Юмор в немецком языке

Теория дискурса в современной лингвистике, ее категории. Жанрово-стилистический анализ юмора как объекта лингвокультурологического исследования. Стилистические средства репрезентации юмора в немецком языке. Немецкий анекдот в ракурсе языковой игры.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 20.09.2015
Размер файла 89,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ВВЕДЕНИЕ

Изучение дискурса - одна из актуальных проблем в сфере современной лингвистики. В отечественном и российском языкознании проблемой дискурса занимались и занимаются такие ученые - лингвисты, как Н.Д. Арутюнова, В.З. Демьянков, В.И. Карасик, Е.С. Кубрякова, А.А. Кибрик, Ю.С. Степанов, И.Б. Штерн и др.

В современной науке понятие «дискурс» трактуется неоднозначно. Изучению этого сложного и многомерного явления посвящено множество исследований, авторы которых используют это понятие в различных научных системах. Дискурс выступает в роли объекта междисциплинарного изучения таких научных дисциплин как лингвистика, антропология, социология, социолингвистика, философия, культурология, политология, психология, педагогика. юмор лингвистика дискурс стилистический

Лингвистика неразрывно связана со своим главным объектом - языком. В образе дискурса язык предстает перед лингвистом необычайно сложной динамической позицией, что влечет за собой поиск новых методов и подходов, отличных от традиционных, что определяет актуальность предпринятого исследования. В нашей работе мы попытаемся описать дискурс с позиции лингвистики и изучить юмористический дискурс.

Исследование юмористического дискурса представляется нам важным, так как юмор охватывает многие стороны человеческой жизни. С одной стороны, это - явление общечеловеческое, а с другой юмор - явление глубоко социо - и этноспецифическое.

Комическое привлекало внимание учёных с давних пор и до недавнего времени вопрос о сущности комического, так же как и о причинах возникновения комического эффекта, затрагивался в основном в рамках эстетики и стилистики.

Исследования комического и юмора, проливающие свет на особенности юмористического мышления этноса, интенсивно и разнопланово осуществляются в течение длительного времени. И анекдот, обладающий яркой юмористической направленностью, является частью этих разработок. Данный жанр, тяготеющий к крайним экзистенциально-смеховым проявлениям бытия, и до сегодняшнего дня продолжает активно изучаться в контексте различных культур и в свете разных научных направлений.

Исследователями русского анекдота в рамках теории литературных жанров (Е. Курганов) и фольклористики (В. П. Аникин) проанализированы его лингвистические и жанрообразующие основы; разработана семиотическая модель анекдотов в качестве единой концептуальной схемы для их классификации (В. И. Карасик). С позиции современной неолингвистики и жанроведения осуществлено описание особенностей рассказывания анекдота (К. Ф. Седов, Е. Я. Шмелёва и А. Д. Шмелёв) в русской лингвокультуре; рассмотрены и сформулированы его прагмалингвистические механизмы (Э. Лендвай).

Своеобразие языкового юмора в русском анекдоте освещено в наблюдениях за внутренней формой и содержанием игрового текста анекдота (Н. Д. Голев), за своеобразием языкотворчества носителей языка в анекдоте (В. П. Белянин), за типологическими чертами анекдота как уникального явления речевой культуры (В. В. Химик).

Российскими германистами выявлены логико-семантические и лингвокогнитивные механизмы создания юмористического эффекта; осмыслена преднамеренная и случайная эквивокация смыслов, создающая эффект комичности в немецком анекдоте (В. М. Иванов).

На материале немецкого языкового анекдота отечественными лингвистами изучены семантические трансформации в акте коммуникации (Е. А. Ковтунова), лингвистические способы создания комического эффекта в некооперативном речевом общении (С. И. Москалёва) и т. п.

Наблюдения зарубежных учёных за языковым анекдотом носят характер фрагментарных замечаний. Его отличительными особенностями признаются двойное осмысление одного и того же предложения или слова (С. Хохфельд), внезапное и резкое противопоставление связанных посредством одного «коннектирующего терма» «плоскостей-изотопий» (А. Греймас), соотнесение реципиентом второго семантического плана анекдота с планом его нормативно-языкового осмысления (В. Зандерс).

Как видим, немецкий анекдот, занимающий значимое место в немецкой культурной традиции, не являлся до настоящего времени предметом углублённого и комплексного изучения.

