три основных класса: высший, средний и низший. При этом доля высшего класса составляет примерно 5--7%, среднего -- 60--80% и низшего класса -- 13--35%.

К высшему классу относятся лица, занимающие наиболее высокие позиции по критериям богатства, власти, престижа, образования. Это влиятельные политики и общественные деятели, военная элита, крупные бизнесмены, банкиры, менеджеры ведущих фирм, видные представители научной и творческой интеллигенции.

B состав среднего класса входят средние и мелкие предприниматели, управленческие работники, государственные служащие, военнослужащие, работники финансовой сферы, врачи, юристы, преподаватели, представители научной и гуманитарной интеллигенции, инженерно-технические работники, рабочие высокой квалификации, фермеры и некоторые другие категории.

Низший класс составляют лица, имеющие невысокие доходы и снятые преимущественно неквалифицированным трудом (грузчики, уборщики, подсобные рабочие и т.д.), а также различные деклассированные элементы (хронические безработные, бездомные, бродяги, нищие и др.).

Типы стратификационных систем

Характер социального расслоения, способы его детерминации и воспроизводства в своем единстве образуют то, что социологи называют стратификационной системой.

В историческом плане выделяют четыре основных типа стратификационных систем:

- рабство

- касты

- сословия

- классы.

Первые три характеризуют закрытые общества, а четвертый тип -- открытое общество. В данном контексте закрытым считается такое общество, где социальные перемещения из одной страты в другую либо полностью запрещены, либо существенно ограничены. Открытым называется общество, где переходы из низших страт в высшие официально никак не ограничены.

Рабство-- форма максимально жесткого закрепления людей в низших стратах. Это единственная в истории форма социальных отношений, когда один человек выступает собственностью другого, лишенный всяких прав и свобод.

Кастовая система -- стратификационная система, предполагающая пожизненное закрепление человека за определенной стратой по этническо-религиозному или экономическому признаку. Каста представляет собой замкнутую группу, которой отводилось строго определенное место в общественной иерархии. Это место

детерминировалось особой функцией каждой касты в системе разделения труда. В Индии, где кастовая система получила наибольшее распространение, существовала детальная регламентация видов деятельности для каждой касты. Поскольку принадлежность к кастовой системе передавалась по наследству, возможности социальной мобильности здесь были ограничены.

Сословная система -- стратификационная система, предполагающая юридическое закрепление человека за той или иной стратой. Права и обязанности каждого сословия определялись законом и освящались религией. Принадлежность к сословию в основном передавалась по наследству, но в виде исключения могла быть приобретена за деньги или дарована властью. В целом для сословной системы была характерна разветвленная иерархия, которая выражалась в неравенстве социального положения и наличии многочисленных привилегий.

Сословная организация европейского феодального общества предусматривала деление на два высших сословия (дворянство и духовенство) и непривилегированное третье сословие (купцы, ремесленники, крестьяне). Поскольку межсословные барьеры были достаточно жесткими, социальная мобильность существовала, главным образом, внутри сословий, включавших множество чинов, рангов, профессий,

слоев и т.д. Однако, в отличии от кастовой системы, иногда допускались межсословные браки и индивидуальные переходы из одной страты в другую.

Классовая система-- стратификационная система открытого типа, не предполагающая юридического или какого-либо другого способа закрепления индивида за определенной стратой. В отличие от предшествующих стратификационных систем закрытого типа, принадлежность к классам не регламентируется властями, не устанавливается законодательно и не передается по наследству. Она определяется, прежде всего, местом в системе общественного производства, владением собственностью, а также уровнем получаемых доходов.

Классовая система характерна для современного индустриального общества, где существуют возможности для свободного перехода из одной страты в другую. Так, накопление собственности и богатства, успешная предпринимательская деятельность позволяют автоматически занять более высокую социальную позицию.

Выделение рабовладельческой, кастовой, сословной и классовой стратификационных систем является общепризнанной, но не единственной классификацией. Она дополняется описанием таких типов стратификационных систем, комбинация из которых встречается в любом обществе.

Среди них можно отметить следующие:

* физико-генетическая стратификационная система, в основе которой лежит ранжирование людей по естественным признакам:полу, возрасту, наличию определенных физических качеств -- силы,

ловкости, красоты и др.

* этакратическая стратификационная система, в которой дифференциация между группами проводится по их положению во властно-государственных иерархиях (политических, военных, административно-хозяйственных), по возможностям мобилизации и распределения ресурсов, а также по тем привилегиям, которые эти группы имеют в зависимости от своего ранга в структурах власти.

