На пути к Белому пароходу или трагедия нравственного очищения у Айтматова

Анализ творчества Чингиза Айтматова как видного представителя литературы ХХ века. Помещение в сюжетную линию "Мальчика с пальчика" судьбы маленького главного героя повести писателя "Белый пароход". Воплощение идеи неприятия зла посредством смерти героя.

Рубрика Литература
Вид статья
Язык русский
Дата добавления 05.11.2014
Размер файла 52,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

На пути к белому пароходу или трагедия нравственного очищения у Айтматова

Кадырмамбетова Айнура Куменовна,

кандидат филологических наук, доцент

In the article was literary analyzed to the construction of plot-composition of the Ch. Aitmatov's novel named "Ak Keme" (White sailboat). In the novel was used the accomplishment of common artistic idea of the work and was analyzed the role and semantics of artistic image of fairy-tale's "Chypalak bala".

Творчество Чингиза Айтматова - видного представителя литературы ХХ века, советской литературы является интересным объектом для исследования, прекрасным образцом межкультурного диалога и литературных связей. По количеству перевода на иностранные языки и по популярности произведения Ч. Айтматова занимало одно из ведущих мест в советской литературе. Бесспорно, среди его современников было много талантливых советских писателей. Однако большинство из них были популярны либо на Востоке, либо на Западе; либо в советском государстве, либо среди противников советского строя, т.е. получали популярность по ту или другую сторону, при этом противоположная сторона не испытывала к ним никакого интереса. Что касается произведений Ч. Айтматова, то они неоднократно переиздавались, и во Франции, по словам Луи Арагона, и". в этом горделивом Париже, Париже Вийона, Гюго и Бодлера, Париже королей, и революций, в Париже, который все перевидал, все перечитал, все испытал" (1), и на востоке, в миллиардных Китае и Индии. В театрах соседнего Казахстана, близкого нам и по языку, и по культуре, и по географическому расположению, произведения писателя с шестидесятых годов не сходят с репертуаров, а пьеса "Восхождение на Фудзияму", написанная в 1973 г., уже вскоре в 1975 г. была поставлена на сцене "Арена стейдж" в Вашингтоне. С тех пор пьесу много раз играли на сценах театров Англии, Германии, Японии и других стран. Уже по этим показателям можно судить о вкладе Ч. Айтматова в международный диалог культур. Всеобщее принятие творчества Ч. Айтматова читателями как Запада, так и Востока, любой национальности, вероисповедания, на любой ступени развития можно объяснить несколькими причинами.

Прежде всего, это, конечно же, данный природой огромный художественный талант писателя; во-вторых, его мощный аналитический ум, способность видеть сегодняшние и завтрашние проблемы общественного развития через призму исторического опыта человечества, умение четко видеть точки их пересечения, тонкое умение в обычных жизненных явлениях разглядеть общечеловеческую глубину; в-третьих, его открытость как творческой личности всему новому, прогрессивному и т.д.

Имеется целый ряд научных монографий, статей, посвященных исследованию роли Ч. Айтматова в диалоге культур ХХ века в художественно-историческом аспекте, в контексте национальной литературы, в контексте тюркоязычной литературы братских народов, в контексте мировой литературы. Его слово, его диалог с культурой ХХ1 века, или диалог культуры ХХI века с его творчеством будут еще продолжаться. Мы же хотим поделиться с читателями одним из моментов нашего личного "диалога" с айтматовскими произведениями.

Сколько бы раз не перечитывала повесть "Белый пароход", на протяжении долгого времени (пока не вникла в суть "артериальной"связи явления), не видела прямой связи между "сюжета в сюжете" - сказки "Мальчик с пальчик" и основным сюжетом повести, и считала, что не будь этого вкрапления в сюжет, его отсутствие осталось бы незамеченным. Понятное дело, что писатель включил этот эпизод не потому что эта сказка ему нравится или чтобы показать, что маленький герой знает эту сказку. И все же мне казалось, что сказка стоит особняком от магистрального сюжета и для раскрытия основного идейно-тематического содержания не было необходимости в дополнительном сопутствующем средстве. При всем безоговорочном доверии к мастерству и художественному вкусу писателя, и при ощущении непосредственной параллельной-ассоциативной образной связи двух маленьких героев "Мальчика с пальчик" с Мальчиком, казалось, что наслоение в сюжет повести, изначально базирующимся на сказке ("О Матери-Оленихе") еще одной сказки, рождает ошущение некоего излишества (конечно, не в количественном, а композиционно-качественном плане).

Оказалось, что я рассматривала ассоциативные параллели писателя односторонне, вырывая образ Мальчика из системы образов, составляющих его художественно-смысловую оболочку, от образов Момуна, Орозкула, иначе говоря, вырвала из образных "сцеплений" (Л. Толстой) и ограничилась простым узким сравнением Мальчик - Мальчик с пальчик.

На самом же деле, следовало бы рассматривать в единой связке всю сказку "Мальчик с пальчик" (или ее айтматовский вариант в повести) и остальную часть повести. Восприятие через призму именно такой связи могло бы показать, что сказка "Мальчик с пальчик" является (или не является)"стратегически" неотъемлемой частью, основного сюжета.

