О проблеме выбора вида инфинитива в модальных конструкциях и его передачи на итальянский язык

Изучение правил итальянского синтаксиса. Употребление видов глагола в современном итальянском языке. Анализ разных переводческих стратегий и вариантов перевода русской классической литературы. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 25.10.2017
Размер файла 26,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

О ПРОБЛЕМЕ ВЫБОРА ВИДА ИНФИНИТИВА В МОДАЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЯХ И ЕГО ПЕРЕДАЧИ НА ИТАЛЬЯНСКИЙ ЯЗЫК

Питталуга Роберта

Санкт-Петербургский Государственный Университет

Филологический факультет

Кафедра романской филологии

аспирантка

Аннотация

Выражение поля аспектуальности, присущего каждому языку, осуществляется разными способами в зависимости от языка: в русском языке существует бинарная оппозиция НСВ vs СВ, а в итальянском аспектуальность передается в основном с помощью временных категорий глаголов.

В настоящей работе рассматривается оппозиция НСВ vs СВ вида в тех случаях, когда в выражении модальности виды вступают в отношения конкуренции и оказываются противопоставленными по модальным признакам.

Анализ проводится на материале пяти переводов на итальянский язык произведения А.П. Чехова «Дуэль». Разные отрывки исследуются сначала по-русски, затем методом сравнительного анализа анализируются переводы данных отрывков и выделяются способы достижения переводческой эквивалентности в тех случаях, где в оригинале выбор вида глагола мотивирован модальными значениями.

Ключевые слова: конкуренция видов, перевод, модальные конструкции, итальянский язык.

ASPECT: THE CHOICE OF THE INFINITIVE WITH MODALS AND ITS TRANSLATION INTO ITALIAN

Summary: The category of aspect, which exists in every language, can be expressed differently according to the language. For instance, in Russian there is the binary opposition between imperfective and perfective, whereas in Italian it is mainly the difference in the usage of tenses that conveys the category of aspect.

This work aims at investigating the opposition between imperfective and perfective in cases where in expressing modality aspects enter into a conflict and they are opposed on the basis of modal meanings.

At first different extracts are analyzed in Russian, and then translations of those extracts are compared through the contrastive method. Moreover, techniques and strategies used to achieve translation equivalence are highlighted especially in those cases where the choice of the aspect is motivated by modal meanings.

Keywords: Opposition of aspects, translation, modals, Italian.

Функционально-семантическое поле аспектуальности существует во всех языках: иными словами, в каждом языке обнаруживаются языковые средства, обозначающие и передающие характер протекания времени и распределения действия во времени. Однако, грамматическая категория вида фигурирует только в некоторых языках, в том числе и русском [1, с. 76-77]. В русском языке выражение поля аспектуальности реализуется с помощью оппозиции несовершенного и совершенного вида (НСВ vs СВ), выражающей контраст между направленными или ненаправленными на достижение предела действиями, а также контраст предельного действия, где предел еще достигается [3]. Напротив, в итальянском языке разница между понятиями несовершенного и совершенного вида кодифицируется посредством выбора между временными категориями (перфекта vs неперфекта, имперфекта vs аориста и прогрессива vs непрогрессива).

В видовой оппозиции НСВ vs СВ один из указанных двух членов считается более «нормальным» и частотным по сравнению с другим, т. е. он является немаркированным1. Разумеется, противопоставление подобного рода не всегда является дихотомическим выбором «все или ничего» (маркированный элемент против немаркированного), так как существуют противопоставления, в которых разница в маркированности между членами чрезвычайно ощутима, и, напротив, противопоставления, где разница не столь существенна, и поэтому могут быть разные уровни маркированности [6, c. 111-112].

В связи с этим, виды глагола вступают в конфликт: бывают случаи, в которых оба из них допустимы, но в бинарной оппозиции только один воспринимается как частотный вариант, следовательно, второй глагол -- антагонист. Имеется в виду, что часто при выборе маркированного2 варианта говорящий осуществляет сознательный выбор сказать «что-то другое», и таким образом сообщает некую дополнительную информацию.

В настоящей статье рассматривается конкуренция видов в выражении категории модальности, т. е. критерии выбора инфинитива после модальных конструкций. Кроме того, как утверждает Р. О. Якобсон, языки отличаются тем, что они должны выражать, а не тем, что они могут выразить. Если в русском языке выбор вида глагола после модальной конструкции не случаен, и содержит дополнительную информацию, значит, и в переводе данный дополнительный элемент должен присутствовать.

