П.А. Сорокин как социолог

Идейные истоки формирования взглядов П.А. Сорокина. Исследование общества и его структуры в произведениях П.А. Сорокина. Социологические взгляды П.А. Сорокина на социальное и геометрическое пространство. Теория социальной мобильности П.А. Сорокина.

Рубрика Социология и обществознание
Вид реферат
Язык русский
Дата добавления 13.11.2015
Размер файла 83,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского»

Кафедра прикладной социологии

Реферат по общей социологии

на тему: «П.А. Сорокин как социолог»

Выполнила: cстудентка первого курса 111 группы

дневного отделения социологического факультета

Трофименко О.А.

Проверил: к.с.н., доцент Покатов Д.В.

Саратов 2009

Содержание

сорокин общество социальный мобильность

Введение

1. Идейные истоки формирования взглядов П.А. Сорокина

2. Общество и его структура в произведениях П.А. Сорокина

3. П.А. Сорокин и его взгляд на «Социальное и геометрическое пространство»

4. «Социальная мобильность» П.А. Сорокина

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Питирим Александрович Сорокин (1889 - 1968) относится к тому редкому типу ученых, чье имя становится символом избранной ими науки. На Западе он давно уже признан как один из классиков социологии ХХ столетия, стоящей в одном ряду с О. Контом, Г. Спенсером, М. Вебером. Возможно, в этом есть известная доля преувеличения. Однако бесспорно, что к началу 1960-х, когда он уже около сорока лет был «американским» социологом, забытым, а точнее, преданным на своей родине забвенью, казалось, уже навсегда, он прочно занимал место в первой «десятке» ведущих социологов мира. Взлет на вершины науки уроженца зырянской деревушки, не знавшей даже замков на дверях, был стремителен и чем-то напоминает жизненный путь Ломоносова; а по человеческому, личностному темпераменту его можно сравнить с Джеком Лондоном - столь захватывающей и полной драматических коллизий была его жизнь.

В историко-социологической литературе традиционно принято разграничивать два периода творчества Сорокина - русский и американский. Для «американского» социолога П.Сорокина «русский период» является своего рода инкубационным, «годом учения», замечательным и по-своему продуктивным, но - не более того.

Однако именно за эти десять лет «русского периода» у Сорокина созрели замыслы всех дальнейших его тем и, что особенно важно, наглядно обозначились те этапы его творческой эволюции, которые он и проделал в течение своей последующей жизни, хотя эта эволюция и растянулась на сорок с лишним лет. В самом общем и схематичном виде эту эволюцию можно охарактеризовать типично русской формулой «от марксизма к идеализму», хотя и с целым рядом оговорок. И все же, несмотря на эти оговорки, эволюция Сорокина представляет собой, может быть, самое замечательное явление в истории русской социальной мысли и позволяет яснее понять общий путь ее развития. [1;528]

В этом реферате будут рассмотрены взгляды крупнейшего социолога на социальное пространство, также будут проанализировано сорокинское понимание терминов «социальная стратификация» и «социальная мобильность». Сегодня именно Сорокина считают одним из родоначальников теории о социальной стратификации и мобильности.

1. Идейные истоки формирования взглядов П.А. Сорокина

Питирим Сорокин был крупнейшим русским, а позднее - американским социологом первой половины XX в. Его необычная биография, полная взлетов и падений, особенности его личного характера, глубокий альтруизм, и талант, чутье на новое обширные знания делали из него выдающегося социолога и социального философа. Если из всей замечательной когорты русских социологов XX в. пришлось бы выбирать только одного, то безусловно, выбор пал бы на П.Сорокина. Его биография довольно хорошо известна, ибо он оставил несколько "воспоминательных" работ, написанных в разное время: "Листки из русского дневника", "Социология моей духовной жизни", "Долгое путешествие" и другие. И кроме того, появились работы, использующие биографический метод при интерпретации творческого пути Сорокина.

В отличие от всех других социологов, Сорокин был выходцем из социальных низов. Он родился в деревне Турье Вологодской губернии, его отец - русский, ремесленник по металлу и маляр, мать - коми, крестьянка. Сорокин усвоил от отца навыки его профессии и подрабатывал этим, скитаясь по северным деревням. Случайно он выучился грамоте, но все-таки закончил Гамскую второклассную школу и в 1904 г. поступил по рекомендации руководителя школы, заметившего его природные способности, в церковно-учительскую школу, которая была расположена в небольшом городке в Поволжье. Однако ее не закончил из-за ареста в 1906 г. за революционную деятельность в рядах эсеров. Четыре месяца тюремного заключения, вспоминал позднее П. Сорокин, были наполнены чтением сочинений Г. Спенсера, П. Лаврова, Н. Михайловского, В. Чернова, М. Кропоткина, Г. Плеханова и других, обсуждением их с заключенными, представителями других партий - анархистами, социал-демократами. Именно тогда у П. Сорокина родился глубокий интерес к социальным наукам, и сложились некоторые сюжеты его будущих научных работ [2; 288].

Испытывая материальную нужду и не видя возможности учиться далее в провинции, он решил перебраться в столицу. Найдя работу, которая позволяла сводить концы с концами, Сорокин начинает регулярно посещать вечерние общеобразовательные курсы Черняева, куда ему помог устроиться первый профессор из коми - К. Жаков, который стал старшим другом - наставником по науке молодого Сорокина. В 1909 г. он экстерном сдает экзамен на аттестат зрелости за гимназический курс и поступает в Психоневрологический институт, ибо только там была единственная в стране кафедра социологии. Этой науке он хочет посвятить свою жизнь. У двадцатилетнего П. Сорокина установились не только академические, но постепенно и дружеские связи с руководителями и членами кафедры - М. Ковалевским. Е. Де Роберти и другими и с главой института академиком В. Бехтеревым. Ковалевский высоко оценил социологическую начитанность Сорокина и предложил ему курс лекций по социологии в рамках его собственной программы. Студент - и одновременно преподаватель - случай довольно беспрецедентный в истории высшей школы. Он читает лекции о предмете социологии и делает обзор основных концепций эволюции и прогресса. Часть этого материала публикуется в научных журналах.