В свете изложенного актуальность данного исследования определяется:

1) устойчивым интересом лингвистического сообщества к феномену юмора в целом, а также юмора, создаваемого этносом средствами национального языка;

2) отсутствием единой теории немецкого ЯБА и исчерпывающего знания о своеобразии немецкого юмора, создаваемого средствами языка и отражающего юмористическое мышление немецкого этноса;

3) назревшей необходимостью изучения ЯБА Wortwitz, являющегося специфическим типом юмористического дискурса;

В широко известных трудах немецких исследователей представлены разработки, прежде всего немецкого предметного (ситуативного) бытового анекдота Sachwitz как объекта филологического, психолого-когнитивного, антропологического и т. п. наблюдения. Механизм создания комического эффекта в нем толкуется авторами как сопряжённость некоторого события (ситуации) с двумя ассоциативными плоскостями. Замечания о своеобразии языкового анекдота Wortwitz делаются попутно и лишь сопровождают основное исследование.

4) важностью вскрытия семантического механизма создания юмористического эффекта и установления способов его реализации в немецком анекдоте для дальнейшего исследования лингвистических основ юмора в целом и немецкого юмора в частности;

5) необходимостью создания понятийно-терминологического аппарата для теории немецкого анекдота и привнесения его в практику исследования юмора.

Мною проанализирован ряд немецких анекдотов на бытовую и политическме тематики.

Актуальность работы обусловлена: 1) недостаточной изученностью немецкого юмористического дискурса; 2) значимостью юмора в разных сферах человеческого общения.

Объектом настоящего исследования является дискурс как ключевое понятие в лингвистике.

Предмет исследования - юмористический дискурс и его стилистические особенности.

Цель исследования состоит в выявлении и описании лингвистических особенностей юмористического дискурса.

Достижение данной цели потребовало решения следующих задач:

1) уточнить понятие дискурса на основе обобщения теоретических положений;

2) определить место дискурса в теории наук и определить категории дискурса

1) дифференцировать понятия «комическое», «юмор», «смех» как исходно-базовые понятия исследования;

2) установить конститутивные признаки немецкого анекдота;

3) уточнить типы манифестаций немецких анекдотов с учётом их композиционных характеристик;

4) установить типы бытующих в социуме вариантов анекдотов, построенных с участием одного и того же дуального опорного компонента;

5) сформулировать семантический механизм создания юмористического эффекта в немецком анекдоте;

6) описать типы реализаций семантического механизма создания юмористического эффекта в анекдоте с ложным декодированием опорного компонента;

7) разработать типологию языковой игры, формирующей юмористический эффект в немецком анекдоте с языковой игрой;

8) описать установленные типы языковой игры как реализации семантического механизма создания юмористического эффекта в анекдоте с языковой игрой и специфику юмористического дискурса с чтением немецкого анекдота;

9) выявить и описать стратегии и тактики, реализуемые коллективным автором по отношению в гипотетическому реципиенту в юмористическом дискурсе с чтением немецкого анекдота.

Данные задачи потребовали использование следующих методов исследования: анализ дискурса, лингвистическое наблюдение, описательный метод, классификационный метод, метод обобщения, анализ лингвистической литературы.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что её результаты вносят вклад в развитие теории юмора в целом, а также в теорию юмора, создаваемого средствами национального языка; обогащают теорию речевого варьирования языкового знака, проливая свет на его потенциал, используемый этносом в юмористических целях; расширяют научные представления в области теории языковой игры.

Теоретической базой исследования послужили труды ведущих отечественных и зарубежных лингвистов:

- по теории русского анекдота (Е. Курганов, Э. Лендвай и др.);

- по теории немецкого анекдота Witz (R. Foerst, В. Marfurt, H. Plessner, L. Rцhrich, W. Sanders и др.); по проблемам коммуникативной семантики и речевого функционирования языковых единиц (В. В. Виноградов, И. В. Арнольд, В. Г. Гак, В. Д. Девкин, И. А. Стернин, Ю. С. Маслов и др.); по проблемам языковой игры и манифестации юмора средствами языка (Л. Витгенштейн, Э. М. Береговская, М. А. Кулинич, Б. Ю. Норман, А. А. Щербина и др.);

-по теории дискурса (Н.Д.Арутюнова, Т. А. ван Дейк, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, Дж. Л. Остин, Г.Г. Почепцов и др.).