* социально-профессиональная стратификационная система, в соответствии с которой группы делятся по содержанию и условиям труда. Ранжирование здесь осуществляется при помощи сертификатов (дипломов, разрядов, лицензий, патентов и т.д.), фиксирующих уровень квалификации и способность выполнять определенные виды деятельности (разрядная сетка в государственном секторе промышленности, система аттестатов и дипломов о полученном образовании, система присвоения научных степеней и званий и т.д.).

* культурно-символическая стратификационная система, возникающая из различий доступа к социально значимой информации, неравных возможностей отбирать, сохранять и интерпретировать эту информацию (для до индустриальных обществ характерно теократическое манипулирование информацией, для индустриальных -- партократическое, для постиндустриальных -- технократическое).

* культурно-нормативная стратификационная система, в которой дифференциация построена на различиях в уважении и престиже, возникающих в результате сравнения существующих норм и стилей

жизни, присущих тем или иным социальным группам (отношение к физическому и умственному труду, потребительские стандарты, вкусы, способы общения, профессиональная терминология, местный диалект, -- все это может служить основанием ранжирования социальных групп).

* социально-территориальная стратификационная система, формирующаяся в силу неравного распределения ресурсов между регионами, различий в доступе к рабочим местам, жилью, качественным товарам и услугам, образовательным и культурным учреждениям и т.д.

В реальности все эти стратификационные системы тесно переплетаются, дополняют друг друга. Так, социально-профессиональная иерархия в виде официально закрепленного разделения труд не только выполняет важные самостоятельные функции для поддержания жизнедеятельности общества, но и оказывает значительное влияние на структуру любой стратификационной системы. Поэтом исследование стратификации современного общества не может быть сведено лишь к анализу какого-либо одного типа стратификационной системы.

Неравенство как источник расслоения

Расслоение -- русский понятийный аналог признанного в мировой социологии термина «стратификация» -- отражает процесс развития социального неравенства и иерархического группирования людей на социальных уровнях, которые различаются между собой престижем, собственностью и властью. Э. Гидденс определяет ее как «структурированные неравенства между различными группами людей», каждая из которых различается объемом и характером социальных привилегий. Т. Парсонс рассматривает стратификацию через призму интегративных общественных институтов как «главное, хотя отнюдь не единственное, средоточие структурного конфликта в социальных системах», выделяя критерии престижа и власти в качестве ведущих дифференцирующих оснований.

Основы социальной жизни -- в обыденных взаимодействиях, и привычные стереотипы помогают людям в их общем смысловом контексте по-своему понимать состояние и поведение друг друга.

И чем больше социальная дистанция между представителями разных социальных общностей во временном, пространственном или статусном смысле, тем жестче стереотип восприятия и интерпретации.

«Социальная структура является общей суммой этих типизаций и повторяющегося характера взаимодействий, который создается с их помощью. Социальная структура как таковая является важным элементом действительности в обыденной жизни». Этот мир взаимных стереотипов и приписанных мотивов суть то же самое структурированное общественное пространство, в котором признание, номинация, общественные нормы и мнения организуют, разводят по четко определенным местам людей и целые общности, определяя их привилегии, обязанности и правила взаимодействия. В этом ракурсе изучение социальной структуры и культуры (в ее социологическом смысле) становятся тождественны.

Поскольку понятие стратификации охватывает и эволюционные (слоевые), и революционные (расслаивающие) социальные изменения, необходимо обращать внимание на особенности развития неравенства по самым разным основаниям, во всех сегментах общества. Рассматривая личность как порождение социума (как объект, продукт, результат культуропроизводства в широком смысле),можно интерпретировать неравенство как неравноценность условий развития, несправедливость, ущемление естественных человеческих прав, обман, наказание, отчуждение, создание искусственных социальных барьеров, монополизацию условий и правил (протекционистских и демпинговых) социального воспроизводства. Рассматривая личность как активного творца социума (как субъекта, производителя, источник постоянных изменений общества), можно представить неравенство как социальное благо, способ выравнивания стартовых позиций вследствие конкуренции, как механизм закрепления вновь завоеванного социального положения и сопровождающих его привилегий, систему стимулирования (вознаграждения и наказания), условие приоритета «пассионарности», поддержания потенциала выживания, социальной активности, творчества, инновации.

Имея разные точки отсчета, мы получаем по одному и тому же критерию (справедливости) альтернативные выводы: во-первых, неравенство несправедливо, так как все люди имеют равные права; во-вторых, неравенство справедливо, так как позволяет дифференцированно и адресно компенсировать социальные затраты разных людей.

Неравенство как стабилизатор структуры

Люди наделены сознанием, волей и активностью, поэтому в обществе неравенство проявляется как система преимуществ.