В 1910 г. П. Сорокин перешел на юридический факультет столичного университета. За время учебы он публикует оригинальную монографию с длинным названием «Преступление и кара, подвиг и награда». Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали", которая была встречена благожелательно в научных кругах, и вызвала множество откликов, ряд социологических, юридических и этнографических статей, множество рецензий и обзоров профессиональных зарубежных журналов. Всего за годы студенчества он опубликовал 55 работ. В университете знакомится и близко сходится с Л. Петражицким, М. Туган-Барановским, М. Ростовцевым, И. Павловым. С некоторыми дружит до конца их дней. В ранний период научной деятельности Сорокин находится под влиянием позитивистов М. Ковалевского, Е. Де Роберти. Э.Дюркгейма и неокантианца - Л. Петражицкого, но центральные его интересы на стороне эволюционистского позитивизма.

В 1914 г. П. Сорокин блестяще окончил университет и был оставлен для подготовки к профессорскому званию, что предполагало сдачу сложного экзамена и защиту магистерской диссертации. При успехе соискатель получал "степень магистра" и право при наличии места, ставок и последующих научных разработок претендовать на звание ординарного профессора.

Именно этот путь прошла большая часть русской профессуры. Но были и докторские защиты без всяких устных экзаменов, к ним прибегали авторы серьезных и новаторских исследований (как правило, многотомных), тогда звание профессора получали почти автоматически. И, наконец, встречались наиредчайшие случаи, когда это звание присваивалось по совокупности трудов, минуя все перечисленные выше препятствия. Так было с философом В. Соловьевым, статистиком А. А. Чупровым, экономистом П. Струве, в известной мере так случилось и с Сорокиным. В конце 1916 г. он сдал экзамен и в начале 1917 г. становится приват-доцентом Петроградского университета, решив готовить новый для университета курс социологии права. Одновременно принимает энергичное участие в процессах институционализации русской социологии: преподает курс общей социологии по специальной программе в Психоневрологическом институте, Институте Лесгафта, создает и входит в бюро "Русского социологического общества им. М. М. Ковалевского". Защита магистерской диссертации (в ее основу Сорокин продолжил свою первую монографию - "Преступление и кара") была назначена на март 1917 г., были отпечатаны тезисы и сделаны соответствующие объявления по университету. Однако революционные события 1917 г. основательно поломали традиционные порядки в университете, а позднее научные степени и защиты были вообще отменены. На весь 1918 г. П. Сорокин прекращает научную деятельность, он целиком поглощен деятельностью политической - как почетный член Учредительного собрания, публицист и редактор ряда эсеровских изданий, в частности, до января 1918 г. В итоге - тюрьма и угроза расстрела, от которого его спасает статья В. И. Ленина "Ценные признания Питирима Сорокина"; в ней автор разъяснил читателям "Правды" значение ранее опубликованных там же признаний Сорокина о банкротстве политики эсеров и желании целиком посвятить себя науке и народному образованию.

После Февральской революции Сорокин был секретарем А. Керенского по проблемам науки, по его совету премьер вводит преподавание социологии в русских университетах в качестве обязательного курса. В 1919 г. Сорокин становится членом Социологического института, на собраниях которого совместно с А. Гизетти и П. Люблинским читает курс по социологии для специалистов и проводит ряд эмпирических исследований социальной структуры послереволюционной России. Преподает социологию в ряде своеобразных научно-учебных учреждений той поры - "Живом слове", "Истории искусства", "Народном хозяйстве", в которых сотрудничали в эти годы А. Луначарский, К. Чуковский, А. Блок, Н. Гумилев, Е. Замятин и многие другие выдающиеся представители русской интеллигенции. В 1920 г. избирается руководителем кафедры общей социологии на факультете общественных наук Петроградского университета.

К 1920 г. Сорокин - автор уже нескольких трактатов (самый внушительный из них - двухтомная "Система социологии"), ряда брошюр и массы научных статей в периодической печати и академических сборниках, не считая множества политических передовых, заметок, памфлетов в различных газетах. Исходя из этого, руководство факультета решило избрать Сорокина профессором без магистерской защиты. Была создана комиссия в составе профессоров М. Боголепова, Н. Лазаревского и И. Цызырева, которая рассмотрела наиболее серьезные сочинения П. А. Сорокина, сделала сообщение об этом на специальном заседании факультета, и в конце 1920 г. он был возведен в звание профессора.

После получения этого звания Сорокин продолжает работу над другими темами "Системы социологии". Эта работа, хотя и посвящена памяти "учителей" - Ковалевскому и Де Роберти, на деле показывает нам эволюцию раннего позитивизма Сорокина в сторону скептического отношения к эволюционизму, который сменяется у него системным анализом, функционализмом и бихевиоризмом. Последний он рука об руку с В. Бехтеревым защищал на специальных собраниях Социологического института, будучи руководителем "Лаборатории по коллективной рефлексологии". "Система социологии" была манифестом русского социологического бихевиоризма, то убедительно обнаруживалось в теоретико-методологической программе работы и полученных результатах. Он предлагал создавать "объективную социологию" на особых описанных им принципах. "Социология может и должна строиться по типу естественных наук" - этими словами он открывает свою программу "Системы социологии". В дальнейшем, на протяжении всей работы Сорокин подчеркивает, что в подобное понимание социологии он вкладывает не столько онтологический, сколько методо-гносеологический смысл, подчеркивая объективность и строгость общих методов, а не тождество предметов исследования. "Различны объекты тех и других дисциплин, но методы изучения этих объектов одни и те же. Ни о каком противопоставлении "наук о природе" и "наук о культуре"... не может быть речи.

В 1925 г. вышла "Социология революции", в 1927 г. - "Социальная мобильность", в 1928 г. - "Современные социологические теории". Американцы быстро поняли, что перед ними "вместительная кладовая идей", которую можно игнорировать только с серьезным ущербом для себя. Если бы Сорокин ограничился только этим кругом бихевиористических работ, он бы все равно получил мировое признание. Но научная жизнь его не остановилась на достигнутом.