Практическая значимость работы определяется возможностью использования её результатов в курсах лексикологии и стилистики, в спецкурсах по семантике, прагмалингвистике, теории дискурса, проблемам юмористического дискурса, а также в практике преподавания немецкого языка.

Структура и объем работы определяются поставленными целью и задачами исследования и отражают основные этапы и логику его развития. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

ГЛАВА 1. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ДИСКУРСА

Теория дискурса на сегодняшний день активно развивается в рамках разнообразных исследовательских течений и является одним из ведущих научно-исследовательских направлений в современном языкознании, как в нашей стране, так и за рубежом. В настоящий момент в лингвистике особый интерес уделяется этому понятию. Существует много определений понятия дискурс.

1.1 Теория дискурса в системе наук о языке

В стилистическом энциклопедическом словаре русского языка [65] дискурс трактуется как многозначный термин-понятие, используемый в лингвистических, литературоведческих, философских, психологических, исторических исследованиях.

Как известно, понятие дискурс активно используется в западноевропейской лингвистике с середины 1970-х гг. Первоначальное значение слова дискурс «разумное размышление» (от лат. discursus) со временем трансформировалось в значение «диалог».

По мнению В. И. Карасика, дискурс представляет собой явление промежуточного порядка между речью, общением, языковым поведением, с одной стороны, и фиксируемым текстом, остающимся в «сухом остатке» общения, с другой стороны [31, с.39].

В.И. Карасик полагает, что дискурс - это «текст, погруженный в ситуацию общения», который допускает «множество измерений» и взаимодополняющих подходов в изучении, в том числе прагмалингвистический, психолингвистический, структурно-лингвистический, лингвокультурный, социолингвистический [32, с.5-6].

Н.Д. Арутюнова, в свою очередь, рассматривает дискурс как «связный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами», как «речь, погруженную в жизнь» [6, с.136-137]. Дискурс - это явление, исследуемое в режиме текущего времени, то есть по мере его появления и развития, и при его анализе необходимо учитывать все социальные, культурологические и прагматические факторы. Поэтому термин дискурс, в отличие от термина текст, не применяется к древним и др. текстам, связи которых с живой жизнью не восстанавливаются непосредственно [6, с.136-137].

Однако Е.Ф. Киров предлагает снять последнее ограничение и аргументирует это фактом присутствия прошлого в настоящем и его способностью определять многие события в настоящем и будущем. Е.Ф. Киров считает, что дискурс - это совокупность письменных и устных текстов на том или ином языке в рамках той или иной культуры за всю историю их существования [5, с.29-41]. На основании изложенного выше можно проследить, что позиция Е.Ф. Кирова близка к выводам Н.Д. Арутюновой в том смысле, что дискурс - это совокупность письменных или устных текстов и ситуации их создания и актуализации.

Такие отечественные учёные, как Е.С. Кубрякова и О. В. Александрова предлагают своё определение дискурса. Под дискурсом они понимают когнитивный процесс, связанный с речепроизводством, созданием речевого произведения, а текст видится им как конечный результат процесса речевой деятельности, имеющий определенную законченную (и зафиксированную) форму [34, с.186 - 197].

Карасик В.И. считает, что дискурс - «процесс живого вербализуемого общения» с элементами спонтанности, завершенности и понятности для других людей, то есть это речь, вписанная в коммуникативную ситуацию [7].

Несомненно, что анализ дискурса осуществляется с различных позиций, но всех исследователей дискурса объединяют следующие основные посылки:

1) статическая модель языка слишком проста и не соответствует его природе; 2) динамическая модель языка должна основываться на коммуникации (совместной деятельности людей, которые пытаются выразить чувства, обменяться опытом); 3) общение происходит в коммуникативных ситуациях, которые рассматриваются в культурном контексте; 4) главная роль в коммуникативной ситуации принадлежит людям; 5) коммуникация включает докоммуникативную, посткоммуникативную стадии; 6) текст как продукт коммуникации имеет несколько измерений, главными из которых являются порождение и интерпретация текста [29].

М. Ю. Олешков [47] в своём труде утверждает, что одним из «родоначальников» текстовой интерпретации дискурса в междисциплинарном смысле может считаться Ролан Барт, показавший тесную связь власти и дискурса: «Преподавание, простое говорение с кафедры, свободное от давления каких-либо институтов, вовсе не является деятельностью, по статусу своему чуждой всякой власти: власть таится и здесь, она гнездится в любом дискурсе, даже если он рождается в сфере безвластия ... Я называю дискурсом власти любой дискурс, рождающий чувство виновности во всех, на кого этот дискурс направлен».