Система приоритетов очень сложна, но принцип ее действия прост: регулирование факторов социального выживания.

Социальные преимущества могут быть связаны с выгодным положением в социальной диспозиции, легкостью перемещения в привилегированные общественные слои, монополией на социально значимые факторы и аранжированы всеми теми характеристиками, которые демонстрируют повышение степени социальной свободы и защищенности. Классики «классики» (О. Конт, Г. Спенсер), «модерна» (М. Вебер, П. Сорокин, Т. Парсонс) и постмодернистской социологии (например, П. Бурдье) прямо говорят о фундаментальности и нерушимости принципа социального неравенства и его высокой функциональной значимости для организации общностей. Видоизменения претерпевают конкретные формы неравенства, сам принцип проявляется всегда. «И если на какой-то миг некоторые формы стратификации разрушаются, то они возникают вновь в старом или модифицированном виде и часто создаются руками самих уравнителей» , -- утверждает П. Сорокин. Он связывает неравенство с иерархическим строением общества и называет ряд причин утверждения устойчивых социальных форм неравенства, расслаивающих общество по вертикали, среди которых рост численности, разнообразие и разнородность объединившихся людей, необходимость поддержания стабильности группы, спонтанная самодифференциация, функциональное распределение деятельности в сообществе. Иной аспект каузальности просматривается в концептах теории социального действия Т. Парсонса.

Он концентрирует внимание на уникальных и потому фундаментальных функциях социальной системы, которые по этой причине приобретают характер социальной монополии. Незаменимость, обязательность и качественное различие этих функций предопределяют специализацию и профессионализацию (закрепление) за ними обособленных социальных групп, где энергетически насыщенные (экономические, производящие) общности подчиняются информационно насыщенным (политическим, правоподдерживающим и культуровоспроизводящим). Другая известная объяснительная модель объективной необходимости социального неравенства сформулирована марксизмом. В ней социальное неравенство выводится из экономических отношений, институционализации эксклюзивного права распоряжения полезным эффектом, который создается при использовании средств производства. Социальная монополизация дефицитных ресурсов в индустриальных обществах конституируется в системе субъектов собственности. Таким образом, социальное неравенство, классовое деление, эксплуатация как способ иерархического взаимодействия крупных социальных групп в экономическую эпоху рассматриваются как объективные следствия внутренних законов развития обществ западного типа.

В стратообразующей модели американского марксиста Э. Райта наряду с фактором владения собственностью выделяется второй не менее значимый фактор -- отношение к власти, которое конкретно трактуется как место в системе управления обществом. При этом большую роль играют сама идея многофакторности социального расслоения и признание дифференцирующей роли монополии на социальную функцию общественного управления. М. Вебер считал, что процесс социального слоения и занятия более выигрышных позиций в обществе организован достаточно сложно, выделяя три координаты, определяющие положение людей и групп в социальном пространстве: богатство, власть, социальный престиж.

Такая модель является не просто многофакторной, она знаменует переход от сфокусированного и линейного к пространственному исследовательскому видению проблемы, когда динамика социальных диспозиций фактически рассматривается как система векторных перемещений. Роль социального престижа, оценки членами сообщества реальной, иллюзорной или сознательно демонстрируемой социальной позиции, действительно чрезвычайно велика.

Она создает мифический, знаковый, символический мир разделяемых большинством ценностей и оценок, наделения социальной значимостью -- мир номинаций. Символика социальных «кажимостей», иллюзорно сконструированный имидж проявляются и в простых (демонстративных), и в достаточно экзотических формах. Так, в современном обществе аранжировка социальной истории присуща не только группам (как это было в советской России), но и индивидам. Таким образом, значение веберовского подхода состоит и в том, что он по-новому осветил так называемые объективные и субъективные критерии стратификации, что позже было сформулировано следующим образом: то, что люди считают критерием социального положения, становится реальным источником социального структурирования и регулирования отношений между ними. П. Бурдье развил концепт роли престижа, репутации, имени, официальной номинации в идее символического капитала, который наряду с экономическим, культурным и социальным капиталами определяет влияние (власть) и позицию своего носителя в общественном пространстве. Представления Бурдье о структурировании общества придают новый ракурс развитию теории неравенства, с одной стороны, генерализируя идею влияния социального субъекта на социум (в понятии «капитал»), а с другой -- формулируя идею многомерности (следовательно, и «иномерности») социального пространства. «Социальное поле можно описать как такое многомерное пространство позиций, в котором любая существующая позиция может быть определена, исходя из многомерной системы координат, значения которых коррелируют с соответствующими различными переменными», -- считает он . Многомерность и структурированность социального пространства, наличие множества находящихся в разных соотношениях позиций в свою очередь имеют различные теоретические объяснения и эмпирические описания.