Рассуждения по этому поводу начнем с причины включения сказки в основной пласт произведения. Представляется, что писатель в сюжетную линию "Мальчика с пальчика" поместил дальнейшую судьбу своего маленького главного героя, носителя социально-нравственных начал, на судьбе которого (после того, как Мальчик "рыбкой" уплывает в море)"замкнулись" судьбы персонажей и Орозкула, и Момуна, и само образное содержание постфинальной части повести. Попытаемся разобраться в переплетении сюжетной и характерологической канвы повести - и мы увидим, что это так.

Возможно, некоторые подумают: "Раскрытие или решение сюжета составляющего основу повести, идейно-тематическое содержание доведены до финала и поставлена точка. Пусть звероподобный Орозкул (действительно, в описании его внешности присутствуют такие эпитеты как: "здоровый как бык", "лицо, красное, как воспаленное вымя") и предавший заветы предков в упрощенном понимании старик Момун, которые не уберегли невинного, чистого ребенка, и Бог им судья! Они нас не интересуют. Да и писателя их дальнейшая судьба не волнует".

На самом деле это совсем не так!

Любой подлинный художник завершая произведение, не может поставить окончательную точку, не прочувствовав дальнейшую судьбы главных героев после сюжетной развязки - после и испытаний, выпавших на их долю, и не подведя итогов размышлениям о жизни созданных образов. Если бы жалкие и презренные типы з повести Ч. Айтматова после того как "проглотили" Мальчика также как и прежде равнодушно будут относиться к происшедшему, то есть, Орозкул, скажет привычное:". какое мне дело до чужого подкидыша", старуха как обычно начнет повторять: "Унесет в реку, пусть пеняет на себя, и пальцем не пошевельну. Больно мне это нужно! Отец, мать бросили. А с меня и других забот хватает, сил моих нет. ", а старик Момун может только на судьбу сетовать, то в чем смысл приносить в жертву чистого как агнец, маленького героя?!

Вышедшая в свет в 70-е годы повесть вызвала большой резонанс, шло очень бурное обсуждение именно по ее заключительной части. Автору ставили в вину что,". несправедливость осталась безнаказанной", "что после гибели Матери-Оленихи, Мальчика кроме безысходности, темноты, и грубой "орозкуловщины" в повести ничего не осталось?". И не только это, нашлись и такие, кто хотел увидеть в смерти Мальчика - символ краха современного и будущего советского общества, и убедить в этом других - политической ошибке писателя.

И наконец, писатель был вынужден выступить с разъяснениями держать ответ перед читателями и придирчивыми критиками. В своей статье "Необходимые уточнения" ("Литературная газета", 1970, 29-июнь) Айтматов, с присущей ему сдержанностью, глубинным пониманием мысли, говоря об идее, теме, о секретах литературного творчества, выразил свою позицию, связанную с финалом произведения. Рискну привести большую, но здесь уместную и необходимую цитату:

"В математике существует метод доказательства от обратного. Существует он и, в искусстве - разумеется, в присущей для искусства форме. После разных мнений, высказанных в споре о "Белом пароходе", я как автор много думал по поводу самого спорного в повести - гибели мальчика. Даже яростное нежелание некоторых читателей да и критиков примириться с таким финалом означает для меня, что "безысходность" повести лишь кажущаяся. Исход есть, но он уже за пределами "бумаги", в душах читателей. В этом я вижу секрет обратного доказательства. И тут, кстати, вспоминается в статье А. Алимжанова то место, где он говорит с упреком, что после убийства дедом Момуном Рогатой Матери-оленихи ничего не остается на свете, кроме мрака и палача Орозкула. Вроде бы верно. Но мне хотелось бы возразить А. Алимжанову по-свойски: "Нет, дорогой Ануар, остается еще. читатель". Бывают случаи, когда решающее значение для искусства имеет не то, чем формально заканчивается повествование - каким событием, чьей победой, чьим поражением, фактическая победа - в конечном идейно-эстетическом результате. В таком художественном воздействии на читателя, когда его чувство и мысли воздвигают "баррикаду" на позициях правды, пусть даже потерпевшей "поражение" в данном описании действительности. Но важно, чтобы читатель был присполнен решимости сразиться за эту правду, которую в силу разного причин литературным героям, быть может, и не удалось утвердить физически.

Показывая гибель мальчика в "Белом пароходе", я отнюдь не возвышаю зло над добром, а преследую цель жизнеутверждающую, - через неприятие зла в его самой непримиримой форме, через смерть героя. Не мне судить, насколько это удалось. Но в одном я убежден - победа не за Орозкулом, как это думают критики, "торжество зла" не мнимое, эфемерное. Да, мальчик погибает, но духовное, нравственное превосходство остается за ним. И на том я стою как автор повести.

