Международные отношения после окончания "холодной войны"

Рассмотрение теоретических дискуссий по проблемам международных отношений после окончания холодной войны. Исследование внешней политики Соединенных Штатов Америки и России после окончания холодной войны. Анализ процесса окончания холодной войны.

Рубрика Международные отношения и мировая экономика
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 14.12.2016
Размер файла 101,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

План

Введение

1. Теоретические дискуссии по проблемам международных отношений после окончания холодной войны

2. Эволюция системы международных отношений после окончания «холодной войны»

3. Внешняя политика России после окончания холодной войны

4. Политическая карта мира после окончания холодной войны

5. Внешняя политика США после окончания холодной войны

6. Периодизация российской внешней политики после окончания холодной войны

7. Основные направления исследования международных отношений после окончания «холодной войны»

8. Окончание холодной войны в Европе

9. Задача исследования и проблема окончания холодной войны

10. Международные отношения в условиях биполярности в период холодной войны

Введение

Общая эволюция системы международных отношений последних 20 лет оказалась достаточно содержательной и не совсем предсказуемой. Целый ряд развитых и развивающихся стран, несомненно, выиграли от этой эволюции, которая позволила им укрепить сферу социально-экономических отношений, политические институты, добиться повышения жизненного уровня для своих народов. Это - безусловный успех. В то же время по мере решения данного круга задач развивающиеся страны столкнулись с проблемой частичного пересмотра существующего порядка с тем, чтобы он в большей степени отвечал и их возросшему значению, и их законным интересам. Это создало определенный узел противоречий и еще может послужить причиной новых конфликтов, но может и стать сферой сотрудничества и переговоров между двумя группами стран - развитыми и развивающимися.

Вместе с тем прогресс в этих двух группах стран сопровождался существенным обострением напряженности в двух других категориях государств - традиционалистских (страны ислама) и неудавшихся. В первой получили широкое развитие процессы радикального характера, приведшие, во-первых, к росту опасности терроризма, во-вторых, к росту опасности распространения оружия массового уничтожения (ОМУ), в-третьих, к росту опасности совершения террористических актов с использованием ОМУ против развитых стран. Произошло демонстративное разделение мировой системы на конструктивную и деструктивную части, которые в совокупности могут стать определяющими для всего общемирового порядка. В перспективе этот процесс создает возможности еще более существенной перестройки системы международных отношений, в которой позиции и действия США, России и Китая, наряду с действиями и позициями, с одной стороны, союзников США, а с другой - прочих развивающихся стран, будут играть определяющую роль.

1. Теоретические дискуссии по проблемам международных отношений после окончания холодной войны

Концепция «конца истории» Ф. Фукуямы. Концепция «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона. Геополитическая концепция З. Бжезинского. Работы З. Бжезинского «Великая шахматная доска», «Без контроля. Глобальный беспорядок на пороге XXI века», «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы» и их анализ.

Современный неомарксизм: И. Валлерстайн, Р. Кокс, С. Амин, М. Рогальски и др. Базовые понятия неомарксизма: «мир-система» и «мир-экономика». Мир-системный анализ И. Валлерстайна. Прогнозы мирового развития по И. Валлерстайну.

Перспективы развития современных международных отношений. Формирование несимметричной взаимозависимости стран в пользу США. Оценка политологами-международниками роли России в мировой политике и международных отношениях. Объективность оценок. Теория международных отношений как раздел современной политической науки сформировалась и развивалась в условиях биполярного мира. Это не могло не отразиться на концептуальных подходах и проблематике международно-политических исследований. Все сколько-нибудь значительные прогнозы развития международных отношений предполагали сохранение и в будущем примерно той же ситуации, которая существовала четыре десятилетия после окончания Второй мировой войны. Хотя некоторые политологи предсказывали вероятность изменений в системе международных отношений, ее эволюцию в сторону многополярности, но и они исходили из того, что обе сверхдержавы -- США и СССР -- по-прежнему будут играть наиважнейшую роль. международный война америка россия

2. Эволюция системы международных отношений после окончания «холодной войны»

Исчезновение Советского Союза как одной из двух сверхдержав разрушило прежнюю международную систему. Пока рано говорить о каких-либо окончательных контурах новой системы международных отношений.

В России и в ряде других стран весьма популярна идея «многополюсного мира». Сторонниками этой идеи выступают ученые и политические деятели самого высокого уровня. Вполне понятны мотивы таких воззрений и высказываний. Они связаны с негативным отношением к доминированию США на международной арене. Но очень часто протест против однополюсного мира слишком эмоционален и не учитывает негативных сторон иных возможных моделей международных систем. Например, вариантом «многополюсного мира» может быть та международная система, которую М. Каплан называл «системой вето». Она могла бы сложиться вследствие широкого распространения ядерного оружия, что было бы весьма опасно для международной стабильности и безопасности. К сожалению, некоторые тенденции современного развития свидетельствуют о возможности и такого варианта. Подобный поворот событий, несомненно, противоречил бы интересам России и многих других стран.

О многополярной системе международных отношений многие специалисты писали еще во времена «холодной войны», правда, относя возможность ее формирования к будущему. Возможное возникновение такой системы рассматривалось не как следствие чьих-либо пожеланий, а как результат объективных процессов, например, процесса дезинтеграции биполярной системы, появления новых центров силы в ряде регионов параллельно с ослаблением мощи двух тогдашних сверхдержав. Правда, большинство авторов анализировали структуру международной системы с традиционных позиций, используя ограниченный объем факторов, фактически отождествляя государственную силу с военной мощью. На этом фоне выделялась концепция известного американского политолога С. Хоффмана, многие положения которой не утратили своей актуальности и в наши дни.