Объектом, в котором от начала времен гнездится власть, является сама языковая деятельность, или, точнее, ее обязательное выражение - язык». Р. Барт анализирует конфликты в современном обществе с точки зрения «языкового» подхода. Применение дискурса в обществе он связывает с распределением власти, с ее государственными, социальными, идеологическими механизмами. Таким образом, Р. Барт соединил лингвистические категории с политическими и социальными процессами.

Нельзя не согласиться с тем, что большой вклад в становление диалогической традиции понимания дискурса внес французский лингвист Эмиль Бенвенист. В его работах различается план истории (повествование) и план речи (дискурса). Под планом речи Э. Бенвенист понимает любое высказывание, имеющее адресата: «Речь следует понимать в самом широком смысле, как всякое высказывание, предполагающее говорящего и слушающего, и намерение первого определенным образом влиять на второго». Различие между планом истории и планом речи Э. Бенвенист видит в различии употребления временных форм глагола. Исследования Э. Бенвениста показали глубокую связь между лексикой и той реальностью, в которой она сформировалась.

Остановимся на употреблении термина «дискурс» в контексте традиционных понятий стиля (стиль Достоевского) и индивидуального языка (язык Пушкина). В последние годы он стал популярным в публицистике и берёт своё начало у французских структуралистов и постструктуралистов, и прежде всего М.Фуко [62]; позднее данное понимание было отчасти модифицировано М.Пеше. Понимаемый таким образом термин «дискурс» описывает способ говорения и обязательно имеет определение - какой или чей дискурс [62].

Стоит сказать, что лингвистические исследования дискурса за последние годы отреагировали на философское и социопрагматическое «многоголосие» современных теорий. К примеру, Г. Вайс и Р. Водак [15] отмечают, что для развития интегративного социолингвистического моделирования дискурса важно брать во внимание характеристики социальных институтов, действий, а также структур. В развитие теории критического анализа дискурса весомый вклад внесли исследования различных ситуаций неравенства (гендерных и расовых отношений), закреплённых в обиходном общении, в языке СМИ, политическом дискурсе.

М. Л. Макаров приводит наиболее распространенные толкования понятий текст и дискурс в зарубежной и отечественной лингвистике. Основываясь на классификации, Деборы Шифрин, он выделяет три возможных подхода к дискурсу [42, с.68-72]:

1) дискурс - «язык выше уровня предложения или словосочетания».

2) дискурс - функциональное определение как всякого «употребления языка».

3) «дискурс как высказывание».

Исходя из изложенного выше, мы приходим к выводу, что понятие дискурса, возникновение которого связано с выходом лингвистических исследований в область сверхфразового синтаксиса, означает, прежде всего, комплексную единицу, состоящую из последовательности предложений, объединенных логическим, смысловым типом связности. Иначе говоря, дискурс - это языковая единица высшего уровня, обладающая структурной, функциональной спецификой, это «новая черта в облике языка, каким он предстал перед нами к концу XX века» [56, с.71].

Вслед за отечественными учёными-лингвистами, Е.С. Кубряковой и О.В. Александровой под дискурсом мы будем понимать в нашем исследовании когнитивный процесс, связанный с речепроизводством, созданием речевого произведения, где текст является конечным результатом процесса речевой деятельности, имеющий определенную законченную (и зафиксированную) форму.

Исходя из сказанного выше, дискурс может быть устным или письменным. Промежуточным звеном является когнитивный процесс, т.е. вербальное выражение мыслей и чувств, назначением которого является определение скрытых явлений, имеющих отношение к внешнему или внутреннему миру человека.

1.2 Категории дискурса

Дискурс как лингвистическая категория определяет особую исследовательскую стратегию, предполагающую макросемантический и глубинно-семантический анализ текста, направленную на выявление эпистемических предпосылок и условий порождения высказываний / текстов, обусловивших определенные в данной коммуникативно-прагматической и социально-исторической ситуации формы, структуры, языковые единицы [66].

Ю. Е. Прохоров [52, с. 6-12] Рассматривает несколько обзоров понимания дискурса. Ссылаясь на М. Л. Макарова [42, с. 68-72], он показывает дискурс с точки зрения формализма и функционализма. Спор о формализме и функционализме имеет две стороны: во_первых, сталкиваются два трудносовместимых взгляда на лингвистические исследования, во_ вторых, возникли различные точки зрения на природу самого языка.