Таким образом, цель данной работы заключается в том, чтобы понять, можно ли найти в итальянских переводах художественной литературы способы, которые позволяют передать тот дополнительный элемент, который определяет выбор между двумя конкурентными видами. Иными словами, задается вопрос, достижима ли переводческая эквивалентность в подобном случае?

Методом сопоставительно-сравнительного анализа были исследованы пять переводов на итальянский язык произведения А.П. Чехова «Дуэль». Выбор для анализа именно этого произведения обусловлен тем, что в настоящее время в Италии существует значительное количество переводов русской классической литературы, что позволяет провести подробный анализ разных переводческих стратегий и вариантов перевода, в то время как для современной литературы, как правило, есть только один перевод.

Нами были подобраны пять примеров, которые согласно нашему мнению представляют собой наибольший интерес, и дают возможность сделать несколько замечаний. Два примера касаются употребления видов после конструкции «не могу», а остальные три примера -- после конструкции «нельзя».

Приступим к анализу первого примера 3:

«Для Лаевского я не могу дать. Я знаю, ты любишь, давать взаймы. Ты дал бы и разбойнику Кериму, если бы он попросил у тебя, но, извини, помогать тебе в этом направлении я не могу.»

«Per Laevskij non te li posso dare. So che ti piace prestare soldi. Ne daresti anche al brigante Kerim, se te ne chiedesse, perт, scusa, aiutarti in questo senso non posso»

Mondadori, 2009, Bruno Osimo, p. 472.

«Per Laevskij non li posso dare. So che ti piace imprestar soldi. Ne daresti anche al brigante Kerмm, se te ne chiedesse, ma, scusa, aiutarti in questa direzione non posso»

Bur, 2007, Antonio Polledro, p. 471.

«Per Laevskij non te li posso dare. So che a te piace prestar soldi. Ne daresti anche al bandito Kerim, se te li chiedesse, ma, scusa, aiutarti in questa direzione non posso»

Garzanti, 1975, Ettore Lo Gatto e altri, p. 509.

«Per Laevskij non te li posso dare. So che tu ami far prestiti. Tu ne daresti anche al brigante Kerмm, se te ne chiedesse, ma, scusami, aiutarti in questo senso non posso»

Mancosu, 1993, Giovanni Faccioli, p. 97.

«Per Laevskij, non posso darteli. So che tu presti molto facilmente. Daresti del danaro ad un brigante, se te lo chiedesse; ma, scusami, non posso aiutarti in questo senso»

Bietti, 1963, Leo Gastovinki, p. 94.

С теоретической точки зрения в данном отрывке было бы возможно использовать и глагол совершенного вида «помочь», но выбор несовершенного вида, думается, обусловлен тем, что он выражает недопустимость выполнения действия по субъективным, моральным причинам. Фон Корен отказывается от возможности дать Самойленко деньги именно потому, что они -- для Лаевского, т.е. для человека, которого зоолог Фон Корен считает аморальным и опасным для общества. Гипотетически, если контекст был бы другим, например, Фон Корен отказался бы дать деньги для Лаевского из-за того, что ему не хватает денег, он мог бы выразить свою позицию иной конструкцией, а именно, использованием совершенного вида («помочь») + модального глагола («мочь»).

В связи с этим, наличие несовершенного вида не случайно и должно найти отражение и в переводческом тексте. Уже на первый взгляд переводы отличаются синтаксическим порядком: в четырех из них глагол «помогать тебе» («aiutarti») фигурирует в начале предложении, а сам модальный глагол находится наряду с отрицанием («non posso») в конце, калькируя, таким образом, русскую структуру в оригинале, и лишь только последний перевод представляет другой порядок слов, где сначала идет модальный глагол, потом основной глагол и, только в конце, обстоятельство образа действия.