По решению Ученого совета университета Сорокин совершает ряд командировок в другие города страны, в которых собирает информацию о формах преподавания социологии в отечественных университетах. Пытается (но бесполезно) улучшить это дело организацией летних сессий для преподавателей социологии разных университетов. Звание профессора давало возможность заграничных командировок. Сорокин пытался оформить документы в США и Италию. В октябре 1921 г. в Италии планировался очередной Международной социологический конгресс, организационное бюро которого пригласило П. Сорокина выступить с докладом. В университете он получил командировку на два месяца. Предполагалось, что помимо доклада, он попытается установить "научные связи с социологией Западной Европы и Америки". Но ему не удалось поехать на конгресс, так как в печати появились сообщения о раскрытии нового контрреволюционного "заговора", в состав которого попало более пятидесяти представителей русской интеллигенции, в том числе Н. Лазаревский, Н. Гумилев и другие.

Вскоре эти невинные люди были казнены. В этих условиях было не до научных конгрессов.

Выступая на торжественном собрании в день 103-й годовщины Петербургского университета 21 февраля 1922 г., П. Сорокин предложил новому поколению следовать идеалам индивидуальной свободы, инициативы и ответственности, кооперации, творческой любви, уважения к свободе других: защищать реформы вместо революции, самоуправление вместо анархии. В общем все эти ценности вписывались в идеологическую поддержку НЭПа.

Однако, в советских газетах и журналах были вновь предприняты многократные нападки на П. Сорокина, появились критические статьи В. Ленина, Л. Троцкого, Г. Зиновьева, В. Невского, И. Боричевского и многих других. Между тем в практику высшей школы вводится некая замена защиты - публичный диспут по работам. Весной 1922 г. П. Сорокин успешно провел такой диспут по "Системе социологии" и был признан достойным звания "доктора социологии". Кстати, первый в истории русской науки. Вторым был К. Тахтарев. Тем временем разворачиваются новые репрессии против гуманитарной профессуры, арестованы философы Н. Лосскии, Л. Карсавин, И. Лапшин, Н. Бердяев, С. Франк. Намечается массовая депортация интеллигенции за рубеж. П. Сорокин попал в это число и осенью того же года был выслан из России. Вся дальнейшая научная деятельность его протекала в основном в США, куда он по приглашению американских социологов Э. Росса и Ф. Чэпина перебрался в 1923 г. после недолгого пребывания в Берлине и Праге. Как отнестись к факту департации? С одной стороны, это спасло ряд первоклассных умов от физической гибели, позволило им продолжать интеллектуальные русские традиции за рубежом.

Так, многолетний друг П. Сорокина экономист Н. Кондратьев (они вместе учились еще в церковно-учительской школе, Черняевских курсах, а потом в университете) был ученым с мировой известностью, в нашей стране после необоснованных репрессий он был прочно забыт почти на полстолетия. Но, с другой стороны, высылка сразу же сказалась на снижении уровня отечественной социологии, социальной философии и других общественных наук. Социология ранее генетики и кибернетики испытала на себе удавки тоталитаризма.

Однако П. Сорокин продолжал работать. Он основал в 1930 г. факультет социологии в Гарварде, за 12 лет, в течение которых Сорокин был деканом, факультет воспитал множество известных и популярных ученых (Р. Мертон, У. Мур, Ч. Лумис, Э. Шилз, Р. Бербер, Дж. Хоманс, Э. Тирьякан и другие).

Сорокин разработал несколько принципиальных концепций: социальной стратификации, мобильности, культурной типологии, истории социологии и другие, многие из этих замыслов возникли у него еще в России. Однако, на рубеже 20-30-х годов он разочаровывается в теоретических возможностях сциентизма и бихевиоризма и стремится создать новую "интегральную философию и социологию", объединяющую полезное, ценное в различных позитивистских и антипозитивистских вариантах мысли. На эти темы им написано множество статей и крупных монографий, среди них особо выделяется четырехтомная "Социальная и культурная динамика" (1937-1941 гг.), в которой изложена впечатляющая картина циклической флуктуации европейской культуры почти за три тысячи лет.

Работы Сорокина (а всего им написано сорок томов) были переведены на многие языки мира, критически прочитаны и прокомментированы. К концу жизни он был признан "живым классиком социологии", а в разных странах были организованы центры по изучению его вклада, появились престижные премии лучших социологических публикаций имени Сорокина. Он возглавлял одно время Американскую социологическую ассоциацию, был участником и организатором ряда международных конгрессов, членом многих академий мира. В 50-е и 60-е годы Сорокин активно выступал против милитаризации мира и ядерного противостояния, настаивал на сближении и сотрудничестве США и России. Мучительно обдумывал проблемы и судьбы мировой культуры. Сорокин внимательно следил за состоянием российской социологии, радовался ее возрождению в начале 60-х годов, планировал написать об этом книгу. Он вступил в переписку с некоторыми деятелями этой науки. Радовался он и тому, что его сочинения начинают интересовать отечественных ученых. Он завещал часть своих книг библиотеке родного Санкт-Петербургского университета.

Умер Сорокин в 1968 г., в том же году в нашей стране были защищены после долгого замалчивания его имени две первые кандидатские диссертации по его концепциям. С тех пор список их многократно увеличился. В обширной международной литературе "на темы Сорокина", как правило, рассматривается только его зарубежная деятельность. Между тем, его научное творчество едино, целостно, несмотря на сложные идейные метаморфозы, им перенесенные. Более того, хотя русский период был почти в три раза короче американского, именно он являлся основанием этой целостности, определив многие темы, версии направления научной работы поздних лет. Поэтому даже в западных университетах Сорокин оставался достойным воспитанником и представителем российской науки.

Когда ещё осенью 1922 г. П. Сорокин, вынуждаемый преследованием и угрозой личной гибели, покинул родину, он увозил все свое имущество в двух чемоданах, заполненных экземплярами собственных статей, книг и восемью рукописями: "Война как социальный факт"; "Оправдание мещанства и обывателя"; "Социологические этюды. Сборник статей"; "Голод как фактор"; "Социологическое истолкование революции: "Коммунистическое общество, его примеры в истории, его сущность, причины и следствия. Критическое изложение"; "Система социологии. Учение о социальных силах", т. 3: "Класс пролетариев в ряду других социальных классов: антропология, психология и социология пролетариата" и др.