На основании различных концепций прагмалингвистики и социолингвистики (Р. Белл, В.Г. Гак, Дж. Сёрль, Л.П. Крысин, Д. Хаймс) выделяют следующие категории дискурса:

· участники общения (статусно-ролевые и ситуативно-коммуникативные характеристики);

· организация общения (мотивы, цели и стратегии, развертывание и членение, контроль общения и вариативность коммуникативных средств);

· условия общения (сфера общения, хронотоп, коммуникативная среда);

· способы общения (канал связи и режим, тональность, стиль и жанр общения).

Взяв во внимание внешне - и внутритекстовые характеристики речи, В. И. Карасик [29] предлагает более разветвленную классификацию категорий дискурса:

1) конститутивные, позволяющие отличить текст от нетекста; 2) жанрово-стилистические, характеризующие тексты в плане их соответствия функциональным разновидностям речи; 3) содержательные, раскрывающие смысл текста (адресативность, образ автора, информативность); 4) формально-структурные, характеризующие способ организации текста.

Конститутивные категории дискурса содержат относительную оформленность - наличие сигнала со стороны говорящего и готовность воспринять этот сигнал со стороны слушающего. Здесь следует отметить, что человек пытается найти разумное объяснение отсутствию сигнала в общении: например, получив письмо в виде чистого листа бумаги, я подумаю, что, скорее всего мой корреспондент по рассеянности вложил в конверт этот белый лист.

Нарушение текстовой оформленности может иметь место в случае намеренного внешнего кодирования текста (переключение на другой язык, арго, технолект). Сюда же относится проблема фатического общения, целью которого является установление, поддержание и завершение контакта. Фатическая оформленность дискурса - категория многомерная, лишь частично относящаяся к его конститутивным характеристикам. Выделение жанров фатического общения В.В.Дементьев [22] свидетельствует о высокой информативной насыщенности этого типа дискурса.

Относительная смысловая завершенность позволяет выделить текст в некотором сверхтексте. Этот признак связан со стилистическим и тематическим единством текста, с одной стороны, и формальной завершенностью, с другой.

Жанрово-стилистические категории дискурса позволяют адресату отнести тот или иной текст к определенной сфере общения на основании сложившихся представлений о нормах и правилах общения. Основным моментом для обсуждения сущности этих категорий является тип коммуникативной ситуации.

С позиций отношений между участниками коммуникации наиболее главным критерием является, по мнению В.И. Карасика, дистанция, противопоставление личностно-ориентированного и статусно-ориентированного общения. В таком случае коммуниканты реализуются в узком наборе ролевых характеристик, являясь представителями определенных групп людей (начальник и подчиненный, клиент, пациент, пассажир, ученик). Нельзя не отметить, что к числу жанрово-стилистических категорий дискурса относится, по мнению В.И. Карасика [32, с.5-20] категория развернутости и свернутости текста (амплификация / компрессия). Участники общения владеют обобщенными сценариями речевых жанров и могут разворачивать диалог в пределах того или иного жанра в соответствии с обстоятельствами общения. Надо сказать, что чем короче коммуникативная дистанция, тем меньше вспомогательных компонентов используется. Одним из исследователей теории речевых жанров является отечественный учёный М.М. Бахтин. Он рассматривает речевые жанры в качестве типов высказываний, определяемых «спецификой данной сферы общения». Объект изучения жанра, по мнению учёного, не имеет строгих очертаний, не ограничен высказыванием, но имеет выход в коммуникацию, в социальное речевое взаимодействие говорящих. Главный признак речевого жанра - диалогичность [8, с.159-206].

Содержательные категории дискурса являются предметом оживленной дискуссии в лингвистической литературе (И.Р.Гальперин; Н.Н.Трошина; Л.А.Черняховская; М.Л.Макаров; Н.Л.Мышкина). Основные линии в понимании категорий дискурса (и текста) состоят в том, что отправной точкой в создании этих категорий может выступать текст, либо текст в ситуации общения.