С. Хоффман указывал на целый ряд тенденций в развитии международных отношений в конце 70-х годов XX столетия. Он отмечал увеличение числа государств, возрастание роли негосударственных акторов, нарастание взаимозависимости, изменение соотношения между экономическими и военными факторами. Но, пожалуй, главным было то, что он увидел возникновение новых иерархических структур в международной системе. Если ранее имела место одна иерархия, основанная на исключительно силовом факторе, то уже в тот период складывались несколько функциональных иерархий, каждая из которых основывалась на различных факторах -- экономических, военных, идеологических, социокультурных и т.д.

Например, после Второй мировой войны Германия и Япония вышли на ведущие позиции в мировой экономике, но оставались «политическими карликами», имели несопоставимый со своими возможностями военный потенциал.

Другой пример -- посткоммунистическая Россия. В отличие от Советского Союза ее место в международной экономической иерархии относительно невысоко, хотя она по-прежнему входит в число стран с самыми высокими макроэкономическими показателями. Более того, место России в мировой экономике может стать более весомым, хотя претендовать на первые места она не сможет. В то же время Российская Федерация сохраняет второе место в мире по стратегическим вооружениям, является членом Совета Безопасности ООН. Все это увеличивает ее вес в мировых делах. Россия обладает наибольшими в мире запасами природных ресурсов. Весьма велика ее роль в мировом энергетическом балансе. Все эти факторы в совокупности позволяют говорить о Российской Федерации как о заметном акторе мировой политики и как о важном и самостоятельном центре в системе международных отношений.

Хотя окончательно новая система международных отношений еще не сложилась, однако некоторые из определяющих ее структурных иерархий уже просматриваются. Например, ясно, что сегодня в мире существует лишь одна, соответствующая прежним меркам, сверхдержава -- Соединенные Штаты Америки. США занимают ведущие позиции в экономической структуре современных международных отношений, в военно-стратегической структуре, а также лидируют в технологическом и научно-техническом отношении. В условиях глобализации, которая в значительной степени направляется из самих Соединенных Штатов, эта страна получает дополнительные преимущества перед другими государствами. В 1990-е годы резко усилилось политическое влияние США за счет приобретения новых союзников в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Однако можно ли говорить о том, что США выполняют сегодня роль единственного полюса в международной системе, которую М. Каплан обозначил как иерархическую? Казалось бы, события последних лет свидетельствуют в пользу этого. Администрация США не раз позволяла себе действовать, игнорируя нормы международного права, в обход существующих международных институтов, включая Организацию Объединенных Наций.

Один из последних примеров -- ситуация вокруг Ирака. Поскольку Соединенные Штаты Америки поставили цель провести военную операцию против Саддама Хусейна еще задолго до ее фактического начала и руководствовались при этом сугубо собственными интересами, то шли они к ней невзирая ни на какие возражения со стороны. Вопрос о наличии оружия массового поражения был лишь предлогом, для США это стало способом легитимировать свои действия на основе ооновских решений и документов. Когда же стало ясно, что необходимого для себя решения в Совете Безопасности ООН США не получат, американская администрация пошла в обход механизмов ООН. Устав ООН и ряд важнейших международных норм и принципов были нарушены. Как известно, США делали так и в годы «холодной войны», но только в той степени, в какой это позволял сделать другой полюс, вторая сверхдержава -- СССР.

С распадом биполярной системы и исчезновением второго полюса внешняя политика США лишилась прежнего ограничителя. Однако из этого не следует делать вывод, что США могут в одиночку предпринимать любые, в том числе и насильственные, действия и брать на себя ответственность за события в любой точке земного шара. Война против Ирака, так же как до этого антитеррористическая операция в Афганистане, показали, что, несмотря на военную, экономическую и политическую мощь, даже достигнув быстрого военного успеха, США сталкиваются с серьезными трудностями и обращаются за помощью к другим государствам и международным институтам. Практика, таким образом, свидетельствует, что даже единственная сверхдержава нуждается во взаимодействии и координации с другими центрами силы. Именно «центрами», а не «полюсами», поскольку понятие «полюс» относится к прошлому, к тому времени, когда главным регулятором международных отношений был закон баланса сил. Понятие «центр» соответствует упомянутой концепции С. Хоффмана и его мнению о существовании в международной системе различных структурных иерархий.

Наряду с США к числу ведущих международных акторов относят еще ряд государств. Кроме Российской Федерации, это -- государства Западной Европы, Япония Китай, Индия, Бразилия и некоторые другие государства.

Япония относится к числу наиболее высокоразвитых государств мира. Долгое время она занимала второе место в мировой экономике, но сегодня уступила это место Китаю. После окончания «холодной войны» Япония стремится активизировать свою роль в мировой политике, что находит отражение в системе международных отношений на региональном и глобальном уровнях. Крупнейшие государства Западной Европы -- Германия, Великобритания и Франция -- традиционно играют важную роль в международных отношениях. В прошлом они даже имели статус «великих держав». После Второй мировой войны вследствие структурных сдвигов в системе международных отношений и Германия, и Великобритания, и Франция такой статус утратили. Если для Германии это стало результатом поражения в войне, то с Великобританией и Францией это случилось на фоне появления и укрепления сверхдержав. В отличие от Германии Великобритания и Франция сохранили высокий политический статус, но потеряли свои позиции в других сферах международных отношений. Сегодня все три государства входят в число ведущих в экономическом отношении стран мира и одновременно являются экономическими и политическими лидерами Европейского Союза. ЕС же можно рассматривать не только как совокупность государств, но и как самостоятельный центр в системе международных отношений. Правда, это касается в основном структуры международных экономических отношений, поскольку достигнутая степень интеграции сделала ЕС единым актором мировой экономики. В мировой же политике говорить о ЕС как едином акторе пока преждевременно, так как его общая внешняя и оборонная политика далека от окончательного формирования.