Д. Стариков в своей статье доказывает, что были реальные условие и реальные силы, которые могли бы оградить мальчика. Было бы более чем прискорбно отсутствие таких условий и сил. Именна поэтому смерть мальчика кажется чудовищной и невыносимой. Некоторые читатели сетуют: разве не властен был автор иначе распорядиться судьбой героя? Нет, не волен я был. Таково логика художественного замысла, имеющего свои, не подвластные автору принципы. Не мог я поступить так, как посоветовал в письме ко мне один читатель: Орозкула арестовать, деда Момуна отправить на пенсию, мальчика - в город, в школу - интернат. Это мило, но это означало бы амнистию злу. У меня был только один выбор - писать или не писать повесть. А если писать, то только так. "

Все, что хотелось сказать, было высказано. Но, как сказал Л.Н. Толстой: "Если же бы я хотел сказать словами все, то что имел в виду выразить романом, то я должен был бы написать роман тот самый, который я написал, сначала.", Айтматов, не стал останавливаться на том, какими средствами и как он воплотил ту или иную мысль (разумеется, в этом и необходимости не было), наряду с рядом "секретов" своего произведения, автор не упомянул и о сказке "Мальчик с пальчик".

И кто же фактически остается в итоге повествования? Остались повинные в смерти Мальчика Орозкул и зависимые от него люди (о таких, повинных в смерти другого человека кыргызы говорят: "башын жутту", дословно "проглотил голову"), то есть - "проглотители" Мальчика.

Маленький герой уплывает навстречу Белому пароходу (символический образ чистоты и веры) в озере Иссык-Куль (символ бескрайности и вечности), как сказал автор:". и если найдет пристанище в сердцах читателей то в этом его сила, а не "безысходность.", он должен "доплыть" до души и внутреннего мира Орозкула и его "сообщников" как бы в итоге стать их совестью.

Представьте себе состояние каждого обитателя кордона после того как Мальчик "уплыл рыбой". После "бала" ("сатана там правит бал" Г. Гачев), пьяные протрезвели, кинулись искать, а Мальчика нет. Нет нигде. Может узнали, что утонул в речке, нашли его тело, а может быть остались в неведении: Мальчик пропал бесследно. Старик Момун горько плачет: "Нас прокляла Мать-Олениха, чтобы наказать такое ничтожество как я, - она увела моего внука. "

В каком же состоянии пребывают остальные "кордонщики": Орозкул, приказавший стрелять в олениху, Сейдакмат, подтрунивавший: "Я напишу куда следует о том, что всюду рассказываешь бай-манапские сказки. " над робкими протестами Момуна: "Нам нельзя стрелять в маралов, мы бугинцы, дети Матери-Оленихи. ", его старуха, на которой он женился после смерти жены, все время твердившая:". Не перечь Орозкулу, если он велит умри и воскресни. "

Несмотря на то, что человека нет в живых, воспоминания о нём будет жить в памяти людей. И совесть вряд ли оставит в покое тех, кто был прямо или косвенно повинен в смерти Мальчика. Как волк из сказки, который проглотил Мальчика с пальчик, который уже не мог как раньше охотиться и намеревался пойти в сторожевые собаки, так и Орозкул, "проглотивший" Мальчика, верившего в светлую сказку о Матери-Оленихе, сможет ли и дальше жить прежней "волчьей" жизнью? С одной стороны, он не верит в сказки, с другой - вынужден осознать, что Мать-Олениха за свою смерть, жителям кордона отомстила исчезновением Мальчик, в чем есть и его, Орозкула, непосредственная вина. И если в нем остались хоть какие-то крохи человечности, он уже не сможет как раньше, показывать звериный оскал окружающим, Мальчик, "сидящий" внутри него ка память и неосознанное раскаянье не даст покоя его совести.

Пробудить в виновнике ответственность за содеянное - и есть первый и очень важный шаг на пути исправления. Внесение в основную сюжетную линию, стоящую обособленно, вне фабулы повести, сказки "Мальчик с пальчик" - это возвращение Мальчика, душа которого страдали от не человечных отношений.

Образ уплывшего героя вторично подвергся существенной метаморфозе и из пассивно-образной сущности перешел в активно значимый образ для обитателей кордона, обернувшись героем из сказки "Мальчик с пальчик". А если люди-верблюды, люди-волки не смогут услышать "внутри" себя голос Мальчика с пальчик, то как говорил Ч. Айтматов:". остается еще читатель", этот голос должны услышать читатели.

Таким образом, герои из сказки: Мальчик с пальчик Волк, Верблюд - это метафоро-аллегорические параллели реальных героев Мальчика, Орозкула, Сейдакмата и бабушки, которые являются уточнящим и углубляющим художественным инструментарием идейного, нравственно-эстетического значения и глубокого проникновения образов. Этим определяется первая идейно-художественная функция сказки в повести.