Новелла о символах расслоения

Современное общество с его опосредованной ролевой коммуникацией делает людей субъектами разных, часто дезинтегрированных, социальных статусов. Идентификационная символика упорядочивает социальное пространство, закрепляя систему устойчивых обозначений общностей и их позиций. Она часто обманчива по существу, однако достаточно точно отражает тесную связь знаковых форм с важнейшими социальными характеристиками их носителей. Поскольку люди действуют, исходя из своего понимания знаков социального пространства (при этом опираясь на общепринятые и личные, стандартные и оригинальные, подтвержденные и гипотетические представления), мир общественной символики опосредует практически все формы коммуникации, собственно и являясь для людей миром их специфической действительности. Социокультурное производство, в котором каждая личность и сам социум предстают как специфический артефакт, в каждом своем акте содержит притязание на культурную легитимность. «Коллективно организованные образцы символических кодов» объективно структурируют социальное пространство, интегрируя страты, кристаллизуя классы, порождая то, что в привычном смысле слова называется «общество». Сложившаяся в современном обществе сложная ролевая и статусная диспозиция актуализирует проблему социального различения.

М. Вебер, определяющий социальный порядок как способ распределения символических почестей, рассматривал социальный статус как корпоративный символ, который формируется постольку, «поскольку он не является индивидуально и социально иррелевантной имитацией другого стиля жизни, но представляет собой основанное на достигнутом согласии совместное действие закрытого типа».

П. Бурдье специально изучал вопрос о том, как «посредством свойств и их распределения социальный мир приходит, в самой своей объективности, к статусу символической системы, которая организуется по типу системы феноменов в соответствии с логикой различий...» Прикладным аспектом этой проблемы является оценка статуса человека по определенным символическим индикаторам.

Внешнее символическое признание, престиж, является, по Веберу, индикатором страты, легитимизации ее социальной позиции и ее потенциальной или реально используемой монополии «особого рода». В достаточно точном смысле символическая стилизация жизни отдельных общностей и страт отражает устойчивость соответствующей структуры общества. Определенная символика, выработанный язык социальной коммуникации, внутренняя культура (субкультура), очень корректно отграничивающая «своих» от «чужих», конструирует не только внутреннее, но и внешнее общественное пространство (отношений, связей с другими субъектами) и тем самым способствует институционализации страты.

Российское общество в этом смысле имеет достаточно размытые и пересеченные контуры, хотя мы обоснованно говорим о дифференцированной структуре современных элит, включающих «старую» и «новую» подобщности. Маргинальность новых элит, как и новых слоев аутсайдеров, вынуждает их продолжать использовать сложившиеся прежде символические стереотипы и смысловые ценности, держаться традиционного для них знакового ряда; но процесс легитимизации статуса не столько связан с отграничением прежнего социального бытия, сколько с символической инициацией в новой общности. По мере закрепления в элите осваиваются новая культура и стиль, теряет социальный смысл гипериндикация (символическая демонстрация самопричисления). Как выявляется в результате сопоставления, символическая социальная «упаковка» субъекта оценивается в современной России довольно своеобразно: в первую очередь учитываются знаки принадлежности к власти, демонстрация уровня благосостояния (материальных «возможностей»), наличие «патронажа» и связанных с ним возможностей заимствования ресурсов.

В связи с этим меняются оценки социального престижа разных видов деятельности, когда физически или этически «грязная» работа все же считается более привлекательной с точки зрения денежного вознаграждения.

Профессиональная стратификация в значительной степени теряет свою первостепенность в определении социального статуса и престижа, поскольку вознаграждения очень иррационально соотносятся и с системными (общефункциональными) ценностями профессии, и с достигнутым уровнем профессионализма как таковым. По этим причинам соответствующие индикаторы социального положения оказываются содержательно запутанными и фактически неадекватными.

Динамика коэффициентов удовлетворенности, характеризующая изменения качества жизни россиян, показывает стабильный приоритет круга общения (0,8) и отношений в семье (0,77), которые определяют сегодня микромир человека. Н. Смелзер, обобщая современные социологические представления о классе, писал, в частности, о том, что многие исследователи отмечают значительно большую вовлеченность в семейные заботы людей из нижних, а не из средних слоев. В примерах, которые он приводит, просматривается социальное сходство с досуговым поведением россиян, характеристики которого подтверждают неразвитость среднего класса, выявленную по функциональным и формальным параметрам.