Итальянский язык, в отличие от русского, является языком типа SVO, где, как правило, стандартный, нормативный синтаксический порядок предполагает сначала подлежащее, потом сказуемое, а дальше все дополнения. Следовательно, предпринятый четырьмя переводчиками выбор сохранить русский порядок слов и в переводе на итальянский, можно объяснять желанием подчеркнуть с помощью синтаксиса безвыходную, с точки зрения морали, ситуацию, в которой находится фон Корен. К тому же, данный подход соответствует принципу о расположении темы/ремы и дает возможность оставить в последней, более энфатической позиции, именно рему, т. е. отрицание способности оказать помощь, в то время как понятие об оказании помощи (сам глагол помогать) находится в начале предложения, где обычно имеет место быть тема, т.е. старая, известная всем участникам беседы информация. Поскольку порядок слов в переводах кажется отчасти не совсем естественным для итальянского читателя, мы считаем, что можно было бы смягчить эффект отстранения, которого нет в оригинале, добавив наречие «proprio» («совсем»), которое, возможно, могло бы способствовать передаче предложению ощущения завершенности.

В случае последнего перевода, наоборот, выбор модифицировать порядок слов на основе итальянского стандартного порядка, с одной стороны уравнивает предложение, которое кажется совершенно «нормальным» для восприятия, а, с другой стороны, отнимает от него силу экспрессивности.

Перейдем теперь к анализу второго примера.

«Вы свою богословскую часть хорошо знаете? -- спросил зоолог. -- Плоховато. -- Гм... Я вам не могу сделать никаких указаний на этот счет, потому что я сам мало знаком с богословием.»

«Nel vostro campo, la teologia, ve la cavate bene?» domandт lo zoologo. «Maluccio» «Hm... In merito non posso darvi nessuna indicazione, perchй con la teologia me la dico poco anch'io»

Mondadori, 2009, Bruno Osimo, p. 444.

«Voi la vostra materia teologica la conoscete bene?» domandт lo zoologo. «Maluccio» «Uhm... Non posso darvi alcuna indicazione a questo riguardo, perchй io stesso ho poca familiaritа con la teologia»

Bur, 2007, Antonio Polledro, p. 451.

«Voi, la vostra materia teologica, la sapete bene?» Chiese lo zoologo. «Piuttosto male» «Uhm... Non posso darvi alcuna indicazione in proposito, perchй io stesso conosco poco la teologia.»

Garzanti, 1975, Ettore Lo Gatto e altri, p. 483.

«La vostra teologia la conoscete bene? -- domandт lo zoologo. -- Maluccio. --Uhm!... Non posso fornirvi alcuna indicazione al riguardo, perchй io stesso sono poco versato in teologia»

Mancosu, 1993, Giovanni Faccioli, p. 60.

«Conoscete bene la vostra teologia? -- chiese lo zoologo. -- Cosм cosм... -- Hum... Non posso darvi nessuna indicazione in materia, perchй anch'io sono poco competente»

Bietti, 1963, Leo Gastovinki, p. 53.

В данном отрывке в оппозиции между несовершенным и совершенным видом (делать vs сделать) выбирается именно совершенный вид, чтобы поставить на первое место объективную причину, из-за которой невозможно выполнить действие. Комментируя ответ дьякона, фон Корен заявляет, что он далек от сферы богословия и, в связи с этим, по естественным причинам он не может помочь дьякону в данном вопросе.

Сравнение переводов на итальянский показывает, что в четырех из них глагол «сделать» был переведен итальянским глаголом dare в то время, как лишь один переводчик предпочел вариант («fornire»), который считается более литературным, чем глагол «dare». Что касается синтаксического порядка, в этом случае, в отличие от предыдущего, правила итальянского синтаксиса обязывают переводчика не менять порядок слов в пользу большей экспрессивности. Кроме того, необходимо учесть не только разные, во всех текстах, переводы выражения «на этот счет», но также его позицию. Примечательно, что в четырех переводах конструкция находится в конце предложения (как и в русском тексте), и только в одном переводе (изданном издательством Mondadori) она появляется в начале. Мы полагаем, что позиция данной конструкции в начале предложения является неестественной, и, как доказывает большинство переводов, логичнее ее поставить в конце фразы. Из всех предложенных вариантов, скорее всего самым эффективным является также вариант, выбранный издательством Bur («a questo riguardo»), потому что информация разбита на три слова (в других случаях варианты короче), поскольку, думается, с точки зрения просодии длинна выражения добавляет дополнительный элемент к возрастающему ритму фразы.

Проанализируем, сейчас, другие примеры с конструкцией «нельзя».