Отражением структурных сдвигов в системе международных отношений в начале XXI в. стало появление группы БРИК. Первоначально аббревиатура, состоящая из первых букв названия таких стран, как Бразилия, Россия, Индия и Китай, появилась в работах экономистов банковской группы «Голдмэн энд Сакс». Перечисленные страны отличаются крупными размерами -- по территории, численности населения и природным ресурсам. По мнению специалистов, они обладают большим потенциалом для экономического роста. По прогнозам экспертов, к середине XXI в. суммарный объем ВВП стран группы БРИК должен превзойти объем ВВП лидеров мировой экономики начала столетия -- США, Японии, Германии, Великобритании, Франции и Италии. А шестерка лидеров к 2050 г. будет выглядеть следующим образом: Китай, США, Индия, Япония, Россия, Бразилия. Реальные темпы экономического роста в странах БРИК в первом десятилетии XXI в. до наступления финансово-экономического кризиса 2008 г. оказались даже выше, чем прогнозировали эксперты. Кризис серьезно не отразился на показателях экономического развития Китая и Индии, лишь Россия существенно снизила темпы экономического роста.

Восстановление мировой экономики и ее дальнейший рост по-прежнему увязываются с тем, как будут продвигаться дела в странах группы БРИК. Если поначалу БРИК была лишь аббревиатурой, то потом данная группа стала реальным фактором в мировой политике. Начиная с 2006 г. проводятся встречи министров иностранных дел в четырехстороннем формате. Вслед за такими встречами стали проводиться встречи и других высокопоставленных представителей правительств стран БРИК. С 2009 г. в рамках БРИК организовываются ежегодные саммиты глав государств.

В последние годы возрастает роль в мировой политике и экономике целой группы развивающихся государств -- Вьетнама, Индонезии, Аргентины, Мексики, Бангладеш, Пакистана, Ирана, Турции, Южной Кореи, Южно-Африканской Республики. Их потенциал уступает потенциалу группы БРИК, но все они имеют хорошие возможности для экономического роста и усиления политического влияния. Страны этой группы могут взаимодействовать со странами БРИК по целому ряду вопросов. С 2011 г. ЮАР будет принимать участие во встречах в формате БРИК, который преобразуется в формат БРИКСА.

Структурные сдвиги в системе международных отношений неизбежно должны найти отражение в функционировании многих международных институтов. Мировой финансово-экономический кризис выявил, что структура международных финансово-экономических отношений существенно изменилась в начале XXI в. Обсуждать глобальные экономические проблемы только в привычных рамках «Большой восьмерки» стало невозможно, поэтому появилась «Большая двадцатка», которая включает ряд стран, в недавнем прошлом причисляемых к так называемому «третьему миру». В рамках «Большой двадцатки» страны БРИК, выступая совместно, добились изменений в таких международных институтах, как МВФ и Всемирный банк, отразивших возрастание роли развивающихся стран в мировой экономике.

Наиболее серьезные изменения, которые должны будут учесть формирование новой полицентричной структуры международной системы, назрели в Организации Объединенных Наций. ООН создавалась сразу же после окончания Второй мировой войны и отразила тогдашние реалии международных отношений. С тех пор в мировой политике и мировой экономике произошло столько перемен, что реформа ООН стала неизбежной. В ходе этой реформы предполагается внести изменения в состав Совета Безопасности, играющего важнейшую роль в мировой политике (см. главу 16). Пока реформа ООН задерживается, что снижает уровень легитимности этой универсальной международной организации и усиливает нестабильность в мировой политике.

Специалисты в последние годы, с одной стороны, констатируют, что структура системы международных отношений эволюционировала в сторону полицентричности, с другой -- существует мнение, что возможно ее возвращение к биполярности. В качестве второго полюса гипотетической биполярной системы международных отношений называют либо Европейский Союз, либо Китай. Представляется, что степень внутренней экономической и, особенно, политической интеграции ЕС не позволит ему в обозримом будущем быть монолитным актором международных отношений, а тем более выступать противовесом США.

КНР, несомненно, в ближайшем будущем превзойдет США по объему ВВП. Но из-за гигантского населения Китай будет по-прежнему уступать Соединенным Штатам по среднедушевым экономическим показателям. Не сможет КНР в ближайшем будущем сравниться с США по уровню научно-технического развития и военно-техническому потенциалу. Руководство Китая и само пока не готово к активному участию в мировых делах, отдавая приоритет решению внутренних проблем. Оно ответило отказом на предложение США о формировании «большой двойки», которая, по мнению некоторых американских политологов и политиков, должна прийти на смену и «Большой восьмерке» и «Большой двадцатке». Вероятнее всего, до середины нынешнего столетия радикальных перемен в полицентричной структуре системы международных отношений не произойдет. В ней будет проявляться определенное, но не безграничное доминирование одной из сверхдержав -- США, при сохранении и усилении других центров политического и экономического влияния, в том числе современной России.

3. Внешняя политика России после окончания холодной войны

Рассмотрены основные проблемы современных международных отношений и внешней политики России - ведущие теории международных отношений, военная и экономическая безопасность, информационные процессы в международных отношениях, международные организации, политика крупнейших государств, принципы и основные направления внешней политики России.

Пособие подготовлено на кафедре культурологии и социальной коммуникации, соответствует государственному образовательному стандарту и предназначено для студентов ИДО, обучающихся по специальности 030602 «Связи с общественностью».