Обычно, Сорокин, по его собственному признанию, очень редко перечитывал свои уже опубликованные работы. Но "Систему социологии" он однажды просмотрел в зрелые годы и понял - как многим он ей обязан в дальнейшей исследовательской деятельности. Это впечатление Сорокина можно с полным правом отнести ко всему его русскому периоду, а не только к двум томам "Системы социологии" [2; 293].

2. Общество и его структура в произведениях П.А. Сорокина

Во втором томе «Системы социологии» (1920г) Сорокин дает структурный анализ общества, выделяя сложившиеся системы взаимодействий (социальные группы, их комбинации). Сорокин считает, что общество -- это не куча песка, а скорее, кусок слюды, который легко расслаивается на ряд пластов, что общество “расслаивается на множество слоев, ли социальных групп, с тем различием от слюды, что слои здесь идут не только горизонтально, но и вертикально, и во всех других направлениях, пересекаясь, скрещиваясь и пронизывая друг друга”, в результате чего каждый человек становится “абонентом” множества социальных групп.

Необходимость изучения коллективов, на которые распадается население, связана с тем, что “знакомство с наиболее могущественными коллективами, в которые группируются индивиды, помогло бы нам понять ход общественных процессов, ибо последние представляют собой равнодействующую взаимных давлений и взаимных отношений этих, наиболее действенных социальных групп”, а также с тем, что “изучение более важных групп помогло бы нам понять поведение и судьбу каждого индивида, ибо отношение к ним человеческого атома и составляет основные линии системы социальных координат, определяющих его социальную физиологию, -удельный вес и все его поведение”.

Для более точного понимания строения населения Сорокин ввел новые понятия:

1) элементарное, или простое, коллективное единство (или элементарная социальная группа),

2) кумулятивное коллективное единство (или кумулятивная социальная группа),

3) сложный социальный агрегат (или население вообще).

Сорокин предложил для классификации разных типов групп два формальных критерия: односторонний и многосторонний. Первый критерий позволяет выяснить совокуп-индивидов и единое взаимодействующее целое (группу), объединённым одним каким-то признаком (религиозный, профессиональный, партийный, половой, возрастной и т.п.). Второй -- объединение на основании двух или более признаков (класс, сословие, нация и т.п.). Выделяется им также “закрытая” группа (раса, возраст, пол), “открытая”, членство в ней зависит от воли индивида (партия, ассоциация, кооперативы), и “промежуточная”, в которой сочетаются свойства двух предыдущих (класс, сословие, вторая семья).

По мнению Сорокина, современное население “культурных стран” состоит из следующих важнейших элементарных групп: “1) расовая, 2) половая, 3) возрастная, 4) по семей ной принадлежности, 5) по государственной принадлежности, 6) языковая, 7) профессиональная, 8) имущественная, 9) объемно-правовая, 10) территориальная, 11) религиозная, 12) партийная, 13) психоидеологическая (порядок их перечня не означает их относительной важности..."Класс и национальность, критическому рассмотрению которых Сорокин посвятил целые параграфы, он относит к числу кумулятивных групп, а не элементарных.

Подробно он остановился на анализе класса, т.е. социальной группы, в которой сочетаются три главных признака: профессиональный, имущественный, социально-правовой.

Сходство этих признаков обычно влечет и сходство вкусов, интересов, образовательного уровня, всего образа жизни и т.п.

Своей социологической теорией Сорокин выступил против марксистского учения о классах, т.к. проблема деления общества на классы и их роль в развитии общества им не рассматривалась. Наряду с “горизонтальным” делением общества он также рассматривал и “вертикальное” деление. Оно заключалось в анализе структуры групп, внутригрупповых позиций индивидов, с помощью которой он построил теорию “социальной стратификации и мобильности”. Оба эти термина, как и целый ряд других понятий (статус, страта, проводник и др.), впервые были введены в научный оборот Сорокиным и с этого времени стали использоваться во всей мировой социологии. Каждая группа неоднородна, в ней есть свои “верхи” и "низы", или слои (страты). Основу и сущность социальной стратификации составляет, по мнению Сорокина, неравномерное распределение прав и привилегий, обязанностей ответственности, социальных ценностей, влияния и власти в обществе. Он выделил три тесно взаимосвязанные между собой фундаментальные страты. Каждая из них подробно описывается Сорокиным, при этом используется обширный статистический, исторический и социологический материал. Результатом описания становится вывод, что нестратифицированное общество -- это миф, а социальное неравенство постоянно и вечно, в ходе истории происходи лишь изменение форм неравенства. Поэтому он уверен, что: “Равенство остается мифом, пока что неосуществленным в истории” [4].

Рассмотрим сорокинскую “теорию социальной стратификации” более подробно:

Первым необходимым элементом социальной деятельности являются живые человеческие индивиды-субъекты деятельности, с которыми связаны её пусковые и регуляторные механизмы. Несмотря на то, что человек представляет целый и целостный “микрокосмос”, он является элементом деятельности, т.е. её простейшим, далее неделимым образованием.

Вторым элементом является объект социальной деятельности. Объекты социальной деятельности можно разделить на два класса:

Вещи, “орудия” с помощью которых люди оказывают воздействие на окружающий их реальный мир. С помощью этих вещей люди осуществляют адаптивную деятельность, приспосабливаясь к среде путем её вещественно-энергетической переделки, целенаправленного преобразования.

Символы, знаки (книги, картины, иконы, и др.) - эти предметы служат не непосредственному изменению реальности, а изменению наших представлений о мире. Они воздействуют на наше сознание, стремления, цели, и через них, опосредованно, воздействуют на отличную от сознания реальность.

«Социальная стратификация» - это дифференциация некой данной совокупности людей (населения) на классы в иерархическом ранге”, выражается в существовании высших и низших слоев, неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии и отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества.

Существует многочисленные формы стратификации, но стоит выделить 3 основные:

§ Экономическая

§ Политическая

§ Профессиональная

Разумеется, все они тесно переплетены и взаимосвязаны.

Экономическая стратификация

Говоря об экономическом статусе группы, следует выделить 2 основных типа изменений. Первый относится к экономическому падению или подъему группы; второй - к росту или сокращению экономической стратификации внутри самой группы. Первое явление выражается в экономическом обогащении или обеднении социальных групп в целом; второе выражено в изменении экономического профиля группы или в увеличении - уменьшении высоты экономической пирамиды.