Во-вторых, такая функция сказки относится и к образу отца-матроса, которого Мальчик никогда не видел, но всегда мечтал встретиться с ним. Поймет ли этот горе-отец (иначе человека, который за семь лет ни разу не удосужился встретиться с сыном, и не назовешь) что сын тоскует и скучает по нему, желает увидеть отца, обнять его? Услышит ли он "мальчика с пальчик" сидящего "внутри"? И тогда, услышав истосковавшийся грустный голос сына, он подобно волку, не будет ли незнать куда себя деть? Или же он из тех, кто подобно верблюду в сказке, раньше волка проглотивший Мальчика с пальчик, "помнит что жевал, а как проглотил - позабыл?." Отсюда, из этих смыслов-содержаний, из связущих их нитей произведения само собой напрашивается третье значение сказки: "Мальчик с пальчик" не выделяется отдельной линией повести, а является ее сюжетной частью, тесно связанной с неотьемлемым идейно-художественным звеном реалистического сюжета.

"Сцепление" сказки к основному реальному событию позволило двустороннему образному перевоплощению, возникновению диффузии значения двух разных самостоятельных историй, иначе говоря, переходу идейного содержания одной в идейное содержание другой истории и наоборот, соответственно, возникло идейное наслоение.

В новогодней беседе со своим другом Р. Гамзатовым, накануне выхода в свет повести, автор отметил: "Небольшая вещь, а писал долго. Вообще с ней у меня как-то неожиданно получилось. Задумал рассказ. Написал, но никак не могу найти концовку. Точнее, придумал, но рассказ не завершался. Когда прибавилось пять страничек, разрушилась композиция. Принялся за середину. Потом опять за начало. Так из десяти страниц и получилось сто пятьдесят с лишним. Причем несколько раз все заново переписывал." (1)

Как видно, законченная повесть "Белый пароход" - сюжетно-композиционно сложное произведение. Но "сюжетно-композиционно сложное" не означает, что охваченное в нем событие всегда должно быть сложным и замысловатым. Все складывается по-разному. Потому что, в искусстве между такими понятиями как сюжет и событие, служившими основой сюжета, существует огромная разница. "Сюжет - это ход повествования, а фабула - это ход события" (В. Шкловский)

С одной стороны, "фабульная" история, взятая за основу художественного сюжета "Белого парохода" действительно, как выразился В. Левченко "удивительно проста (2) ": старик, который рассказывал внуку сказки о святых оленях, убивает одного из заблудившихся и вышедших к кордону маралов. Это происходит под принуждением "начальника" кордона. Мальчик, на которого происшедшее оказывают сокрушительное впечатление, потрясенный увиденным, желая уйти подальше от этих мест, совершает некий "побег" - "уплывает", тонет в реке. Вот реальная событийная схема. Если бы автор хотел рассказать читателю "впечатлительную историю", в которой явно прослеживается нравственный, эстетический урок, он действительно ограничился бы рассказом. В таком случае, акцент был бы сделан на основной истории - смерти мальчика, связанной с убийством марала, и в центре внимания оказались бы только образы Момуна и Мальчика. Но ощутив, узрев глубокие, масштабные, социальные, философские и смысловые возможности, таящиеся в истории, взятой за основу художественного сюжета, писатель увлеченно расширял и углублял его, и развитие мысли протянулось от планируемых десяти страниц до ста пятидесяти. В результате, были художественно дополнены и расширены образы Орозкула, "неродной" бабушки, Сейдакмата, сказка "О Матери-Оленихе" была рассказана полностью, и более того, возникла необходимость появления на страницах повести сказки "Мальчик с пальчик".

Самостоятельно сказка "Мальчик с пальчик" имеет другую смысловую нагрузку. У разных народов (казахи, чехи, венгры и др.) существуют различные вариации этой сказки. Во многих из них это - мальчик, которого у бога выпросили бездетные дед и бабка; иногда мальчик - самый младший из большой семьи бедняка. Его образ заключен в сентенции "лучше иметь ум с игольное ушко, чем рост с дерево". Где бы и кем бы ни работал Мальчик с пальчик: у себя на подворье или на богатого селянина, он обеспечивает пропитание старикам или большой семье не силой, а умом, находчивостью и смекалкой.

Существуют варианты сказки, в которых волк проглатывает его, но в сказках некоторых народов такой момент отсутствует. И только когда как в случае с "Белым пароходам" возникает необходимость использования в художественном произведении, сказка обрабатывается в соответствии с идейно-тематическим содержанием произведения и логическое смысловое ударение сказки может быть перемещена с одного явления на другое. Реалистический сюжет "Белого парохода", находящийся на одной линии со сказочным сюжетом Волк + Мальчик с пальчик, должен рассматриваться как метафора Мальчик + Орозкул, орозкуловщина. Говоря другими слова-ми, логическое ударение с силы ума и находчивости Мальчика с пальчик должно переместиться в сторону "преступления и наказания" волка.

Имено о такой связующей нити мысли художественного произведения говорил Л. Толстой: "Если же бы я хотел сказать словами все, то что имел в виду выразить романом, то я должен был бы написать роман тот самый, который я написал, сначала.", и тут же следом подтвердил: "Во всем, почти во всем что я писал, мною руководила потребность собирания мыслей, выраженная словами особо; теряет свой смысль, страшно понижается, когда берется одно из того сцепления, в котором она находится"…

айтматов белый пароход герой

И действительно, рождение многопланового, многослойного, многоидейного и многотемного "Белого парохода", результат труда автора, измерившего каждый эпизод и описание не семь а семьдесят раз, и разместившего все это соответственно своей значимости, созвучности, соразмерности.