«Я не настаиваю на смертной казни, -- сказал фон Корен. -- Если доказано, что она вредна, то придумайте что-нибудь другое. Уничтожить Лаевского нельзя, ну так изолируйте его, обезличьте, отдайте в общественные работы…»

«Non insito sulla condanna a morte» disse von Koren. «Se и dimostrato che и nociva, pensate a qualcos'altro. Se non si puт annientare Laevskij, allora isolatelo, spersonalizzatelo, condannatelo a lavori di pubblica utilitа...»

Mondadori, 2009, Bruno Osimo, p. 434.

«Io non insisto sulla pena di morte,» disse von Koren. «Se и dimostrato che и dannosa, escogitate qualcosa d'altro. Se sopprimere Laevskij non si puт, be', allora segregatelo, privatelo della personalitа, mandatelo ai lavori obbligatori...»

Bur, 2007, Antonio Polledro, p. 445.

«Io non insisto sulla pena di morte,» disse Von Koren. «Se и provato che и dannosa, allora inventate qualcosa d'altro. Sopprimere Laevskij non si puт, ebbene, allora isolatelo, annullate la sua personalitа, mandatelo ai lavori forzati...»

Garzanti, 1975, Ettore Lo Gatto e altri, p. 474.

«Non insisto sulla pena di morte, - disse von Koren. -Se и provato che и dannosa, allora escogitate qualcos'altro. Sopprimere Laevkij non и possibile? Bй, allora isolatelo, privatelo della personalitа, mandatelo ai lavori forzato...»

Mancosu, 1993, Giovanni Faccioli, p. 47.

«Non insisto sulla pena di morte, - riprese Von Koren. - Se и dimostrato ch'essa и nociva, trovate un'altra cosa. Se non si puт sopprimere Laievski, isolatelo. Privatelo della sua personalitа, mandatelo ai lavori forzati...»

Bietti, 1963, Leo Gastovinki, p. 39.

В русском языке после модального глагола «нельзя», можно употреблять так совершенный вид, как и несовершенный с разницей в значении: наличие совершенного вида обычно обозначает, что невозможно выполнить действие, в то время как несовершенный вид указывает на то, что запрещено совершать действие, т. е. человек не должен его выполнять. Таким образом, получается, что фраза «в этом месте нельзя перейти улицу» значит, что по каким-то объективным причинам (например, лужа в середине дороги или полиция, которая может оштрафовать пешехода) невозможно перейти улицу. Следовательно, «в этом месте улицу нельзя переходить» обозначает, что человек не должен по субъективным, возможно моральным, причинам переходить улицу (например, потому что это опасно для жизни) [7, c. 247].

Рассмотрим переводы данного отрывка на итальянский. Кроме лексической разницы в переводе глагола «уничтожить» (в четырех из переводов «sopprimere», а только в одном -- «annientare»), в основном переводы отличаются тем, как построено предложение. Переводчик для Mondadori и переводчик для Bietti (первый и последний из представленных), добавили союз «если», перевели «нельзя» как «non si puт», и соблюли стандартный в итальянском языке порядок слов, а именно -- подчинительный союз + отрицание + модальный глагол + основной глагол + прямое дополнение. Переводчик для издательства Bur (второй перевод из списка) также добавил союз «если», которого нет в оригинале, но он логически подразумевается. Однако, он изменил порядок слов так, чтобы в конце предложения оказалась именно модальная конструкция «non si puт», подчеркивая, что причина невозможности уничтожить Лаевского прежде всего -- объективна. Третий переводчик (издательство Garzanti) калькировал русский синтаксис, при этом не добавляя логическую связь с помощью союза «если». Как и в случае предыдущего перевода, калькирование русского синтаксиса позволяет оставить в конце предложения (в позиции ремы) именно модальное выражение «non si puт». Наконец, четвертый переводчик (издательство Mancosu) выбрал другую стратегию: кроме калькирования порядок слов оригинала, «нельзя» переведен как «non и possibile», и предложение -- вопросительное (как раз оно заканчивается вопросительным знаком). Здесь необходимо прокомментировать также разницу между выражением «non si puт» и «non и possibile». Несмотря на то, что в общих чертах, выражения -- синонимичны, можно обнаружить некую разницу в оттенках: первое выражение означает, что действие недопустимо, недозволительно (или недозволенно) на грани между объективными и субъективными причинами, в то время как второе выражение указывает на то, что невозможно выполнять действие, и подразумевает, что основания носят скорее всего более объективный, чем субъективный характер.

Проанализируем другой отрывок.