В первом случае базовой категорией признается информативность текста по И.Р.Гальперину [17]: содержательно-фактуальная, содержательно-концептуальная и содержательно-подтекстовая информация. В ракурсе этого же подхода в качестве основной категории текста может рассматриваться его смысловая целостность. Во втором случае важнейшей текстовой категорией признается адресованность, фактор адресата. Эта позиция четко выражена М.Л.Макаровым [43], который противопоставляет в тексте основную пропозицию (тему текста) и основную иллокуцию (идею, смысл текста). Следует отметить, что содержательные категории текста во многих работах исследователей явно или неявно сориентированы на художественный текст как текстовый прототип. О.Розеншток-Хюсси [54, с.76] неспроста устанавливает терминологическую пирамиду: диалог как обращение к слушателям, монолог как мышление вслух и плеолог как обращенность к читателям, как речь, которая адресована более чем одной аудитории, чтобы будущее удержало это в вечном пользовании, плеолог - прототип литературы.

К числу содержательных категорий дискурса относится интерпретируемость текста. Эта категория является, по мнению В.И. Карасика, уточнением адресованности текста и проявляется в более частных категориях точности, ясности, глубины и экспликативности/импликативности текста. Особенность названных категорий дискурса заключается в том, что они значительно меняют свои сущностные характеристики в зависимости от формата текста.

Формально-структурные категории дискурса подробно изучены в трудах И.Р. Гальперина [17], Н.Н. Трошиной [60]. Данные категории позволяют установить содержательные характеристики текста.

Формальная связность текста (когезия) соотносится с содержательной связностью (когерентностью), выступающей в роли уточнения категорий информативности и целостности текста. Важно подчеркнуть, что категории дискурса представляют собой аспекты изучения весьма сложного явления, определенный угол зрения, под которым можно рассматривать текст в ситуации.

Это позволяет сделать вывод о том, что категории дискурса, которые предлагает В.И. Карасик [32, с.5-20] весьма своеобразны, но в то же время связаны между собой. Категории дискурса выделяются и обосновываются с позиций коммуникативного языкознания с учетом достижений как структурно-функциональной, так и культурологической лингвистики. Именно поэтому классификация В. И. Карасика для нас более приемлема.

В лингвистических трудах понятие «дискурс» довольно часто сопоставляется с понятием «диалог».

Хотелось бы также подчеркнуть, что главными отличиями дискурса от текста являются идея развития и обусловленность экстралингвистическими факторами, а от речи - четкая социальная направленность.

Важно отметить, что в современной социолингвистике исследуются такие типы дискурса, как: политический, информационный, научный, религиозный, педагогический. К прагмалингвистическому типу дискурса В.И. Карасик относит юмористический дискурс, который представляет собой «текст, погруженный в ситуацию смехового общения» (Карасик 2004, 304), и ритуальный дискурс. Мы же подробно рассмотрим юмористический дискурс, а также его языковые особенности в немецкоязычной культуре в следующей главе.

В связи с различными взглядами лингвистов, приходим к выводу, что появление теории дискурса наметило качественный прыжок в развитии науки о языке и предложило сложнейшую задачу лингвистического описания дискурса.

1. Следуя традиционным концепциям, мы придерживаемся двух основных положений: дискурс - единица речи, характеризуемая через текст - единицу языка; дискурс обусловлен экстралингвистическими факторами.

2. Вслед за У. Маасом мы понимаем под дискурсом актуализованную в речевом контексте совокупность текстов, объединенных общей ситуативной темой (архитемой) и обусловленных экстралингвистическими факторами, включающими конкретные условия протекания коммуникации (время и место), характеристики канала общения, социальные характеристики коммуникантов, невербальные средства общения и т.п.

3. Так как дискурс представляет собой совокупность текстов, мы можем говорить об особенностях дискурса не только на уровне семантики (Чернявская 2002), но и на других уровнях языковой системы - фонетическом, морфологическом, лексическом, синтаксическом и др.

4. В наибольшей степени подвержены такому влиянию лексика и фразеология.

Формируясь под влиянием определенных экстралингвистических факторов, структура дискурса адаптируется к тем или иным коммуникативным задачам и ситуациям, возникающим в процессе коммуникации.

5. Можно наблюдать определенную градацию приоритетов языковых элементов, например, в педагогическом и газетном дискурсе, и речь здесь идет о различиях не только в семантике, но и в употреблении определенной лексики, в использовании тех или иных синтаксических конструкций, в передаче эмоций различными средствами и т.д. Изменение приоритетности категорий дискурса ведет к изменению речевой ситуации и, следовательно, к варьированию языковых средств, используемых говорящими, и их коммуникативному поведению в целом.