4. Политическая карта мира после окончания холодной войны

Окончание холодной войны в Европе совпало с радикальными переменами внутриполитической жизни стран Организации Варшавского договора (ОВД). Эти изменения принято связывать с чередой т. н. «бархатных революций» в Восточной Европе осенью 1989 г. Последние были спровоцированы как несоответствием восточноевропейских режимов требованиям времени, так и отказом весной 1989 г. советского лидера М.С. Горбачева от так называемой «доктрины Брежнева» (западное понятие, подразумевавшее «узаконенную» практику вмешательства СССР во внутренние дела стран ОВД).

В Восточной Германии, Польше, Чехословакии, Венгрии и Болгарии слом социалистической системы произошел бескровно - правившие там режимы отказались от власти безо всякого сопротивления. Только румынский лидер Н. Чаушеску решился на массовое применение силы против оппозиции. В столице Румынии Бухаресте произошли вооруженные столкновения войск с демонстрантами, пролилась кровь тысяч невинных людей. На каком-то этапе развития политического кризиса инициатива перешла в руки оппозиции, и Н. Чаушеску вместе со своей женой бежал из столицы. Но вскоре они попали в руки «революционного» правосудия и после скорого суда были расстреляны.

Несмотря на многочисленные жертвы, символом крушения европейского социализма румынская революция, однако, не стала. Более того, облетевшая весь мир новость о поспешном суде и казни четы Чаушеску у многих в мире посеяла сомнения в демократическом выборе новой Румынии. Подлинная история завершающего этапа кризиса государственной системы европейского социализма писалась в Восточной Германии, в которой выступившее с мирным протестом против режима Э. Хонеккера население «снесло» так называемую Берлинскую стену, на протяжении более чем четверти века являвшей собой символ холодной войны и разделения Европы. 9 ноября 1989 г. - день падения Берлинской стены - стал своеобразной точкой демаркации, отделившей период холодной войны от нынешнего этапа международных отношений в Европе и мире.

Почти одновременный роспуск в 1991 г. Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и Организации Варшавского договора еще более ускорил наступление нового периода международных отношений. Его становление связано с решением ряда возникших проблем: 1) определение центров влияния в современном мире; 2) оценка состояния военной и экономической безопасности; 3) анализ влияния глобализации на современный мир; 4) изучение роли международных организаций в современном мире.

5. Внешняя политика США после окончания холодной войны

США - крупнейшее по большинству показателей государство современного мира. Экономический потенциал страны не знает себе равных в мире уже более ста лет. Наряду с огромным размахом, американская экономика отличается и самым высоким в мире уровнем стабильности.

Общий удельный вес американского ВВП в мировом составлял в начале нынешнего столетия более 20 %. Но сам этот показатель говорит далеко не обо всем. Более ясная картина складывается из отдельных параметров. Например, в настоящее время на долю США приходится более половины мирового производства аэрокосмической продукции, более трети компьютерной техники, четверть телекоммуникационного оборудования. В начале 2008 г. американская экономика вышла на первое место в мире по уровню конкурентоспособности. В США находится ведущий университет мира - Гарвардский, последние полвека Америка лидирует и по количеству получаемых нобелевских премий в области естествознания. США - крупнейшая торговая держава, контролирующая почти 15 % мирового экспорта и импорта. Лидируют американцы и по объемам иностранных инвестиций за рубеж, общий объем американских активов за пределами США превысил в 2007 г. 7,5 трлн долл. Пять из десяти крупнейших ТНК - американские.

Велик отрыв США от остального мира и в военной области. На долю этой страны приходится 40 % мировых военных расходов и 80 % мировых затрат на НИОКР в области разработки новых вооружений. Если по стратегическим ядерным технологиям конкуренцию США составляет Россия, то в области обычных вооружений Америка не знает себе равных. Пентагон располагает 12 авианосными группами, более чем 700 военными базами и объектами за рубежом. В его монопольном распоряжении находятся военно-технические средства нового поколения, в основе которых лежит принцип мобильности и способности к автономной работе на поле боя. Отметим, однако, что наибольший технологический отрыв от главных, прежде всего, европейских конкурентов американская экономика удерживает в тех областях, которые имеют прямую связь с оборонными отраслями. По мере ее ослабления уровень конкурентоспособности американских компаний снижается, и в ряде отраслей машиностроения (автомобилестроение, бытовая электроника) позиции немецких и японских фирм несколько предпочтительнее.

Территория США является важным геополитическим фактором. По ее площади США находятся на третьем месте в мире после России и Канады. Пограничные от США государства - экономически зависимые от США Канада и Мексика. Страна одарена мягким климатом, который благоприятствует экономической активности во всех областях.

По численности населения США занимают третье место в мире после Китая и Индии. Этнический состав страны многообразен. Наиболее экономически активными являются выходцы из стран Западной Европы - немцы, англосаксы и др. Особенностью демографической ситуации в США является рост народонаселения этой страны. В этом плане Америка занимает уникальное положение в группе развитых государств, повсеместно переживающих депопуляционный кризис. Правда, прирост численности американского населения обеспечивают афро- и латиноамериканцы, в то время как белая община депопулирует.

Огромен и культурно-цивилизационный потенциал США. Страна является крупнейшим экспортером аудио- и видеопродукции, других образцов массовой культуры, которые превращают процесс глобализации мира в процесс его американизации. Культурная экспансия США рассматривается американскими стратегами в качестве одного из проявлений «мягкой мощи» страны.

Исторически внешнеполитическое мышление США отличалось сдержанностью в применении военной силы, выраженным прагматизмом и предсказуемостью. Интерес к извлечению практической пользы из отношений с внешним миром неизменно преобладал над принципом территориального расширения как такового. Характерной чертой американской внешней политики была двуличность и бесцеремонность. Отметим, что Америка, как, впрочем, и Англия, весьма склонна к обману в вопросах малой и средней значимости, однако в серьезных проблемах, например, войны и мира, эта страна заслуживает доверия.