«Не поминайте меня лихом, Иван Андреич. Забыть прошлого, конечно, нельзя, оно слишком грустно, и я не затем пришел сюда, чтобы извиняться или уверять, что я не виноват.

«Non serbate rancore per me, Ivan Andreiи. Dimenticare il passato, naturalmente, non и possibile, и troppo triste, e io non sono venuto qui per scusarmi nй per assicurare che non и colpa mia»

Mondadori, 2009, Bruno Osimo, p. 523-524.

«Non serbatemi rancore, Ivan Andreiи. Dimenticare il passato, certo, non si puт, и troppo triste, e io non son venuto qua per scusarmi o assicurarvi che non ho colpa»

Bur, 2007, Antonio Polledro, p. 508.

«Non serbatemi rancore, Ivan Andreiи. Dimenticare il passato certo и impossibile, и troppo triste e io non sono venuto qui per scusarmi o dimostrare di non essere colpevole»

Garzanti, 1975, Ettore Lo Gatto e altri, p. 527.

«Non serbate di me un cattivo ricordo, Ivan Andreic. Dimenticare il passato, certo и impossibile, esso и troppo triste, e io non sono venuto qui per scusarmi o per assicurarvi che non sono colpevole»

Mancosu, 1993, Giovanni Faccioli, p. 165.

«Non serbate cattivo ricordo di me, -- diss'egli con vice ferma. -- Evidentemente, non si puт dimenticare il passato; esso и troppo triste. Ed io non sono venuto qui per scusarmi o per protestare la mia innocenza»

Bietti, 1963, Leo Gastovinki, p. 169.

Здесь тоже в принципе, вместо совершенного вида, можно было бы использовать несовершенный вид («нельзя забывать»), имея в виду, что причина, по которой нельзя забывать прошлое, внутренняя, и прошлое надо помнить всегда. В этом смысле, выбор совершенного вида -- не случаен, и подчеркивает, что нельзя забыть прошлое из-за внешней причины: оно слишком грустно. итальянский синтаксис глагол перевод

Уже на первый взгляд можно заметить, что в четырех переводов был соблюден русский порядок слов: «забыть» находится в начале предложения, а «нельзя» -- в конце; а только в последнем переводе синтаксис был нормализован (отрицание + модальный глагол + основной глагол + прямое дополнение). Кроме того, необходимо проанализировать перевод самого глагола «нельзя» поскольку здесь выбор переводчиков различен. Два переводчика (для издательств Bur и Bietti) перевели данный глагол как «non si puт», выбирая, таким образом, выражение с отрицанием и безличной формой от глагола potere. Другие переводчики (издательства Garzanti и Mancosu) выбрали настоящее время глагола быть и прилагательное со значением невозможно («impossibile»). И, наконец, всего лишь в одном переводе (издательство Mondadori) есть отрицание, настоящее время глагола быть и прилагательное со значением возможно («possibile»).

Разумеется, все использованные варианты являются синонимичными, но, кроме лексических дополнительных оттенков, подчеркнутых выше, нужно также отметить, что эти выражения вписываются в общее строение предложения по-разному. Вариант типа «non si puт» -- довольно короткое и резкое выражение, которое, думается, соответствует тому, что проанализированный отрывок не является описанием мыслей персонажа, а передачей его прямой устной речи. Именно поэтому краткость выражения может быть преимуществом. Наоборот, иные варианты «и impossibile» и «non и possibile» несколько удлиняют предложение, и согласно нашему мнению, «non и possibile» разбивает информацию на три части, поэтому оно звучит менее категоричным по сравнению с первым выражением «и impossibile».

Приведем, сейчас, последний пример.

«И предстоящая дуэль еще тем хороша, что после нее ему уж нельзя будет оставаться в городе. Он слегка опьянел, развлекся картами и чувствовал себя хорошо.»

«E l'imminente duello aveva di buono anche che dopo lui non sarebbe piщ potuto restare in cittа. Era lievemente ubriaco, si era distratto con le carte e si sentiva bene»

Mondadori, 2009, Bruno Osimo, p. 495.

«E il duello imminente aveva anche questo di buono che, dopo, egli non avrebbe piщ potuto restare in cittа. Era diventato un po' ebbro, si era distratto con le carte e si sentiva bene»

Bur, 2007, Antonio Polledro, p. 487.