Изучение ценностных оснований идентификации в современном российском обществе (например, исследования С.Г. Климовой, В.А. Ядова и др.) показывает, что по сравнению с началом 80-х гг. значительно увеличивается эмоциональное переживание проблем витально-мотивационного и семейно-родственного комплексов. Эволюция индивидуального названия, включая характеристики номинации, легитимизирующей положение человека в социальной структуре, символически закрепляющей его общественный рейтинг, суть социография, описание происхождения, социализации жизненных свершений, статусной траектории конкретного человека. Даруя символический капитал, конвертируемый в эмоциональные формы поддержки, доверие, авторитет, политическое влияние, прямые материальные выигрыши, название приносит разного рода социальные прибыли. Номинация в современном обществе создает социальные страты, поскольку перераспределяет статусно подкрепленный престиж, задним числом формирует для поименованного социальную позицию, транслируя возможности «достичь особого рода монополии» (М. Вебер).

Речь идет, в сущности, о правилах социальной метаигры, договоре об условиях занятия тех или иных общественных позиций. Д. Белл именно в этом смысле определяет социальный класс как «институционализированную систему основных правил приобретения, удержания и изменения дифференциальной власти и связанных с нею привилегий». Такой договор, такого рода правила устанавливаются путем символической позитивной санкции -- легитимизации.

Номинация, признанная и затверженная норма отношений к субъекту (именно так она может быть рассмотрена в теоретической перспективе Р.К. Мертона), в случаях уклонения от правил установленной директивно или только рекомендуемой субординации создает более тонко проявленное социальное напряжение. Рассматривая общество как символический порядок, П. Бурдье описывает мобилизацию всех социальных ресурсов конкурирующих субъектов в целях завоевания официального имени.

«В символической борьбе... за монополию легитимной номинации... агенты используют символический капитал, приобретенный ими в предшествующей борьбе, и, собственно, любую власть, которой они располагают в установленной таксономии...»

Такая внешне бессмысленная борьба за символы: «значки», «марки», отвлеченные отметины социальной позиции на самом деле -- полная внутреннего напряжения содержательная работа по социальному продвижению, поскольку символический социальный капитал умножается, а «соотношение объективных сил стремится воспроизвести себя в соотношении символических сил».

Каждое поле, или сфера, социальных взаимодействий является пространством «более или менее декларированной» борьбы за установление официально закрепленных правил «разметки». Политика как особое пространство, где определяются и устанавливаются «правила правил» метасоциальной игры: законы, формальный регламент общественных взаимодействий, имеет ряд уникальных особенностей. Когда реальные капиталы для получения социальной номинации недостаточны и не действует логика взаимоучета власти монополий разного рода, в ход идет манифестация как символическая акция, становящаяся эффективной только в случае символического(информационного) резонанса , Ю.Л. Качанов формулирует вывод о том, что монополия производства системы легитимной социально-политической дифференциации имеет исключительное значение, так как воплощается в мобилизованных группах . Поскольку практика номинации устанавливает правила социальных отношений, поощрения, санкции и привилегии, закрепляя соответствующие стереотипы восприятия, возникает благодатная почва для имитации (и мобилизации новых) символических солидарностей, а также индивидуальной социальной принадлежности. Аскриптивная модель «культурного соответствия» предполагает развитие через вариативность, игру, инновационный поиск в социальном творчестве, способствует разложению «культурных консервов» общества. Достигательная модель требует аутентичного освоения норм и ценностей «приемной» культуры, ее ортодоксального поддержания, однако на начальных стадиях врастания в новую общность это происходит лишь формально и стандартная социальная символика получает эклектичные интерпретации и необычные акценты. Значительному большинству россиян сегодня приходится осваивать новые элементы социокультурной индикации, приобретать ранее не свойственные стереотипы, менять оценки и установки. Это неизбежно приводит к эклектизму, гипертрофированному следованию тем символическим социальным образцам, которые кажутся нормальными в новых общностях, достаточными не только для «включения», но и принятия в ней. Таким образом, социальная стратификация в конце концов предстает перед нами как сложившаяся культурная стилистика разных сосуществующих общностей. Этот результат не отрицает других оснований возникновения общественных структур и иерархий, однако позволяет констатировать, что возрастает роль социальной символики в поддержании регламента и упорядоченности социальной организации в современном обществе.