Одно дело - пересказать впечатлительную жизненную историю, другое - на основе этой истории создать художественный сюжет. О и чем свидетельствуют и дополняют друг-друга слова автора в вышеуказанной беседе с Р. Гамзатовым и определение литературоведа В. Шкловского.

. И так, не желая больше житья в среде орозкулов и орозкуловщины (не вписываясь в их мир). Мальчик уплывает в необъятный Иссык-Куль, навстречу Белому пароходу. Это не фабульная, но внутренняя сюжетная мотивировка. Герой делает это для того, чтобы сохранить свою первозданную веру в святую Мать-Олениху, чтобы убийц ее наказать раскаянъем. Это аналог действия Мальчика с пальчик из сказки, сидящего внутри волка и громким криком предупреждающего пастуха об опасности, тем самым превратившего существование хищника в страдание.

Система образов повести, их символичный, метафоричный и условный художественный мир глубоко раскрыты в исследовниях Георгия Гачева. Озеро, по которому плывет Белый пароход, Г. Гачев сравнивает с бесконечностью, равной простирающемуся необъятному Небу - Кок Тениру (один из важных тотемов кыргызов) как антитезисный образ узкому и ограниченному миру - Кордону под началом орозкуловщины. Очень интересно Г. Гачевым преподнесена система образов, рассмотренных в свете их параллелей с Библейской символикой: Мальчик - жертва, принесенная на алтарь веры - "Мальчик-Агнец", также в этом образе присутствует и Христово возрождение сына Отца Небесного. Он подобен Христу, принявшему людские грехи на себя и во имя избавления людей, распятого на кресте. Образ Мальчика, принявшего наказание за грехи Орозкула и Момуна был оценен как образ, создающий условия для того чтобы человек стал на путь очищения.

В осмыслении главного основного значения произведения, где Мальчик "уплывает рыбкой", Г. Гачев предлагает именно такое, а не иное восприятие, не приводя в доказательство сказку "Мальчик с пальчик" (мы не сомневаемся в том, что ученый почувствовал ее суть и значение), в соответствии с особо интересующей его проблемой интенсивного развития культур и литератур, как он образно отмечает: "я страстно и яростно охотился в степях и горах, зарослях и озерах его (Ч. Айтматова - А.К.) произведений - гнался за знакомыми мне по европейской культуре породами идей и проблем, тщась обнаружить их у него" - ("в свете мировой культуры"), и рассматривает эти образы в ассоциативном фокусе универсальных художественных моделей, как: "Воля Абсолюта отныне - через волю "я" свободно проявляется и входит в мир. И мальчик именно так утвердил свой миф = личность свою: через несбигаемость и поступок, абсолютно изнутри определенный, а не из хитросплетения внешних аргументов и обстоятельств, чему поддался старик Момун напоследок жизни - и тем всю ее насмарку и под откос пустил в абсолютном смысле: погиб!. Нет, конечно, и он прощен быть может, ибо не для себя, но возлюбив много, согрешил.

А потом, ведь для того и бог, чтоб распинаему быть, а потом чтоб за голову и сердце люди распявшие хватались (Диониса растерзывают, а потом в мистерии искупительного сострадания воскрешают объединенными душами и любовью). Ибо так бог входит в душу прямо, сродняется, тогда как пока он во вне, нетронуто почитаем, нет и интимного к нему отношения." (3)

Мальчик - символ будущего, обладатель "зародыша" детской чистой совести человечества. Жертва, принесенная во имя очищения и пробуждения совести поднявших руку на святую Мать-Олениху (подобно мальчику агнцу, или Иисусу Христу). Ведь и образ Матери-Оленихи символически олицетворяет животворящую Природу и веру в ее святость.

Мальчик - Мальчик с пальчик, - обладающий метаморфозным свойством, для того чтобы людей, в которых плохо пророс или не пророс "зародыш" светлой детской совести, являющейся истоком человечности, нарушая их спокойствие пробуждать в них такие человеческие качества, как совесть и честь.

И еще одна метаморфоза: Мальчик-РЫБКА. В мечтах мальчик превращался в рыбку, доплывал до парохода к отцу и рассказывал длинную историю о жизни маленького человечка: так рассеивалась вселенская тоска Мальчика по Отцу (тоже мифологический мотив сюжета).

Как писал А.П. Чехов "если в начале спектакля на стене висит ружье, в конце оно должно выстрелить, в противном случае нет смысла вешать его на стену.", в "Белом пароходе" "оружие", заряженное мечтой, в финале "стреляет" и Мальчик будет вынужден уплыть., чтобы прорвать круг эгоизма, несправедливости, стяжательства, хамства и грубости (Орозкул), беспечности, беспринципности, зависимости, страха (Сейдакмат, тетя Бекей, бабушка), беспомощности, слабоволия, унижения (Момун), чтобы приплыть к символом чистоты, жизнелюбия, источнику всего светлого - Иссык-Кулю, Белому пароходу.

" - Нет, я лучше буду рыбой. Я уплыву отсюда. Я лучше буду рыбой.