«E il duello imminente aveva anche questo di buono, che, dopo, lui non avrebbe potuto fermarsi oltre in cittа. Era leggermente ubriaco, si era distratto con le carte e si sentiva bene»

Garzanti, 1975, Ettore Lo Gatto e altri, p. 530.

«E il duello imminente aveva questo di buono, che dopo di esso egli non avrebbe potuto piщ rimanere in cittа. Egli si ubriacт leggermente, si distrasse giocando a carte e si sentм bene»

Mancosu, 1993, Giovanni Faccioli, p. 126.

«Questo duello aveva di buono un'altra cosa: che Laevski, dopo, non potrebbe piщ restare in cittа. Un po' ebbro, divertendosi al giuoco, si sentiva bene»

Bietti, 1963, Leo Gastovinki, p. 125.

В этом примере допускается также использование совершенного вида («нельзя будет остаться») со значением, что Лаевскому будет невозможно остаться в городе потому, что после дуэли его выгонят. Наличие несовершенного вида, наоборот, указывает на то, что он не может остаться потому, что для него это будет критично и, возможно, даже опасно для жизни, иными словами причина здесь субъективна.

Здесь, в отличие от других случаев, трудно передать дополнительный оттенок, выраженный в оригинале несовершенным видом, с помощью сознательной деформации синтаксиса. Тем не менее, разница в переводах позволяет высказать некоторые замечания. Можно сразу заметить, что глагол «оставаться» был переведен по-разному («restare» три раза, «rimanere» один раз, «fermarsi» один раз). Примечателен также выбор вспомогательного глагола («essere», или «avere») перед глаголами «restare» и «rimanere». В двух переводах (издательства Bur и Mancosu) перед основным глаголом фигурирует вспомогательный глагол «avere», в то время как в одном переводе (издательство Mondadori) вспомогательный глагол -- «essere». Согласно правилам итальянского языка, обычно перед непереходным глаголом (как например, «restare» или «rimanere») предпочитается вспомогательный глагол «essere». Использование «avere» обусловлено необходимостью выражать некую добровольность по отношению к действию. Иными словами, в предложениях вида:

Non sono potuto venire perchй sono dovuto rimanere a lavorare fino a tardi

Non ho potuto venire perchй ho dovuto rimanere a lavorare fino a tardi

глагол «avere» звучит более определенным и точным, чем «essere» [9, c. 30], который в большей мере подчеркивает пассивность субъекта.

Аналогично, переводы, содержащие вспомогательный глагол «avere», больше выделяют произвольный характер действия: после дуэли Лаевский должен будет уехать из города из-за моральных, субъективных причин.

Разумеется, размышления подобного рода не могут быть не учтены в процессе перевода, в котором переводчик должен отдавать себе отчет в том, что аспектуальность и модальность тесно связаны и, что, когда в языке использование одного или иного вида равновозможно, виды не всегда являются синонимичными вариантами для передачи одного и того же значения. Как утверждает Рассудова О. П., в инфинитиве глаголы НСВ и СВ оказываются в противопоставлении по модальным признакам и «решающую роль при выборе инфинитива играют модальные значения» [4, c. 94].

Естественно, что, поскольку в итальянском языке понятие «вида» существует, но оно не выражено, так, как выражается в русском языке, при переводе особенно подобных модальных конструкций, часть оттенков, передающихся различными видами, неизбежно теряется. Однако, тот факт, что в таких случаях в русском тексте именно инфинитив несет наибольшее количество информации, в то время как в итальянском языке (опять же в подобных случаях) инфинитив оказывается более слабым, вовсе не означает, что невозможно каким-то другим образом эти оттенки передать. Мы видели, что разница между видами может быть передана на итальянский, с разной степенью эффективности, с помощью произвольного нарушения синтаксиса и/или расположения порядка слов внутри предложения, так, чтобы рема, более важная информация оказалась бы в конце фразы, где обычно сосредоточивается внимание читателя.

Библиография

1. Бондарко А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. М.: Эдиториал УРСС, 2001. 208 с.

2. Бондарко А.В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). М.: Прозвещение, 1971. 242 с.

3. Маслов Ю.С. К основаниям сопоставительной аспектологии. // Вопросы сопоставительной аспектологии. Л., 1978. c. 21-31.

4. Рассудова О.П. Употребление видов глагола в современном русском языке. М.: Русский язык, 1982. 151 с.