К числу первостепенных целей современной внешней политики США относятся задачи обеспечения военной безопасности и экономического развития страны. Фактически любое внешнеполитическое решение Белого дома работает либо на снижение уровня военной угрозы для США, либо на привлечение материальных или человеческих ресурсов в американскую экономику. Соответственно, мир, в котором живут США, является для них двойственным. С одной стороны, есть страны, которые оказывают благоприятное влияние на американскую экономику, не представляя при этом никакой военной опасности для США. По отношению к ним политика Вашингтона сильно зависит от уровня развития страны-партнера.

С развитыми государствами американцы корректны, стараются не допускать обострений, явной неискренности и менторского, поучающего тона со своей стороны. Эквивалентный характер отношений США с передовыми странами Европы и Азии объясняется тесными связями и взаимной зависимостью. С государствами третьего мира США проявляют признаки колониального мышления. Иногда американская администрация просто не обращает внимания на малые государства, пока те не начинают защищать собственные интересы. В этом случае они переходят в разряд стран, представляющих определенную угрозу политическим и экономическим интересам США. В отношении них американцы начинают использовать разнообразный инструментарий давления или поощрения.

Мягкими формами давления являются гуманитарные инструменты. Вопросы соблюдения «проблемными» странами прав человека и либерально-демократических свобод поднимаются американскими администрациями, как правило, в первую очередь. Это не связано с искренней заинтересованностью США в прогрессе демократии в какой-либо стране, а обусловлено недовольством ее действий в отношении американских интересов. Отметим, что если либеральная риторика оказывается действенной, то обвинения в отходе от демократии смягчаются или снимаются. В качестве поощрения американцы могут отметить «прогресс в области соблюдения прав человека и демократии», что зачастую не имеет ничего общего с реальностью.

Более жесткими мерами являются экономические санкции. Как уже отмечалось, они применяются не только к странам, но и к отдельным компаниям. При достаточной действенности они отменяются. Широко используются и методы экономического поощрения в виде кредитов, предоставления режима наибольшего благоприятствования в торговле или доступа к современным технологиям. Наиболее суровыми являются военные меры. Они, как правило, являются крайними и применяются, во-первых, после исчерпания всех возможностей дипломатии, а во- вторых, при отсутствии больших рисков для США.

Наиболее ярким примером действия этой схемы является современный Ирак. Против него США последовательно применяли гуманитарные, экономические и военные инструменты. В итоге в этой стране утвердился режим, который не смог обеспечить собственным гражданам никаких реальных прав. Тем не менее Дж. Буш мл. именовал его «демократическим», ставил в пример другим государствам, включая и Россию. Интересно, что самим Соединенным Штатам Дж. Буш мл. никогда не желал такой же демократии, как в Ираке, что являлось признанием того, что американской администрации симпатична не сама иракская «демократия», а поведение новых иракских властей по отношению к американским нефтяным компаниям.

После окончания холодной войны и исчезновения с политической карты СССР перед Америкой открылись большие возможности по переустройству мира в соответствии со своими потребностями. В начале 1990-х гг. политический истеблишмент страны взял курс на избирательное участие США в мире, который со временем, в 1998 г., оформился в «Стратегию национальной безопасности США». Последняя провозгласила такие цели американской внешней политики, как развитие международной безопасности, поддержка демократизации, свободного обмена информацией, идеями, а главное, открытие границ для движения капиталов и товаров. «Стратегия», с одной стороны, сохранила преемственность по отношению к доктринальным установкам времен холодной войны по части дозирования участия США в мировых делах, а с другой, выдвинула на первый план экономические и политические методы осуществления внешней политики, не забывая, впрочем, о военных.

Ее реализация прошла через два периода, которые отличались методами движения к поставленной цели. Их можно связать, соответственно, с именами двух президентов США - Б. Клинтона и Дж. Буша мл. На первом, «клинтоновском», этапе США предпочитали действовать, главным образом, на двух- или многосторонней основе, сочетая экономические, дипломатические, пропагандистские и военные инструменты. Второй, «бушевский», период, был связан с переходом внешней политики США к преимущественно односторонним действиям на основе большего удельного веса военной силы по сравнению с дипломатией, экономикой и пропагандой. Отметим, что внешней политике обеих администраций было свойственно тщательное и долгосрочное планирование предстоящих миссий.

Наиболее яркими примерами первого этапа были программы расширения НАТО, создание НАФТА и ВТО.

Расширение НАТО проходило посредством добровольного включения в его состав стран бывшего социалистического лагеря, которые в итоге стали надежными союзниками США в Европе.

Почти одновременное возникновение в середине 1990-х гг. НАФТА и ВТО позволило США освоить рынки развивающихся стран.

При Клинтоне США стремились сохранить за собой полную свободу рук в выборе средств при максимальном ограничении рисков. Сила и осторожность внешней политики США в полной мере проявились входе Югославского кризиса 1999 г. Проведя массированную воздушную кампанию против Сербии, США, однако, воздержались от втягивания в сухопутную фазу военной операции, которая была чревата большими потерями среди военнослужащих США. О полиинструменталь- ном характере американской политики в этом регионе свидетельствует и мощная пропагандистская кампания, целью которой была демонстрация военных преступлений режима С. Милошевича и благородной миссии США на Балканах.

Главным приоритетом американской дипломатии в период после окончания холодной войны была Европа. В 1990-е гг. основной проблемой в отношениях США со Старым Светом была растущая самостоятельность европейцев, их желание действовать независимо от американцев в вопросах как экономики, так и политики. Кроме того, американский бизнес начал ощущать на себе конкурентное давление европейских производителей, что в перспективе могло привести к политическим разногласиям. Для исключения такого сценария США устранили торговые барьеры и унифицировали стандарты экономик США и ЕС. Кроме того, США старались не допустить превращение ЗЕС в альтернативу и конкурента НАТО, а НАТО оставить под своим контролем. Таким образом, содержательная сторона первого этапа внешней политики США выражалась в полиинструментальности, сдержанности и недопущении появления альтернативной и равной США величины в мире.