А в доме Орозкула за окнами гоготали и выкрикивали пьяные голоса". (4)

Да, мальчика не стало. Герой реалистичного произведения Мальчик не смог бы превратиться в рыбку. Об этом говорит и сам автор: "Но ты уплыл. Знал ли ты, что никогда не превратишься в рыбу? Что никогда не доплывешь до Иссык-Куля, не увидишь белый пароход и не скажешь ему: "Здравствуй, белый пароход, это я!" (5).

Мастерство художника здесь достигло таких высот, что каждое его слово, каждый его штрих, каждый звук произведения открывает путь к тысяче перевоплощений. Мечту Мальчика превратиться в рыбу автор преподносит очень поэтично, чувственно и красиво; описание соответствует возрастной психологии мальчика и является убедительно-реалистичным; их сюжетообразующая функция тоже обусловлена, без этой мечты Мальчика трудно представить и финал произведения. Задуманную автором идейно-художественную смысловую нагрузку мотива о мечте Мальчика превратиться в рыбку, можно бы ограничить вышеуказанными функциями. Но общий идейно-эстетический вывод произведения связанный с "образом" рыбки, напоминает нам широко известный религиозный мифологический сюжет и напрашивается на внимание читателя.

Это библейский и коранический сюжеты, в которых говорится о том, как самая крупная рыба - кит проглотила пророка Жунуса (библейский - Иона, по Корану - Йунус). И Всевышний велел ему: "Встань, иди в Ниневию, проповедуй, слухи о злодеяниях людей дошли до меня" - (Библия. Ветхий завет. Книга святого Жунуса). Иона, не желая подчиниться воле Всевышнего, садится в лодку и бежит в другой город. Разгневанный Божество насылает на море шторм, Иона вынужден признаться, что ослушался Отца Небесного, чем вызвал его гнев и просит выбросить его в море. "Господь повелел большой рыбе и тот проглотил Иона; три дня и три ночи провел он в утробе кита. Иона молился и просил прощения у Бога и клялся выполнить все обещания"." И велел Отец Небесный киту, и выплеснул тот Иона на сушу.

В свое время (ХIХ в) кыргызский поэт Нурмолдо тоже обращался к этому сюжету в Библии и Коране, он писал (построчный перевод): "Пророка Жунуса/ Проглотил лаан (наверное, кит) /, Того кита проглотил другой/, В утробе двух китов/ Побывал он сорок дней/, Вышел пророк Жунус/ Прозревшим и познавшим всемогущество Его/. "

Литературовед В. Левченко, анализируя повесть "Белый пароход" приводит следующий пример из И. Золотоусского о религиозной библейской символике рыбы: "Рыба - символ молчания и символ терпения, пережидания, символ потаенности, которая все равно поднимается к верху, ибо все тайное делается явным. Мальчик у Айтматова тоже хочет стать рыбой, уйти от зла, но уйти не от мира вообще, а от мира Орозкулов." (6)

Ч. Айтматов не был ортодоксальным приверженцем религии, но не был и воинствующим атеистом. Мировоззренчески он, видимо, наиболее близок к пантеизму. Как бы там ни было, в ракурсе политико-идеологических и критических взглядов в духе постсталинизма, Ч. Айтматова, наверное, волновали и тревожили явления, когда государственная политическая идеология, основанная на "сверхматериализме" и атеизме, скорее стремилась посеять и взрастить в людях такие качества как излишний практицизм и циничный прагматизм, нежели взрастить "зерно" всепрощения, великодушия.

Несмотря на проявления элементов равенства на определенном материально-техническом уровне, дисгармония, существующая между социалистической идеологией, девизом которой служили братство, равенство, равноправие, свобода и авторитарной формой власти, руководствовавшейся единомыслящим, стереотипным, однопартийным "стерильным" монизмом в 60-е годы, заставляла многих критически мыслящих людей задуматься. И естественно в их первых рядах находилась (конечно, не вся) и творческая интеллигенция. Поиски новых гуманистских идеалов на стезе нравственного очищения духовного мира человека, прослеживаются у Айтматова в шестидесятые годы, еще до "Белого парохода". Особенно заметно эти поиски духовности проявились в повести "Прощай, Гульсары! ". Много дней и ночей терзают и не дают покоя Танабаю мысли о праведности жизни,". не заблудились ли мы, не пошли ли другим путем, в чем мы допустили ошибку, почему таких как Ыбрайым становится все больше и больше. "

Кстати, говоря о духовном очищении, вспомним, что в "Белом пароходе" источник духовного развития человека - школа (в которую осенью пошел Мальчик) и источник материального развития - коровник, в которой выращивали племенной молодняк, преподнесены в повести методом контраста, их разнополярное описание расположено автором в одном ряду. Маленькая школа под бурой черепицей, с одинокой покосившийся трубой" и "большие скотные дворы под шиферными крышами").