Политическая стратификация

Политическая стратификация отличается универсальностью и постоянством, но это не означает, что она всегда и везде была идентичной. Высота пирамиды политической стратификации изменяется о страны к стране, от одного периода к другому.

Профессиональная стратификация

Ее существование вытекает из двух основных групп фактов. Необходимо отметить, что определенные классы профессий всегда составляли верхушку социального слоя, в то время как другие профессиональные группы всегда находились в низах стратификации. Важнейшие профессиональные классы не располагаются горизонтально, то есть на одном и том же социальном уровне, а, как бы накладываются друг на друга. Кроме этого феномен профессиональной стратификации обнаруживается и внутри каждой профессиональной сферы.

Выделяются им и причины социальной стратификации: совместная деятельность людей, которая требует выделения управляющих и управляемых и т.п., а также непреодолимые природно-биопсихические различия у людей, ведь люди неравны по своим физическим силам, умственным способностям, вкусам, наклонностям, потребностям и т.п. Таким образом, общество всегда стратифицировано, ему всегда свойственно неравенство, но это неравенство должно быть разумным,

Настаивая на многолинейности элементарного расслоения населения, Сорокин критиковал защитников монистических теорий, выделяющих то или иное однолинейное расслоение “общества”. Они считали, что, “изменив надлежащим образом излюбленную ими группировку, они создадут "идеальное общество" и вырвут с корнем все антагонизмы, неравенства и общественные бедствия.” “Измените семью -- и вы измените всю судьбу населения; из несчастного сделаете его счастливым, из вялого -- энергичным, из раздираемого междоусобиями -- солидарным!” -- говорят нам идеологи ceмeйнoй гpуппиpoвки... “Уничтожьте классы -- и получите социалистическое общество равных, солидарных и святых людей!” -- уверяют нас идеологи классовой группировки. То же делают и теоретики других группировок. Каждый из них мнит себя обладателем волшебного рецепта, врачующего все болезни общества и открывающего двери земного рая. Но, увы! волшебные лекарства, врачующие все болезни, бывают только в сказках. Если бы расслоение населения ограничивалось только семейным или только государственным, или только профессиональным и другим расслоением, эти доктора были бы правы. Но так как дело обстоит иначе, то изменение одной группировки не уничтожает значения других группировок, не избавляет население от других антагонизмов, не элиминирует другие виды неравенств, словом, не может дать идеального общества.

А для того, чтобы засыпать все трещины расслоений, чтобы изменить всю систему группировок, необходимо полное тождество или полная биологическая и социально-психологическая гомогенность людей, ибо, “раз люди гетерогенны физически, они должны различно и чувствовать (sentire); раз они чувствуют различно -- они различно будут мыслить и судить. Те же, кто различно мыслит и судит, различно будут и действовать”. А раз так, то неизбежным результатом различного поведения людей будет и различное сцепление, притяжение и отталкивание, т.е. образование ряда групп, а вместе с ними -- и ряда антагонизмов.

Очевидно, что полная гомогенность людей -- факт маловероятный. И в будущем люди будут гетерогенны. Следовательно, расслоение населения в той или иной форме будет и в будущем, и надеяться на полное исчезновение антагонизмов едва ли приходится. В отличие от изменения всей системы социального расслоения изменение отдельной группировки неспособно дать нам идеальное общество “земного рая” [4].

Итак, сделаем вывод: Социальная стратификация - это постоянная характеристика любого организованного общества. Она есть всюду - в экономике, политике, науке, культуре и образовании, менеджменте и банде преступников. Нестратифицированного общества не бывает. Невозможно рассматривать изменения в положении социальных групп и слоёв, если себе чётко не представлять сами эти слои (страты) [1; 385].

3. П.А. Сорокин и его взгляд на «Социальное и геометрическое пространство»

Выражения типа “высшие и низшие классы”, “продвижение по лестнице”, “Иванов успешно продвигается по социальной лестнице”, “его социальное положение очень высоко”, “они очень близки по своему социальному положению”, “существует большая социальная дистанция” и т.п. довольно часто используются как в повседневных суждениях, так и в экономических, политологических и социологических трудах.

Все эти выражения указывают на существование того, что можно обозначить термином социальное пространство. Тем не менее, имеется очень немного попыток дать определение социальному пространству, систематизировать соответствующие понятия. Насколько известно, после Декарта, Гоббса, Лейбница, Вайгеля и других великих мыслителей XVII в. только Ф.Ратцель, Г.Зиммель и недавно Э.Дюркгейм, Р.Парк, Э.Богардус, Л. фон Визе и автор этих строк пытались уделить большее внимание проблеме социального пространства и другим вопросам, с ней связанным. Об эти вопросах Питирим Сорокин более понятным языком написал в своей работе «Социальная мобильность» (1927).

Предметом данной работы является социальная мобильность, т.е. явление перемещения индивида внутри социального пространства. В связи с этим представляется необходимым очень точно обрисовать суть того, что Сорокин подразумевает под социальным пространством и его производными.

Во-первых, социальное пространство в корне отличается от пространства геометрического. Люди, находящиеся вблизи друг от друга в геометрическом пространстве (например, король и его слуга, хозяин и раб), в социальном пространстве отделены громадной дистанцией. И наоборот, люди, находящиеся очень далеко в геометрическом пространстве (например, два брата или епископы, исповедующие одну религию, или же два генерала одного звания и из одной армии, один из которых в Америке, а другой - в Китае), могут быть очень близки социально. Человек может покрыть тысячи миль геометрического пространства, не изменив своего положения в социальном пространстве, и наоборот, оставшись в том же геометрическом пространстве, он может радикально изменить свое социальное положение. Так, положение президента Гардинга в геометрическом пространстве резко изменилось, когда он переместился из Вашингтона на Аляску, тогда как его социальное положение осталось тем же, что и в Вашингтоне. Людовик XVI в Версале и Николай II в Царском Селе оставались в том же геометрическом пространстве, хотя их социальное положение в один момент круто переменилось.

Приведенные соображения свидетельствуют, что социальное и геометрическое пространство в корне отличны друг от друга. То же можно сказать и о производных от этих двух понятий, таких, как “геометрическая и социальная дистанция”, “подъем в геометрическом и социальном пространстве”, “перемещение из одного положения в другое в геометрическом и социальном пространстве” и т.д [2; 297].