К исходу XX в. Америка сумела увеличить отрыв от основных экономических конкурентов - Японии и Германии, а сопоставимую с США военную мощь имели только все остальные страны мира вместе взятые. Ощущение лидерства толкало администрацию США к переделу мира.

Кроме того, к этому времени были исчерпаны и многие инструменты «мягкой власти» - те рынки, которые можно было подчинить с их помощью, уже находились под американским контролем, а другие, неподконтрольные США, требовалось «завоевывать» уже в прямом смысле этого слова. Эти факторы постепенно подготавливали переход внешней политики страны к приоритету силовых инструментов прежде всего в местах застарелых вооруженных конфликтов. В 1998 г. США приняли так называемый «Закон об освобождении Ирака», который санкционировал начало фактической подготовки военной операции по свержению режима С. Хусейна. Таким образом, проводя в целом либеральный курс, администрация Клинтона «держала в уме» и «классические» решения, которые во внешней политике страны вышли на передний план в период президентства Дж. Буша мл. В Европе же либеральный курс дипломатии США продолжился и после Б. Клинтона.

Второй этап пришелся на время администрации Дж. Буша мл., который прямо называл себя «президентом войны». Прямым поводом для милитаризации внешней политики США стали теракты 11 сентября 2001 г., которые подтолкнули Америку к кардинальной перестройке системы международных отношений. «После 11 сентября 2001 г., - отмечал в 2001 г. российский политолог Д. Тренин, - Джордж Буш мл. совершил революцию в американской внешней политике, перейдя от защиты статус-кво к активному формированию благоприятной для США международной среды. Эта линия продолжится и в ходе второго срока правления 43-го президента. Главными проблемами останутся борьба с исламистским экстремизмом и сдерживание распространения оружия массового уничтожения. Для решения этих проблем США, как и прежде, могут действовать превентивно, с применением военной силы и в одностороннем порядке». Будущие события подтвердили этот прогноз.

Во главе контртеррористической коалиции США повели наступление на террористов Аль-Каиды и других террористических организаций по всему миру. Наиболее крупные военные операции были начаты в Афганистане в 2001 г. и Ираке в 2003 г. Позже американская администрация стала оправдывать применение силы не только против стран, которые прямо помогали или укрывали террористов, но и против тех, которые не могли справиться с внутренними проблемами, допуская на своей территории гуманитарные катастрофы, наркотрафик и другие виды опасных для интересов США явлений. Но до применения силы против них дело, как правило, не доходило.

Силовой крен политики США беспокоил многие страны, включая и союзников Америки в Европе. В Старом Свете эта тревога была связана не столько с разными подходами к решению конфликтных ситуаций в мире, сколько с экономическим поведением США на территории развивающихся стран. В Югославии, например, американцы отказались от восстановления этой страны, поручив эту работу европейцам. А в Ираке, после его оккупации американскими войсками, основные контракты на освоение нефтяных и газовых месторождений достались компаниям США и Великобритании, в то время как европейские фирмы оказались в стороне.

В 2008 г. возник кризис в НАТО по поводу участия альянса в операциях в Афганистане. «Старые» члены НАТО - Германия и Франция стали уклоняться от активного участия в этой войне. Неизменную поддержку политике Вашингтона в Афганском вопросе оказывали лишь Англия и Канада. Этого было недостаточно. Поэтому важное значение для США в Европе приобрели их отношения с бывшими республиками СССР, которые желали вступить в НАТО. Вашингтон был согласен принять в НАТО Украину и Грузию вопреки мнению Германии и Франции.

По-прежнему с большим подозрением американцы относились к попыткам ЕС развивать собственные структуры безопасности. Между тем, американо-европейские разногласия нельзя преувеличивать. В американском присутствии в Европе заинтересованы все страны Старого Света, включая и Россию. Ведь только США под силу уравновесить Германию, которая будет оставаться крупнейшей экономической державой Европы на протяжении продолжительного времени.

На арабском Востоке политика США столкнулась с наибольшими трудностями и допустила больше ошибок, чем где бы то ни было. Возможно, самыми серьезными из них стали войны в Афганистане и Ираке.

Спустя семь лет после начала операции НАТО в Афганистане, можно констатировать увеличение проблем при отсутствии прогресса в их решении. Налицо не только распространение влияния талибов по всему Афганистану, но и раскол в НАТО, который грозит еще более серьезными осложнениями в будущем.

Если военная операция в Афганистане не привела к решению проблем внутри этой страны, то оккупация Ирака осложнила ситуацию во всем арабском регионе. По справедливому замечанию М.М. Лебедевой, «военная операция в Ираке породила вопросов больше, чем решила» . В Ираке США свергли пусть и одиозный, но все же отказавшийся от оружия массового уничтожения режим. В сущности, США и атаковали Ирак потому, что были уверены в отсутствии у него ядерного и химического потенциала, т. е. способности нанести США и их союзнику Израилю ощутимый ущерб. Эта военная операция стала плохим уроком в первую очередь для Ирана, который решает вопрос о судьбе своей ядерной программы. Теперь, после казни С. Хусейна, гибели двух его сыновей, привлекательным для него может стать не отказ от ОМП, а его разработка по примеру Северной Кореи, которая, создав в 2006 г. ядерное оружие и баллистические ракеты средней дальности, обеспечила прочную основу своей безопасности.