Стратификация современного российского общества

В процессе развития демократических и рыночных реформ социальная стратификация российского общества претерпела значительную трансформацию. Во-первых, коренным образом изменился сам характер стратификационной системы. Если в советском обществе преобладали черты этакратической системы, построенной на властных иерархиях и формальных рангах, то в современном российском обществе формулирование стратификационной системы происходит на экономической основе, когда главными критериями становятся уровень доходов, владение собственностью и возможность осуществлять самостоятельную хозяйственную деятельность. Во-вторых, сложился довольно многочисленный предпринимательский слой, высшие представители которого не только составляют существенную часть хозяйственно-экономической элиты, но и в ряде случаев входят в политическую элиту страны. Можно по-разному оценивать сущность, состав и структуру этого слоя, но нельзя не видеть, что переход к рыночной экономике породил качественно новые статусные группы, обладающие экономической свободой и претендующие на самые высокие места в системе общественной иерархии. В-третьих, в ходе реформ появились новые престижные виды деятельности, что заметно изменило социально-профессиональную стратификационную систему. Так, резко возрос престиж предпринимательской, коммерческой, финансово-банковской, управленческой, юридической и некоторых других видов деятельности (реклама, маркетинг, операции с недвижимостью и т.д.). В-четвертых, наметилось полярное расслоение общества, что находит выражение в растущей дифференциации доходов населения. Так, если незадолго до распада советского государства децильный коэффициент (соотношение средних доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее обеспеченных слоев населения) равнялся пяти, то в 1997 г. он повысился до двенадцати, а в настоящее время -- до двадцати пяти. В-пятых, несмотря на существенную социальную полярность общества, начинает формироваться средний класс, ядро которого образуют высокопродуктивные, инициативные и предприимчивые социальные категории (предприниматели, менеджеры, бизнесмены, фермеры, представители научно-технической интеллигенции, высококвалифицированные рабочие и др.).

Средний класс определяет стабильность социальной системы и одновременно обеспечивает ее динамичное развитие. Он заинтересован в осуществлении экономических реформ и выступает субъектом технологической модернизации и политической демократизации общества. Вопросы социально-стратификационной дифференциации находятся в центре внимания российских социологов. Предлагаются самые различные теоретические схемы, объясняющие расслоение современного российского общества.

Наибольшее признание получила стратификационная модель, разработанная академиком Т. И. Заславской на базе данных, полученных в ходе мониторинговых исследований, проводимых Всероссийским центром по изучению общественного мнения (ВЦИОМ) в середине 1990-х гг.

В стратификационной структуре современного российского общества Т. И. Заславская выделила четыре слоя: верхний, средний, базовый и нижний. Верхний слой (6% занятого населения) образуют элитные и субэлитные группы, занимающие важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Это политические лидеры, верхушка государственного аппарата, значительная часть генералитета, руководители промышленных корпораций и банков, преуспевающие предприниматели и бизнесмены, видные деятели науки и культуры. Верхний слой почти на 90% представлен мужчинами молодого и среднего возраста. Это самый образованный слой: две трети его представителей имеют высшее образование.

Уровень доходов этого слоя в 10 раз превышает доходы нижнего слоя и в 6--7 раз -- доходы базового слоя.

Таким образом, верхний слой обладает самым мощным экономическим и интеллектуальным потенциалом и имеет возможность оказывать прямое влияние на процессы реформ. Средний слой (18% занятого населения) состоит из мелких и средних предпринимателей, полупредпринимателей, менеджеров средних и небольших предприятий, представителей среднего звена государственного аппарата, администраторов непроизводственной сферы, старших офицеров, лиц интеллектуальных профессий, фермеров, наиболее квалифицированных рабочих и служащих. Почти 60% из них заняты в негосударственном секторе. Большую часть и здесь составляют мужчины, преимущественно среднего возраста. Уровень образования представителей этого слоя значительно выше, чем в среднем по стране, однако несколько ниже по сравнению с верхним слоем.

По уровню доходов средний слой существенно уступает верхнему слою и, соответственно, заметно хуже его социальное самочувствие. Несмотря на то, что большинство представителей среднего слоя не обладают ни достаточным капиталом, ни отвечающим в полной мере современным требованиям уровнем профессионализма, ни высоким социальным престижем, социологи рассматривают этот слой российского общества в качестве зародыша среднего класса в его западном понимании. Базовый слой (66% занятого населения) включает лиц, занятыми преимущественно в государственном секторе экономики. К нему относятся рабочие индустриального типа, значительная часть интеллигенции (специалисты), полуинтеллигенция (помощники специалистов), служащие из технического персонала, основная масса военнослужащих, работники массовых профессий торговли и сервиса, а также большая часть крестьянства.