5. Чехов А.П. Дуэль. [Электронный ресурс] // 100 лучших книг. URL:

http://www.100bestbooks.ru/read_book.php?item_id=8190 (дата обращения: 03.01.2015).

6. Comrie B. Aspect. An introduction to the study of verbal aspects and related problems. Cambridge: Cambridge University Press, 2001. P. 142.

7. Forsyth J. A Grammar of Aspect. Usage and Meaning in the Russian Verb. Cambridge: Cambridge University Press, 1970. P. 386.

8. Salmon L. A Theoretical Proposal on Human Linguistic Translation Processes, in Cognitive Systems [Journal of the ESSCS], Issue: 6-4, Esscs Publications, Groningen, Olanda, 2006. P. 331-334.

9. Tartaglione R. Nocchi S. Grammatica avanzata della lingua italiana. Alma edizioni. Firenza. 2011. P. 208.

10. Treccani: l'enciclopedia italiana: [сайт] URL: http://www.treccani.it/vocabolario/capanna/ (дата обращения: 26.01.2015).

11. Иechov A. Racconti. Mondadori. Milano. 2007. P. 1667.

12. Иechov A. Racconti. Bur. Milano. 2007. P. 1026.

13. Иechov A. Racconti. Garzanti. Milano. 1975. P. 1276.

14. Иechov A. Racconti. Mancosu. Roma. 1993. P. 169.

15. Иechov A. Racconti. Bietti. Milano. 1963. P. 242.

Размещено на Allbest.ru

...

Подобные документы

  • Основные функции инфинитива. Особенности написания резюме на английском языке. Употребление глагола в правильной видовременной форме. Особенности применения модальных глаголов и их эквивалентов. Правила пересказа и перевода текста на английский язык.

    контрольная работа [11,7 K], добавлен 13.12.2009

  • Отличия субстантивированного инфинитива от других глагольных имен. Значения глагольных субстантиваций. Особенности перевода субстантивированного инфинитива на русский язык в произведениях Г. Белля и Э.М. Ремарка, анализ выявленных вариантов перевода.

    курсовая работа [363,5 K], добавлен 27.11.2012

  • Характерные черты итальянского языка, периоды его формирования, развитие грамматики. Особенности фонетики и фонологии. Формы глагола. Становление итальянского языка и фонетические описания в грамматиках первой половины XVI века. Труд по физиологии речи.

    курсовая работа [1,1 M], добавлен 23.06.2015

  • Роль инфинитива, причастия и герундия в английских предложениях, выполнение перевода с английского языка на русский. Использование Participle I или Participle II при выполнении упражнений, употребление независимого причастного оборота. Работа над текстом.

    контрольная работа [31,8 K], добавлен 01.07.2010

  • Определение понятия "стратегия перевода". Характеристика основных видов переводческих стратегий. Стратегии перевода И.С. Алексеевой. Особенности реферативного перевода и его место в общей классификации. Виды реферативного перевода и их специфика.

    курсовая работа [55,8 K], добавлен 09.01.2015

  • Грамматические категории времени и вида в современном английском языке. Видо-временная форма английского глагола. Категориальная форма будущего времени. Сравнение видо-временных форм глагола и случаев их употребления в современном английском языке.

    курсовая работа [508,7 K], добавлен 11.02.2011

  • Выбор правильной формы глагола из предложенных вариантов. Определение видовременной формы предложения, написанного на английском зыке и выполнение его перевода. Правила применения герундия, инфинитива, причастия настоящего и прошедшего времени в тексте.

    контрольная работа [21,5 K], добавлен 24.11.2010

  • Сравнительный анализ семантической адаптации иностранных заимствований в лексике китайского языка. Изучение словообразовательных возможностей заимствований. Английские и американские заимствования в современном китайском языке: употребление и семантика.

    дипломная работа [124,3 K], добавлен 20.06.2013

  • Сущность эллипсиса в трактовке разных языковедов, классификация эллиптических предложений. Употребление эллиптических конструкций в вопросно-ответных единствах. Анализ переводческих приемов передачи эллиптических предложений с английского на русский язык.

    дипломная работа [68,6 K], добавлен 25.11.2011

  • Общее понятие про инфинитив, приинфинитивная частица to. Система форм инфинитива в современном английском языке. Категория залога, вида и времени. Основные функции инфинитива в предложении. Субъективный и объективный предикативный инфинитивный оборот.

    курсовая работа [34,1 K], добавлен 11.01.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.