Поклонение человеку (одному человеку, например, Сталину, его власти, авторитету, всесилию) не оправдало себя. Каким бы сильным, всемогущим, святым (в зависимости от занимаемого положения, знаний, богатства) он не хотел казаться, его слабость и несостоятельность видны невооруженным глазом таким простым людям, как дед Момун. Орозкул хочет показать себя "местным князьком, небожителем", но все его недостатки видны как на ладони, а Момун даже и не подает виду, но он видит Орозкула насквозь (Так и Сталин хотел показать себя "новым богом", "богом" эпохи социализма. И в один прекрасный день все их "величие и мощь" были снисвергнуты). Оказывается, власть таких "ачандиков-небожителей" ограничивается внешней властью над человеком. Вероломство Орозкула действует на Момуна только внешне. Старик подчиняется ему, но власть и влияние Матери-Оленихи сильнее, и Момун всей душой стремится быть преданным ей, боится "ее обидеть", он уверен, чтобы заслужить доверие Матери-Оленихи человек должен быть чист душой и помыслами. По ее завещанию Момун, стараясь не обидеть никого, всегда готов помочь и помогает всем сородичам бугинцам. И только тогда, когда Момун начал действовать вопреки заветам Матери-Оленихи, как некогда святой Жунус, тут же последовала ответная реакция в образном плане: Мальчик превратился в рыбу и "проглотил" своего любимого деда и духовного наставника Момуна за его предательство. И сможет ли теперь Момун выбраться из утробы "рыбы-кита", а если выберется - какую стезю в религии и проповеди (религия - лат. religio совестливость) выберет для себя?

Образ Момуна самый сложный образ повести. Несмотря на то, что и окружение, и роль иуды-предателя (по Г. Гачеву) навязаны против его воли, в естестве образа Момуна присутствует покровительствующее качество духовного наставника и великодушие. По народному поверью дух Кыдыра-покровителя встречается людям в образе старца (достопочтенного аксакала, нищего нуждающегося в помощи, просящего подаяние путника, и др.). Он дает благословение человеку, оказавшему ему помощь, которому отныне будет сопутствовать удача. Неспроста о людях, достигших определенных успехов в карьере и жизни, в народе говорят: его благословил Кыдыр-пророк.

Автор явно дает понять, что его герой Момун, не умеющий показать себя достопочтенным, и все его достижение в том, что его кличут "расторопным Момуном", изначально возведен в ранг святого Кыдыра-пророка. Обратимся к тексту:". а еще дедушка говорит, что из семерых людей, один может оказаться пророком Кыдыром. Это очень добрый и умный человек. И тот, кто поздоровается с ним за руку, станет счастливым на всю жизнь. Вот и дедушка, всегда здоровается с людьми за руку. А я говорю: почему тогда этот пророк не скажет, что он пророк - мы все поздоровались бы с ним за руку. Дед смеется: в том то и дело - пророк сам не знает что он пророк, ведь - он простой человек. Только разбойник знает о себе, что он разбойник".

По народному преданию, пророк Кыдыр нашел источник воды бессмертия, он встречается честным людям и помогает им. Значит, он олицетворяет собой веру в неиссякаемую чистоту, великодушие и человечность бытия.

Момун, по своей сути, добродушен и чист, описание внешности подтверждает это:". лицо его было улыбчивое и морщинистое-морщинистое, а глаза вечно вопрошали: "Что тебе? Ты хочешь, чтобы я сделал для тебя что-то? Так я сейчас, ты только скажи. "

Момун чтит традиции предков. Среди обитателей кордона он единственный, кто не уставал делать добро, не жалел для ближнего ничего, да и заботился о Мальчике только старик Момун, постоянно рассказывая ему о подвигах древних богатырей и предания старины, тем самым взращивая в нем - представителе нового поколения - ростки человечности, чистоты и доброты. Вспоминается выражение: "Один из семерых - может быть пророком", когда догадываемся, что обитателей кордона тоже семеро: Момун со старухой, Орозкул, Бекей, Сейдакмат, его жена Гульжамал и Мальчик. И можно сказать, Момун для каждого из них является пророком Кыдыром. Для живущих обособленно жителей кордона, он единственный пример таких качеств как доброта, великодушие, честность, трудолюбие.

И может быть, если бы не этот несчастный случай с убийством марала, которое обернулось покушением на идеалы Мальчика, в будущем Мальчик вырос бы порядочным человеком, которого благословил пророк Кыдыр.

Известно, что Ч. Айтматов, нарекая героя каким-либо именем, очень серьезно относился к его этимологии, значению и содержанию. Достаточно обратить внимание на то, что сообразно идейно-эстетической, образно-символической нагрузке образа, у главного героя повести Мальчика (он - символ будущих поколений) нет имени. А вот имя деда Момуна, в соответствии с его идейно-художественной, образно-символической нагрузкой в произведении, несет в себе два значения. Первое - тихий, означает робость, кротость, мягкость, доброту; второе - богобоязненный, следующий воле бога послушник. Конечно, в вере Момуна патриархально-тотемное преобладает над традиционными канонами исламской религии. Но как бы там ни было, в отличие от Орозкулов, Сейдакматов "вера" которых зиждется на таких понятиях, как деньги, власть (это все трудно назвать веру, на самом деле они ни во что и ни в кого не верят), Момун обладает собственной верой, которая дает духовную опору, верой в духовность и порядочность, когда "уверование" человека пересекается с его характером, помыслами, надеждами и чаяниями и превращается в его личную веру.