Американская политика в Азии в период после окончания холодной войны не претерпела таких сильных изменений, как в Европе. В ее основе, как и прежде, лежит реалистическая доктрина. Этот традиционно нестабильный и быстро милитаризующийся регион обещает стать одним из центров мировой экономики и политики нынешнего столетия. Крупнейшими союзниками США здесь являются Япония, Южная Корея и Австралия. С каждой из них у США имеются стратегические соглашения. Главной проблемой США в Азии является Китай. По отношению к нему американцы действуют двояко, используя политику «кнута и пряника». Сложной является для США проблема Северной Кореи. С одной стороны, США стремятся остановить развитие северокорейской ядерной программы, с другой, не решаются на применение силы против Пхеньяна, так как против этого выступает Сеул и Токио.

С избранием в начале ноября 2008 г. президентом США Барака Обамы стали возможны перемены в американской внешней политике. Причина заключается не столько в новых взглядах администрации молодого президента, сколько в отсутствии ее ответственности за курс, проводимый Дж. Бушем мл. Придя к власти на волне критики его внутренней и внешней политики, новая администрация теперь сама столкнулась с теми проблемами, которые заставили республиканскую партию уйти из Белого дома. На первом месте среди них стоит неблагоприятное экономическое положение Соединенных Штатов. И ипотечный, и финансовый кризисы далеки от своего завершения, обостряются проблемы безработицы и внутреннего долга. В этой связи имеются веские основания ожидать, что в политике президента Б. Обамы внутренняя составляющая будет преобладать над внешней. Американское присутствие в мире будет ограничено наиболее важными для США областями, в то время как из второстепенных мест американцы постараются уйти. Уменьшатся и расходы США на внешнюю политику. По словам С.М. Рогова, Америку ожидает «организованное отступление».

6. Периодизация российской внешней политики после окончания холодной войны

Периодизация российской внешней политики в постсоветский период - понятие, возможно, не совсем точное. Ведь речь идет хотя и о бурном, насыщенном событиями, но все-таки непродолжительном временном периоде. Чтобы его правильно оценить, нужно время, нужно то историческое расстояние, которое позволит взглянуть на нынешнее время объективно. Поэтому более корректным был бы термин «поворотные точки» внешней политики, т. е. речь идет о выделении тех узловых событий, которые определяют основные повороты вектора внешней политики российского государства после распада СССР.

Если исключить момент генезиса российской внешней политики в 1992 г., то таких точек или событий, вероятно, было четыре. Первая связана с «дефолтом» российской экономики в августе 1998 г.; вторая - со сменой президента России в 2000 г.; третья - с терактами 11 сентября 2001 г. в США; четвертая - с избранием нового президента России в 2008 г.

Дефолт августа 1998 г. продемонстрировал ограниченность российской стратегии, в основу которой в 1992 г. была положена идея обмена советского внешнеполитического наследия на западную экономическую помощь. Одновременно он дал толчок поиску новой концепции внешней политики России.

В начале 1990-х ослабленная внутренним кризисом Россия повсеместно отказывалась от своих активов в Латинской Америке, Ближнем и Среднем Востоке, Восточной Европе и Азии. В те годы Москва стремилась оставить за собой полную свободу рук на пространствах СНГ, а также, объявив себя правопреемницей СССР, закрепила за собой статус постоянного члена Совета Безопасности (СБ) ООН. Отношения с западными странами были названы руководством России приоритетными.

Со своей стороны, западные лидеры брали сторону Кремля во всех, кроме Чечни, внутриполитических конфликтах России, смягчали ограничения на доступ России к высоким технологиям, а с середины 1990-х гг. начали оказывать и кредитное содействие, которое в итоге составило около 70 млрд долл. Однако отказом в предоставлении нового крупного кредита летом 1998 г. развитые страны дали понять России, что действующая модель отношений исчерпала себя. Этот этап внешней политики страны нередко и не вполне заслуженно называют «романтическим» или «непрагматическим». На самом деле, он был основан на конкретном политическом расчете, позволившему Западу укрепить свои стратегические позиции в мире, а российскому президенту Б.Н. Ельцину улучшить свое политическое положение внутри страны на определенный период времени.

Смена президента в 2000 г. подвела черту под «эпохой Ельцина». Новый президент В.В. Путин взял курс на частичный возврат России в мир в первую очередь с целью извлечения практических дивидендов. Характерной чертой восьмилетней работы В.В. Путина в качестве главы государства было нарастание самостоятельности внешней политики России и стремления извлекать из международных связей экономическую выгоду.

Теракты 11 сентября 2001 г., с одной стороны, сблизили Россию и США в борьбе с терроризмом, а с другой, ограничили внешнеполитический потенциал Вашингтона, дав тем самым возможность России действовать более самостоятельно как во внутренней, так и в международной жизни, включая и аспект ее отношений с ведущими странами мира. То есть то, что стало трагедией для США, в некотором смысле превратилось в пользу для России.

Смена президентов России в 2008 г. привела к власти «преемника» В.В. Путина - Д.А. Медведева. Нового главу государства В.В. Путин называл «еще большим русским националистом, чем он сам», либеральные же аналитики высказывали предположение, что Д.А. Медведев будет проводить курс на сближение с Западом. Начальный период президентства Д.А. Медведева продемонстрировал верность его внешней политики курсу прежнего главы государства.

7. Основные направления исследования международных отношений после окончания «холодной войны»

Теория международных отношений как раздел современной политической науки сформировалась и развивалась в условиях биполярного мира. Это не могло не отразиться на концептуальных подходах и проблематике международно-политических исследований. Все значительные прогнозы развития международных отношений предполагали сохранение и в будущем примерно той же ситуации, которая существовала четыре десятилетия после окончания второй мировой войны. Хотя некоторые политологи предсказывали вероятность изменений в системе международных отношений, ее эволюцию в сторону многополярности, но и они исходили из того, что обе сверхдержавы - СССР и США - по-прежнему будут играть важнейшую роль.