Для того чтобы дать определение социальному пространству, Сорокин вспоминал, что геометрическое пространство обычно представляется нам в виде некой “вселенной”, в которой располагаются физические тела. Местоположение в этой вселенной определяется путем определения того или иного объекта относительно других, выбранных за “точки отсчета”. Как только такие ориентиры установлены (будь то Солнце, Луна, Гринвичский меридиан, оси абсцисс и ординат), мы получаем возможность определить пространственное положение всех физических тел, сначала относительно этих точек, а затем - относительно друг друга.

Подобным же образом социальное пространство есть некая вселенная, состоящая из народонаселения земли. Там, где нет человеческих особей или же живет всего лишь один человек, там нет социального пространства (или вселенной), поскольку одна особь не может иметь в мире никакого отношения к другим. Он может находиться только в геометрическом, но не социальном пространстве. Соответственно, определить положение человека или какого-либо социального явления в социальном пространстве означает определить его (их) отношение к другим людям и другим социальным явлениям, взятым за такие “точки отсчета”. Сам же выбор “точек отсчета” зависит от нас: ими могут быть отдельные люди, группы или совокупности групп. Когда мы говорим, что “мистер Н.-младший - сын мистера Н.-старшего”, мы стремимся определить положение этого мистера Н. в человеческой вселенной. Ясно, однако, что такое местоположение очень неопределенно и несовершенно, поскольку в расчет принимается только одна из координат - семейное родство - в сложной социальной вселенной.

Данный способ столь же несовершенен, как и определение геометрического положения с помощью фразы: “Дерево расположено в двух милях от холма”. Чтобы такое местоположение нас удовлетворило, мы должны знать, где находится этот холм - в Европе или на другом континенте Земли, в какой части континента, на какой широте и долготе. Необходимо также знать, находится ли это дерево в двух милях к северу, югу, западу или востоку от холма. Короче говоря, определение более или менее удовлетворительного геометрического положения требует учета целой системы пространственных координат геометрической вселенной. То же относится и к определению “социального положения” индивида.

Простого указания степени родства одного человека по отношению к другому явно недостаточно. Указание его отношений к десятку или сотне людей дает уже больше, но все еще не может определить положение человека во всей социальной вселенной. Это было бы сходным с определением местоположения объекта в геометрическом пространстве путем детального указания положения различных объектов вокруг него, но без указания широты и долготы этих объектов. На нашей планете живет более полутора миллиардов людей. Указание на отношение человека к нескольким десяткам людей, в особенности, если люди эти недостаточно известны, может не дать ничего.

Помимо этого данный метод очень сложен и требует немало времени. Поэтому социальная практика уже выработала другой, более надежный и простой метод, сходный с системой координат, используемой для определения геометрического положения объекта в геометрическом пространстве.

Составные части данного метода таковы:

1) указание отношений человека к определенным группам;

2) отношение этих групп друг к другу внутри популяции;

3) отношение данной популяции к другим популяциям, входящим в человечество [2; 298].

«Дабы определить социальное положение человека», - писал П.А. Сорокин в своих работах, - «необходимо знать его семейное положение, гражданство, национальность, отношение к религии, профессию, принадлежность к политическим партиям, экономический статус, его происхождение и т.д. Только так можно точно определить его социальное положение.

Но и это еще не все. Поскольку внутри одной и той же группы существуют совершенно различные позиции (например, король и рядовой гражданин внутри одного государства), то необходимо также знать положение человека в пределах каждой из основных групп населения. Когда же наконец определено положение населения как такового среди всего человечества (например, население США), тогда можно считать и социальное положение индивида определенным в достаточной степени. Перефразируя древнюю поговорку, можно сказать: “Скажи мне, к каким социальным группам ты принадлежишь и каковы твои функции в пределах каждой из этих групп, и я скажу, каково твое социальное положение в обществе и кто ты в социальном плане”. При знакомстве двух людей обычно используется именно этот метод: “Мистер А. (фамильная группа), профессор (группа рода занятий), из Германии, убежденный демократ, видный протестант, ранее был послом в...” и т.п. Это и подобные ему формы самопредставления людей при знакомстве являются полными или неполными указаниями на группы, к которым принадлежит человек. Биография человека по своей сути есть в основном описание групп, с которыми связан человек, а также его место в рамках каждой из них. Такой метод не всегда дает нам информацию о росте человека, цвете его волос, “интроверт ли он или экстраверт”, но все это, хотя может иметь первостепенное значение для биолога или психолога, для социолога же представляет относительно малую ценность. Такая информация не имеет непосредственного значения для определения социального положения человека».

Итак, Сорокин выделил с помощью своих рассуждений такие основные понятия:

1) социальное пространство - это народонаселение Земли;

2) социальное положение - это совокупность его связей со всеми группами населения, внутри каждой из этих групп, т.е. с ее членами;

3) положение человека в социальной вселенной определяется путем установления этих связей;

4) совокупность таких групп, а также совокупность положений внутри каждой из них составляют систему социальных координат, позволяющих определить социальное положение любого индивида.

Отсюда следует, что люди, принадлежащие к одинаковым социальным группам и выполняющие практически идентичную функцию в пределах каждой из этих групп, находятся в одинаковом социальном положении. Те же, у кого наблюдаются некие отличия, находятся в разном социальном положении. Чем больше сходства в положении различных людей, тем ближе они друг к другу в социальном пространстве. Наоборот, чем значительнее и существеннее различия, тем больше социальная дистанция между ними. [2; 299]

Говоря о социальном взаимодействии, социальном пространстве и подводя итог сорокинской концепции, важно обратить внимание на ещё один важный аспект его теории, связанную с «социальном» - на социальную интеграцию (объединение людей). Какие же факторы социальной интеграции (или социализации, по его словам) Сорокин считает наиважнейшими? Таковых три, отмечает он:

1. "Космическо-географическая" социализация индивидов: климат, территория и т.п. Так, холодная русская зима интегрировала в единое целое многие стороны народного быта и культуры: избу, печь, валенки, полушубок, заунывные под вьюги песни, особые обычаи и развлечения. Географический детерминизм правильно подмечал многие зависимости этого вида, но слишком грубо и односторонне их преувеличивал.