Около 60% этого слоя составляют женщины, в основном среднего и старшего возраста. Только 25% его представителей имеют высшее образование. Уровень жизни этого слоя, и прежде невысокий, в последние годы постоянно снижается: 44% его представителей живут за чертой бедности. Хотя потребности, интересы и ценностные ориентации групп, составляющих базовый слой, весьма различны, их модель поведения в переходный период достаточно сходна:

это приспособление к изменяющимся условиям с целью выжить и по возможности сохранить достигнутый статус. Нижний слой (10% занятого населения) обладает наименьшим профессионально-квалификационным и трудовым потенциалом. К нему относятся работники, занятые простейшими видами труда, не требующими профессиональных знаний (уборщики, лифтеры, вахтеры, курьеры, подсобные рабочие, такелажники и т.д.). Из них более 40% заняты в индустриальных отраслях и 25% -- в сфере торговли, обслуживания. Две трети этого слоя составляют женщины, а доля 1 пожилых людей в три раза выше средней по стране. Для этих социальных категорий характерен чрезвычайно низкий уровень жизни: 2/3 живут за чертой бедности, из них четверть-- за гранью нищеты. Большинство представителей этого слоя выступают против реформ, а 1/3 считает, что стране нужна диктатура.

Наряду с этими основными слоями Т. И. Заславская отмечает также наличие «социального дна», которое образуют алкоголики, бомжи, бродяги, криминальные элементы и т.д. Однако эмпирически идентифицировать эти группы не удалось, что связано с их десоциализацией, изолированностью от общества, включенностью в различные криминальные и полукриминальные структуры.

Несколько иную модель стратификационной системы современного российского общества предлагает известный социолог М. Н. Римашевская, которая выделяет следующие социально-классовые группы:

ь «общероссийские элитные группы», обладающие крупной собственностью и средствами властного влияния на федеральном уровне; «региональные и корпоративные элиты», обладающие значительной собственностью и влиянием на уровне регионов и секторов экономики; «верхний средний класс», имеющий собственность и доходы, обеспечивающие западные стандарты поведения и притязания на повышение социального статуса;

ь «динамичный средний класс», проявляющий социальную активность и имеющий доходы, обеспечивающие среднероссийские и более высокие стандартные потребления;

ь «аутсайдеры», характеризующиеся низкой социальной активностью, невысоким уровнем доходов и ориентацией на легальные способы их получения;

ь «маргиналы», отличающиеся низкой степенью социальной адаптации, незначительными доходами и неустойчивостью социально-экономического положения;

ь «криминальные элементы», проявляющие высокую социальную активность, но противоречащую моральным и правовым нормам общества.

Приведенные концепции социальной стратификации современного российского общества не исчерпывают многообразия точек зрения по данной проблематике. Интересные результаты получены в ходе исследований, проведенных по вопросам социальной дифференциации в разных регионах страны. Дискуссия продолжается и по проблемам формирования среднего класса в России. И это вполне понятно, ибо стратификационный профиль нашего общества подвижен, меняется в зависимости от множества факторов -- подъема, или спада производства, структурной перестройки экономики, технологического обновления, появления новых престижных профессий и т.д. Потребность в социологическом объяснении этих бурно развивающихся процессов будет и в дальнейшем стимулировать изучение различных аспектов стратификации российского общества.

Особенности социальной стратификации в России:

«Размывание›› среднего слоя, возможное в периоды экономических кризисов, чревато для общества серьезными потрясениями. Обнищание в условиях либерализации цен и падения производства основной массы населения России резко нарушило социальное равновесие в обществе, привело к выдвижению на первый план требований люмпенской части населения, которая, как показывает опыт несет в себе большой разрушительный заряд, направленный в основном, на перераспределение, а не на созидание национального богатства.

Заключение

Десятилетие трансформационного периода в России, которые многие склонны рассматривать, как новую попытку создать условия для проведения в стране органической модернизации, принесли радикальные изменения в социальную структуру и социальную стратификацию общества. В качестве универсального пускового механизма модернизации реформаторами рассматривался рынок.

На произошедшие в обществе изменения никак не соответствовали тем ожиданиям, с которыми большинство населения связывало преодоление этакратического социализма. Последнее десятилетие 20 века было периодом спонтанных изменений социальных институтов, ускоренной замены государства как собственника общественных ресурсов частникам, формирования олигархической структуры собственности, оставившей опору власти, маргинализации большинства социальных групп обнищания наиболее слабых социальных слоев.

Место среднего класса заняла «средняя масса», имеющая пассивные стратегии адаптации к реформам.

Сложившаяся социологическая стратификация отличается крайней неуравновешенностью, нестабильностью, социальной дезинтеграцией и малым потенциалом развития. Акторы социального роста и инноваций сосредоточились преимущественно в верхнем элитном слое, который действовал исходя из собственных интересов, игнорируя интересы других социальных групп. Мотор органической модернизации реально не только не заработал, он не был даже и запущен, а минимизация роли государства привела к архаизации экономики, ее структурной деградации и криминализации. Не удалось сформировать массовый слой мелких и средних предпринимателей. Условия функционирования этого самого массового актора экономической активности из года в год ухудшалась, что препятствовало росту количества малых и средних предприятий и численности, занятых в них работников, остававшихся практически неизменными на протяжении 1994-2000 гг.