ГЛАВА 2. ЖАНРОВО - СТИЛИСТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ ЮМОРИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

2.1 Юмор как объект лингвокультурологического исследования

Так как предмет нашего исследования - специфика немецкоязычного юмористического дискурса, то считаем необходимым рассмотреть явление юмористического дискурса вообще, и немецкоязычного в частности, а также сопоставить с русскоязычным юмористическим дискурсом.

Многие учёные - лингвисты изучали юмористический дискурс, но единой трактовки его природы не существует до сих пор. С нашей позиции считаем важным изучить разные точки зрения на явление юмористического дискурса. По мнению В.И. Карасика «юмористический дискурс представляет собой текст, погруженный в ситуацию смехового общения» [29, с. 252].

Так как в нашей работе мы рассматриваем особенности немецкоязычного дискурса, то необходимо упомянуть об отличиях немецкого юмористического дискурса от русского. Это отличие состоит в том, что немецкоязычный юмористический дискурс всегда конкретен и ситуативен. Это означает, что немцы четко выделяют ситуации, когда можно и нельзя шутить. Кроме того, они не допускают самоиронии и не упускают случая посмеяться над другими [11, с.5-6]. Основными чертами рекомендуемого общения с немцами с применением юмористического дискурса является лаконичность, прагматичность, простота, ситуативность, жизнеутверждающий оптимизм, отсутствие самоиронии.

На наш взгляд, немецкий юмористический дискурс отличается от русского восприятием мира русскоговорящих и говорящих на немецком языке, что вполне оправдано. Это объясняется тем, что у каждого народа свой язык, культура, мышление, юмор. Юмористический дискурс является частью нашей социальности с индивидуальными особенностями, которые сильно отличаются.

На этом основании можно констатировать следующее: чтобы понимать шутки иностранцев, в нашем случае немцев, нужно не только владеть языком, на котором они шутят, но и знать реалии их жизни, особенности менталитета и систему ценностей - как духовных, так и материальных.

Изучив понятие юмористического дискурса, представляется необходимым рассмотреть такое явление, как речевой жанр, которое входит в понятие дискурса.

При восприятии любого типа дискурса огромное значение имеет жанровое ожидание, которое настраивает слушающего на ту или иную типическую коммуникативную ситуацию.

Формально-языковая целостность и узнаваемость речевого жанра участниками общения формируются сложным, комплексным взаимодействием различных языковых, речевых и коммуникативных единиц.

Система жанров закрепляет систему ценностей данного социума: с одной стороны, за каждым жанром стоит своя система ценностей, определяющая его цели и назначение, а с другой стороны, сами жанры представляют собой ценность для коммуникации в целом.

Нельзя не согласиться с тем, что понятие речевого жанра целесообразно связывать не с речевыми действиями, а с текстами, которым свойственна тематическая или логико-прагматическая завершенность.

При типологизации речевых культур большое значение имеет изучение жанров, которые поддерживаются в одной культуре и не поддерживаются в другой.

Говоря о речевых жанрах, следует обратить внимание на их классификацию.

Первичные жанры связаны с «непосредственным речевым общением», они относятся к «бытовой жизни».

«Вторичные (сложные) речевые жанры романы, драмы, научные исследования всякого рода, большие публицистические жанры и т. п. возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного)» [8, с.159-206].

Отсюда можно сделать вывод, что жанры классифицируют по-разному.

Возвращаясь к юмористическому дискурсу, отметим, что он может быть частью разных типов дискурса. В настоящее время выделяют различные литературные формы юмористического дискурса, такие как анекдот, шутка, монолог, диалог, рассказ, каламбур, к месту сказанный афоризм. Помимо текстовой формы, юмористический дискурс может быть также представлен в графической (карикатура, рисунок, фото).

В нашей работе мы остановимся на речевом жанре анекдота и рассмотрим его более детально.

Высокая продуктивность и фольклорный характер бытования позволяют изучать анекдот как активно функционирующий в социокультурном пространстве речевой жанр, отражающий специфику восприятия массовым сознанием наиболее актуальных событий общественной жизни.

Анекдот как явление современной культуры привлекает к себе все большее внимание, прежде всего потому, что это, по общему мнению исследователей, чуть ли не последний живой жанр фольклора, который количественно и художественно богат[26].