2. "Биолого-физиологическая" социализация: основные инстинкты и стимулы, заставляющие людей вступать в многочисленные взаимодействия. Так, половой инстинкт лежит в основе самых разнообразных социальных явлений: проституции, супружеского союза, актов умыкания женщин, религиозного гетеризма, многоженства, изнасилования и т.п. [3;368].

Влияние этих факторов огромно, благодаря ему социальные группы и общество часто возникали и возникают без всякой предумышленной цели, сознательного стремления, без всяких соображений о пользе, моральности, ценности объединения.

3. Но предыдущие факторы объединяют индивидов "механически", на почве этих механических связей со временем устанавливаются новые связи - "социально-психические": внушение, подражание, эмоционально-интеллектуальные контакты и т.п. Эти новые интегральные связи или "психологическая социализация" в сочетании с двумя первыми и составляют подлинную объединяющую силу всех общественных явлений. Следует отметить, что это утверждение несколько противоречит ранее высказанным им же сомнениям в результативность интеграции вокруг нормы и ценности, т.е. знаменитых формул психологического редукционизма типа "сознание рода", "группового разума" и т.п. Спасение от психологического редукционизма он видит в более строгом учете "социализирующей роли" географических (среды) и биологических импульсов, структурно лежащих в основе большинства нитей, составляющих подлинную ткань любых социальных единств и структур. Прежде чем рассуждать о сложных результатах в виде социального института, организации или порядка, государства или власти и т.п., необходимо основательно изучить конкретные факты и мелкие формы "социализации" [3; 369].

Все это может быть и так. Однако зададимся вопросом: разве всегда перечисленные Сорокиным факторы только объединяют людей, разве нет случаев, когда они способствовали распаду "коллективных социальных единств"? Сколько угодно! В каких-то случаях они "скрепы", в каких-то наоборот - отталкивающие моменты. Сколько войн велось из-за территорий? Но тогда получается, что без выяснения специфических условий их проявления и детерминации то в одном, то в другом направлении мы не решим проблему. Сорокин это признает и пытается найти выход в построении иерархии интеграции в зависимости от разных уровней социальной статики.

В социальной статике, по Сорокину, существует несколько уровней общего взаимодействия, механизмы интеграции которых зависят друг от друга. Первый уровень - межиндивидуальные отношения, построенные на индивидуальных импульсах (биологических и психологических), они проявляются и становятся всецело социальными в непосредственных, "элементарных" группах. Под социальной группой вообще Сорокин понимал форму взаимодействия, деятельности людей. Под "элементарной" группой - единение людей вокруг любого одного из признаков - пола, возраста, языка, профессии, веры, доходов и т.п. А дальше идет второй уровень - т.е. различные напластования и комбинации "элементарных" групп. Отношения между ними и создают своеобразные исторические условия, в которых перечисленные факторы социализации и интеграции работают в строго определенном направлении - соединяют или способствуют распаду. Но и сами эти межгрупповые отношения зависят от третьего уровня, а именно - отношений между "кумулятивными" группами, объединенными вокруг нескольких признаков. К ним относятся классы, нации, народности, элиты и т.п. Общество (или народонаселение) и есть общая совокупность всех перечисленных образований [3;372]. На этом, пожалуй, можно остановиться.

4. «Социальная мобильность» П.А. Сорокина

Как было сказано ранее, Сорокин является одним из родоначальников теории социальной стратификации и социальной мобильности.

Социальная стратификация и социальная мобильность выступают перманентными характеристиками любой организованной социальной группы. По степени мобильности бывают мобильные периоды истории (революции, которые приводят к слому социальной структуры) и немобильные (эпохи реакции, характеризующиеся устойчивой социальной структурой), а также различные типы общества.

Под “социальной мобильностью” Сорокин понимает любой переход определенного индивида или социального объекта (ценности), т.е. всего того, что создано или модифицировано человеческой деятельностью, с одной социальной позиции на другую, это своеобразный “лифт” для перемещения как внутри одной социальной группы, так и между группами.

В соответствии с его концепцией мобильность различается по направленности (горизонтальная и вертикальная, последняя рассматривается им в двух плоскостях - как восходящая и нисходящая), по форме (коллективная и индивидуальная), по интенсивности и направленности.

Горизонтальная мобильность предполагает переход из одной социальной группы в другую, но на том же уровне социальной стратификации. Это значит что уровень социальной группы, в которой индивид (группа) находился до перемещения и уровень социальной группы, в которую индивид совершил перемещение - остаются на одинаковых социально - значимых позициях. Индивид или группа при горизонтальной мобильности могут сохранить неизменными свои социальную роль, социальный статус. Примеры: переезд с одного города в другой; переход с одного места работы на другое с сохранением прежних должностных обязанностей; переход ученика 8 класса с одной СОШ в другую; и др.

Вертикальная мобильность означает перемещения индивида (группы) из одного пласта в другой (если вверх, то это будет восходящая мобильность, если вниз - то нисходящая). Вертикальная мобильность рассматривается социологом в трёх аспектах, соответствующих трём формам социальной стратификации, - политическом, экономическом, профессиональном. Он определяет основные механизмы мобильности, с помощью которых преодолеваются «сита», как бы просеивающие индивидов. Это семья, школа, церковь, армия, всевозможные профессиональные, экономические и политические организации. При рассмотрении названных структур в русле вертикальной мобильности Сорокин анализирует их в качестве «каналов социальной циркуляции».

Так, характеризуя в этом плане школу, он пишет «В обществе, где школы доступны всем его членам, школьная система представляет собой «социальный лифт», движущийся с самого низа общества до самых верхов. В обществе, где привилегированные школы доступны только высшим слоям населения, школьная система представляет собой лифт, движущийся только по верхним этажам социального здания, перевозящий вверх и вниз только жильцов верхних этажей. Однако даже в таких обществах некоторым индивидам из низших слоёв всё-таки удавалось проникнуть в этот школьный лифт и благодаря ему возвыситься»

Примеры вертикальной мобильности: переход с одной рабочей должности на другую с изменённой ставкой з/п; получение высшего образования; заключение (расторжение) бракосочетания; получение наследства по дарственной (или по иному документу); и др.