Тем не менее, за последнее десятилетие 20 века в России начали функционировать новые элементы институциональной матрицы, соответствующие рыночной экономике: частная собственность в разнообразных видах, конкуренция, прибыль. Формируется рынок труда, цена рабочей силы, отношения свободного обмена товарами и услугами на рыночных принципах. И хотя эти элементы рынка функционируют в локальных средах, не стали доминирующими, их влияние на жизнь общества уже очевидна, и они все больше завоевывают социальное и экономическое пространство.

Кроме того, широкое распространение в обществе, особенно в молодых возрастных когортах, получает новая система ценностей, ориентированная на частную собственность, индивидуальный успех, либеральные свободы. Соответственно, и профессиональная подготовка молодежи стала более приближена к потребностям современного этапа развития рыночной экономики в России, ее отраслевой структуры. Десятилетие реформ сформировало потенциал инновационного поведения в новых экономических условиях, которые еще далеки от стандартов западного рыночного общества и отражают ситуацию, сложившуюся в России. В то же время большая часть населения, особенно среднего и старшего возраста, заметно хуже, чем молодежь, приспособилась к общественным изменениям и существует в режиме выживания и неуверенности в своем будущем.

Направления дальнейшей трансформации социальной стратификации напрямую связаны с тем, несколько будет выдержан провозглашенный на рубеже веков новый курс на централизацию властных функций, усиление роли государства в проведении либеральных экономических реформ и в защите слабых социальных слоев.

Эти задачи изначально противоречивы по методам своего решения. При этом речь идет, прежде всего, о самых неотложных мерах, которые не были, а должны бы были быть реализованы уже на первом, так называемом либеральном этапе реформ.

В «основных направлениях социально-экономической политики правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу» предлагается решение комплекса проблем: инвестиционных, бюджетных, денежно-кредитных, региональных и развития рынка земли и иной недвижимости.

Выделим среди них те меры экономического характера, которые могут оказать существенное влияние на социальную стратификацию общества, изменить ее композицию. Во-первых, совершенствование налогообложения: рациональное, справедливое обложение природных ресурсов и недвижимости, последовательное снижение налогов, создание условий для легализации прибыли предприятий. Эти меры способны стимулировать развитие реального сектора экономики и соответствующим образом повысить занятость населения на эффективных предприятиях, сокращая число низкодоходных групп. Во-вторых, защита и реализация прав собственников. Здесь существенно не только предусмотренное совершенствование законов и работы правоохранительных органов, но и последовательное расширение права частной собственности на землю, уравнивание шансов государственных и частных предприятий в получении госзаказа на оборонные исследования и производство, а также в сфере социальных услуг. Таким образом, делаются шаги по реальному выравниванию условий функционирования государственного, смешанного и частного секторов экономики, их конкуренции в привлечении государственных и западных инвестиций. В-третьих, реформа заработной платы, которая постепенно должна возрасти в 2-2,5 раза. Известно, что рост доходов населения способен снизить социальные расходы государства и исправить антирыночную налоговую систему, при которой основную часть налогов платят предприятия, тогда как в странах с рыночной экономикой основной налогоплательщик - население. Рост заработной платы должен повысить трудовую мотивацию работников и, кроме того, расширить внутренний спрос в стране, что является одним из условий экономического роста. В-четвертых, социальная защита населения и инвестиции в «человеческий капитал». Их надежность и рост возможны только при поступательном развитии экономики. Но они являются жизненно необходимыми, поскольку вложения в эти сферы дают долгосрочный кумулятивный социальных эффект, сообщая обществу стабильность и социальный ресурс развития. К настоящему времени этот ресурс, накопленный за годы социалистической модернизации, в значительной мере израсходован. В-пятых, создание условий роста инвестиций (отечественных и иностранных) в высокотехнологичные и конкурентные сектора экономики. При этом имеется ввиду наконец-то начать осуществление структурной реформы экономики, чтобы преодолеть ее сырьевую направленность и попытаться включиться в общемировой процесс глобализации, создания постиндустриальной информационной экономики и становления открытого общества.

... читать дальше >>>

Поcмотреть текст работы Поcмотреть полный текст
Скачать работу можно здесь Скачать работу "Социальная стратификация" можно здесь
Сколько стоит?

Рекомендуем!

база знанийглобальная сеть рефератов