Реальные сдвиги в мировой политике оказались сколь радикальными, столь и неожиданными для большинства исследователей международных отношений. В одночасье рухнули многие теоретические концепции, казавшиеся незыблемыми. Политическая картина мира меняется столь стремительно, что научная мысль не всегда за ней успевает. Среди политологов наблюдается, с одной стороны, некоторая растерянность, а, с другой стороны, стремление хоть как-то объяснить новые мировые реалии и спрогнозировать динамику дальнейших изменений в мире.

Одна из первых попыток дать теоретическое обоснование связанных с окончанием «холодной войны» изменений была предпринята еще на рубеже 80-90-х годов американским ученым и дипломатом Фрэнсисом Фукуямой. В своей нашумевшей работе «Конец истории» он выдвинул тезис о полном разрешении лежавшего в основе « холодной войны» конфликта двух идеологий - либеральной демократии и коммунизма. Коммунизм потерпел поражение, и открылись перспективы для торжества принципов либеральной демократии во всем мире. Следовательно, по мнению политолога, наступил «конец истории», то есть состояние бесконфликтности. Точка зрения Фукуямы подверглась критике как идеалистическая и упрощенная.

Более серьезную дискуссию вызвала опубликованная в 1993 году статья авторитетного современного политолога С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций?». Ученый определяет цивилизации как социокультурные общности самого высшего ранга и как самый широкий уровень культурной идентичности людей. Для каждой цивилизации характерно наличие некоторых объективных признаков: общности истории, религии, языка, обычаев, особенностей функционирования социальных институтов, а также субъективной самоидентификации человека. Опираясь на работы А. Тойнби и других исследователей, С. Хантингтон выделяет восемь цивилизаций: западно-христианскую и православно-христианскую, исламскую, конфуцианскую, латиноамериканскую, индуистскую, японскую и африканскую. С его точки зрения, цивилизационный фактор в международных отношениях будет постоянно усиливаться. Этот вывод обосновывается таким образом. Во-первых, различия между цивилизациями, основу которых составляют религии, наиболее существенны, эти различия складывались столетиями и они сильнее, нежели между политическими режимами. Во-вторых, усиливается взаимодействие между народами разной цивилизационной принадлежности, что ведет как к росту цивилизационного самосознания, так и к пониманию различия между цивилизациями и общности в рамках своей цивилизации. В-третьих, возрастает роль религии, причем последняя проявляется нередко в форме фундаменталистских движений. В-четвертых, ослабевает влияние Запада в незападных странах, что находит выражение в процессах девестернизации местных элит и усиленном поиске собственных цивилизационных корней. В-пятых, культурные различия менее подвержены изменениям, чем экономические и политические, и, следовательно, менее способствуют компромиссным решениям. В-шестых, политолог отмечает усиление экономического регионализма, неразрывно связанного с цивилизационным фактором - культурно-религиозная схожесть лежит в основе многих экономических организаций и интеграционных группировок.

Воздействие цивилизационного фактора на мировую политику послеокончания «холодной войны» С.Хантингтон видит в появлении синдрома «братских стран». Этот синдром заключается в ориентации государств во взаимоотношениях между собой уже не на общность идеологии и политической системы, а на цивилизационную близость. Кроме того, в качестве примера реальности цивилизационных различий он указывает на то, что основные конфликты последних лет происходят на линиях разлома между цивилизациями - там, где проходит граница соприкосновения цивилизационных полей (Балканы, Кавказ, Ближний Восток).

Прогнозируя будущее, С.Хантингтон приходит к выводу о неизбежности конфликта между западной и незападными цивилизациями, причем главную опасность для Запада может представлять конфуцианско-исламский блок - гипотетическая коалиция Китая с Ираном и рядом арабских и иных исламских государств. Политолог предлагает меры, которые, по его мнению, должны укрепить Запад перед новой нависшей над ним опасностью. Среди прочего он призывает обратить внимание на так называемые «расколотые страны», где правительства имеют прозападную ориентацию, но традиции, культура и история этих стран ничего общего с Западом не имеют. К таким странам С.Хантингтон относит Турцию, Мексику и Россию. От внешнеполитической ориентации последней в значительной степени будет зависеть характер международных отношений обозримого будущего, поэтому интересы Запада требуют расширения и поддержания сотрудничества с Россией.

Отношения с Россией находятся и в центре внимания другого известного американского политолога - З.Бжезинского. В своей книге «Без контроля. Глобальный беспорядок на пороге ХХI века», опубликованной в 1993 году, он также пытается дать прогноз развития международных отношений после окончания «холодной войны». Однако, в отличие от цивилизационного подхода С. Хантингтона, подход З. Бжезинского основан на традиционных геополитических принципах. По его мнению, распад Советского Союза привел к геополитическому вакууму в сердцевине Евразии, что является главной причиной конфликтности по периметру всего постсоветского геополитического пространства. Вместе с активизацией ислама и объективной неспособностью США обеспечить контроль над ситуацией в регионе Среднего Востока это ведет к появлению огромной зоны нестабильности, которая может охватить часть Юго-Восточной Европы, Средний Восток и район Персидского залива, а также южную часть бывшего Советского Союза. Внутри этой, по словам политолога, «воронки водоворота насилия» имеется множество узлов потенциальных конфликтов, несущих угрозу всему миру. Степень угрозу возрастает, поскольку существует возможность вовлечения в конфликт других стран и особенно Китая (под сомнение ставится соблюдение этой страной режима нераспространения ядерного оружия).

...

Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.