С количественной точки зрения Питирим Сорокин разграничивает, как уже упоминалось раньше, интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности. Под интенсивностью понимается социальная дистанция, количество слоев, проходимых индивидом в его восходящем или нисходящим периоде за определенный промежуток времени. Под всеобщностью социолог, с одной стороны, понимал количество участников, задействованных в том или ином социальном перемещении: от одного человека до большой группы людей. С другой стороны, под всеобщностью следует понимать проникновение социальной мобильности и возможность её существования во всех сферах общества.

На базе богатого эмпирического материала Сорокин делает вывод, что в любом обществе социальная циркуляция индивидов и их распределение осуществляется не по воле случая, а по необходимости, и при этом контролируется разнообразными институтами. При этом он доказывает, что «церковь, семья, школа, а также другие профессиональные организации выступают не только средствами образования и перемещения людей, но помимо этих функций они выполняют функции социальной селекции и распределения индивидов внутри социального здания. Причём эти функции имеют не меньшее социальное значение, чем функции образования и воспитания».

Несомненно, наряду с видами социальной мобильности Сорокин рассмотрел и определил основные её причины, о чём также подробно описал в свой работе «Социальная мобильность». Из этих причин можно выделить самые главные, не связанные с политической и экономической деятельностью государства (что тоже является причинами): это уровни и темпы социальной стратификации в том или ином обществе (это и определяет связь социальной мобильности с социальной стратификацией), а также личные качества, индивидуальные особенности и предпочтения каждого члена этого общества вместе с его возможностями и желаниями. А на желания и возможности каждого индивида, писал Сорокин, способен влиять и государственный строй в стране, и присущий ему политический режим, и экономический уклад.

Своё внимание Сорокин обратил также на географические и территориальные перемещения. "Вопреки обычному мнению, чем далее, тем люди становятся менее и менее оседлыми [4; 122].

За один только день мировой транспорт перевозит такую массу людей, что в сравнении с ним так называемое великое переселение народов древности кажется безделицей. Позднее автор назовет это перемещение "географической мобильностью". Но главное его внимание всё-таки привлекает межгрупповое и внутригрупповое перемещение индивидов, индивидуальное и коллективное, т.е. мобильность социальная. Он ставил вопрос - существуют ли какие-нибудь постоянные тенденции в композициях социальных группировок, их изменениях, т.к. вся предшествующая социология, особенно до трагических событий 1914 и 1917 гг. исходила из прямолинейных эволюционных законов. «Нынешние времена», писал Сорокин, «убеждают в том, что эти "законы прогресса, эволюции, развития" были "псевдозаконами", социология последних десятилетий шла по ошибочному пути. Оптимизм эволюционистов, предлагающий элиминацию, засыпание всех или почти всех щелей социального неравенства, уничтожение социальной пирамиды - оказался наивным. Различия между богатыми и бедными, то значительны, то относительно снижаются (но не исчезают), правовые политические различия в условиях демократии несколько снижаются, в условиях деспотизма и тоталитаризма увеличиваются, власть то концентрируется в руках немногих, то в руках большего количества лиц, некие профессии то имеют высокий престиж, то уравниваются с другими. Нет единой линии прогресса в этих отношениях, а есть только повторяющиеся флуктуации, колебания, то расширение, то сужение размеров явлений» [4; 202].

...

Подобные документы

  • Жизнь и этапы творческого пути. Основные положения социологических концепций Питирима Сорокина. Становление теоретических воззрений. Система социологии П. Сорокина. Научные концепции П. Сорокина.

    реферат [33,2 K], добавлен 15.09.2006

  • Вклад в развитие российской социологии творчества П.А. Сорокина. Анализ научных работ ученого в предэмигрантский период. Основные социологические концепции П.А. Сорокина. Теория флуктуации социально-культурных систем. Сущность социокультурной динамики.

    курсовая работа [34,3 K], добавлен 11.04.2016

  • Истоки социологических идей П. Сорокина. Сущность социальной стратификации П. Сорокина. Современные подходы к социальной стратификации. Условия интеграции социальных явлений в единую социальную систему. Социальная стратификация и мобильность в обществе.

    курсовая работа [46,1 K], добавлен 26.01.2016

  • Жизненный путь и общая характеристика творчества русско-американского социолога П. Сорокина. Основные идеи работы "Социология революций". Закон, сформулированный ученым для общества кризисного периода. Концепция социальной стратификации и мобильности.

    реферат [17,6 K], добавлен 09.04.2009

  • Значения слова "культура" в европейских языках. Научные подходы к изучению культуры и её функций. Источники и факторы культурной динамики. Социокультурная система П. Сорокина. Сравнительная характеристика теории культуры П. Сорокина и Н.Я. Данилевского.

    курсовая работа [36,2 K], добавлен 25.01.2016

  • Научная биография Питирима Сорокина. Методологические подходы к пониманию социологической науки в трудах П. Сорокина, его концепция социальных нарушений и их роли в жизнедеятельности общества; теория истории и социокультурной динамики; интегрализм.

    реферат [44,0 K], добавлен 01.06.2014

  • Питирим Александрович Сорокин - российско-американский социолог и культуролог, профессор Гарвардского университета, один из основоположников теорий социальной стратификации и социальной мобильности, его вклад в развитие социологии как науки об обществе.

    реферат [46,3 K], добавлен 20.12.2011

  • Социализация как процесс формирования личности, ее назначение. Взгляды на ее понимание и стадии прохождения в различных социологических концепциях. Теория социальной стратификации Питирима Сорокина. Основные виды, типы и формы социальной мобильности.

    контрольная работа [23,5 K], добавлен 27.03.2010

  • Рассмотрение этимологической и морфологической классификации социальных типов самоубийств. Изучение взглядов Э. Дюркгейма и П.А. Сорокина на различные составляющие явления суицида - климатические факторы, эффект подражания и межконфессионные различия.

    курсовая работа [37,8 K], добавлен 11.03.2011

  • Стратификация как структурированные неравенства между различными группами людей. Краткая биография американского социолога и культуролога П. Сорокина. Типы флуктуации экономического статуса общества. Характеристика системы рабства, каст, кланов и классов.

    реферат [29,9 K], добавлен 19.04.2011

Работа, которую точно примут
Сколько стоит?

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.