Скажем так, кротость и богобоязненность (момунство) понятны самому Момуну. И в чем идейно-эстетическое значение мотива момунства в общей структуре произведения?

Рассмотрение образа Момуна в свете новых исканий современной прозы способно привести к ощущению новых закономерностей.

Хотелось бы завершить статью словами теоретика литературы, историка литературы, литератора-философа, культуролога Г.Д. Гачева, сказанных в адрес Ч. Айтматова: "Он не просто рядовой писатель века сего. Он - писатель извека: умеет слагать мифы и легенды - дар редчайший в образованном интеллигенте ХХ века, (.) в его творчестве слышатся все проблемы мировой мысли, все эпохи и стили мировой литературы: от гомеровского эпоса до изощренного модернизма, тут и барокко, и романтизм. Так что не только для читателя, но и для историка мировой культуры творчество Чингиза Айтматова - любопытнейший универсальный духовный феномен". (7)

Литературы

1. Арагон Луи. Самая прекрасная на свете повесть о любви // Культура и жизнь. - 1958. - № 7

2. Дорога на завтра // Известия. - 1970. - 1 янв.

3. Гачев Г. Чингиз Айтматов (В свете мировой культуры). - Фрунзе, 1989. - стр.286.

4. Айтматов Ч. Собрание сочинений в семи томах. Том второй. - Москва, 1998. - стр.306.

5. Там же, стр.308.

6. Левченко В. Чингиз Айтматов: проблемы поэтики, жанры, стиля. - Москва, 1983. - стр.94.

7. Гачев Г. Чингиз Айтматов (В свете мировой культуры). - Фрунзе, 1989. - стр.458-459.

Размещено на Allbest.ru

...

Подобные документы

  • Изучение биографических данных Чингиза Айтматова - художника и мыслителя, писателя-гуманиста. Анализ социально-нравственных инициатив Ч. Айтматова, художественное своеобразие мифов и легенд в произведениях "Белый пароход", "И дольше века длится день".

    курсовая работа [75,5 K], добавлен 18.03.2010

  • Сведения о семье писателя, юности, пути в литературу. Произведения, периоды творческого развития Ч. Айтматова. Сочетание в его романах напряженного драматизма в описании характеров и ситуаций с лирическим строем, в описании природы и обычаев народа.

    презентация [556,7 K], добавлен 30.10.2012

  • Изучение биографии французского писателя, драматурга, основателя атеистического экзистенциализма Альбера Камю. Анализ литературной деятельности поэтессы Юлии Друниной, писателей Эрнеста Хемингуэя т Чингиза Айтматова. Обзор их сравнения автором с цветами.

    доклад [16,8 K], добавлен 14.09.2011

  • Изучение романа Чингиза Айтматова "Плаха". Исследование системы нравственных ценностей и духовного мира человека эпохи шестидесятых годов прошлого столетия: что он считает злом, а что добром, во что верит, что является целью его жизни и смыслом бытия.

    научная работа [32,9 K], добавлен 05.02.2011

  • Краткие сведения о жизненном пути и деятельности Чингиза Торекуловича Айтматова - киргизского прозаика, пишущего на русском и киргизском языках. Повести "Джамиля" и "Повести гор и степей", которые принесли писателю широкую известность и Ленинскую премию.

    презентация [841,7 K], добавлен 20.05.2015

  • В центре повести Юрия Трифонова "Обмен" — попытки главного героя, обыкновенного московского интеллигента, произвести обмен квартиры, улучшить свои жилищные условия. Анализ авторской позиции писателя как "обмен" главного героя порядочности на подлость.

    контрольная работа [19,3 K], добавлен 02.03.2011

  • Анализ творчества М. Шолохова – писателя советской эпохи, продолжателя реалистических традиций классики в русской литературе. "Мысль семейная" в романе М. Шолохова как отражение внутреннего мира главного героя в романе "Тихий дон". Трагедия Г. Мелехова.

    реферат [34,8 K], добавлен 06.11.2012

  • Особенности произведения на уровне образной системы: художественное построение, образ, образная система, принципы ее построения. Образ лирического героя в исследуемой повести, стилистические приемы, используемые автором для создания тех или иных образов.

    курсовая работа [49,6 K], добавлен 18.12.2013

  • Анализ романа американского писателя Джерома Дэвида Сэлинджера "Над пропастью во ржи". Особенности характера главного героя Холдена Колфилда. Выражение протеста личности против социальной апатии и конформизма. Конфликт Холдена с окружающим обществом.

    реферат [50,4 K], добавлен 17.04.2012

  • Изучение биографии и творчества Михаила Юрьевича Лермонтова. Исследование мусульманского поверья и ряда чрезвычайно удивительных случаев в романе писателя. Характеристика образа, характера и портрета главного героя Печорина, его взаимоотношений с людьми.

    реферат [35,1 K], добавлен 15.06.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.