Этот жанр относится к обиходно-разговорному стилю и базируется на фольклоре, а также принадлежит к числу устных видов словесности [30, с.144-153].

По своей структуре анекдоты могут подразделяться на монологические и диалогические.

Предполагается, что объем текста анекдота обязательно превышает одно высказывание [63, с.198]. Но существуют и анекдоты, которые состоят всего из одной строчки:

Колобок повесился. Негр загорает. Буратино утонул.

Такие черты анекдота, как краткость, сжатость являются обязательными. [48, с. 6]. М.С. Петренко называет это явление «принципом редукции», которому подчинена вся структура анекдота. Это значит, что из текста удаляются нерелевантные детали [48, с.15]. Это же свойство отмечает М.А. Кулинич [37, с.200].

В тексте анекдота М.С. Петренко, а также другие исследователи, выделяют три части. По их мнению, трехчастная структура анекдота включает в себя интродукцию (завязку, начало), т.е рассказ о каком-либо событии или происшествии, диалог персонажей, кульминацию и развязку (конец). Типичное начало анекдота -- предложение, начинающееся глаголом в настоящем времени, за которым следует подлежащее, а затем -- все второстепенные члены предложения (Приходит муж домой…; Сидит негр в киевском метро…). Развязка анекдота всегда должна быть краткой, неожиданной, часто парадоксальной, что обычно и делает анекдот смешным.

Каждая из частей обладает своими функциями: 1)«начало», или «экспозиция» - «задает локальные и темпоральные координаты представляемой ситуации». 2) «середина», или «развертывание действия с неясным его завершением»-«создает некоторые интерпретационные опоры для прогнозирования слушающим возможного варианта развития и исхода сюжета». 3) «концовка», или «неожиданная развязка» - «ориентирована на разрушение прогнозируемых событий и возникновение ситуации когнитивной неоднозначности, которая способствует возникновению смеха»[48, с. 16].

Отношение между составными частями анекдота описывается исследователями как «закон пуанты».

Его действие заключается в присутствии характерной «нацеленности» на завершающую часть, которая резко противопоставлена всей предшествующей части текста в смысловом отношении и является ключевой для организации и функционирования всего текста анекдота [39, с. 30-31].

Специфическое построение анекдота, его исключительный динамизм во многом определяет закон пуанты.

Говоря об анекдоте, как о речевом жанре, необходимо раскрыть его специфические признаки. К основным таким признакам относят: стереотипность модели построения и содержания анекдотов, т.е. наличие распространенных сюжетов, возникновение аналогичных сюжетных схем в разных ситуациях, например: [61]

Ein Reporter interviewt den Unternehmer. „Wie viele Leute arbeiten in Ihrer Firma?" „Mit mir zwanzig", lautet die Angabe. „Also ohne Sie neunzehn". Der Chef widerspricht: „Nein. Ohne mich arbeitet hier gar keiner".

В санатории.

Сколько вас здесь работает?

С главврачом тридцать.

А без него?

Без него никто не работает.

- воспроизводимость (репродуктивность): рассказываемый анекдот не порождается заново, а репродуцируется, передается от одного рассказчика к другому. «В речевом жанре рассказывания анекдота он[текст] не порождается заново, а воспроизводится» [67,с. 21];

- вариативность: анекдоты репродуцируются в различных вариантах- расширяясь и сокращаясь, меняя состав персонажей;

- анонимность (принципиальное отсутствие авторства);

- изобразительность при рассказывании анекдотов: рассказывание анекдотов - это не простое повествование, а мини-представление, в котором рассказчик использует весь арсенал невербальных средств (рассказывание «в лицах», использование паралингвистических средств);

- интертекстуальность: включенность в другие тексты общего или специального назначения, в составе которых анекдот как интертекст может выполнять комплекс самых разных функций, сопровождающих комический эффект: рекреационных, игровых, сатирических, морализаторских.

- ситуативность и уместность анекдота, которые заключаются в знании говорящим того, кому и какой анекдот можно рассказать. Поэтому категория уместности является одной из доминантных категорий речевого жанра анекдота в плане его функционировании [67, с. 86].

Исходя из указанных признаков, анекдот предстает как динамичный изменчивый фольклорный текст, предполагающий активную творческую позицию со стороны рассказчика (в плане модификации и самого текста анекдота, манеры его репрезентации) [1, с.90-93].

Еще одной характерной чертой анекдота, имеющей непосредственное отношение к составу персонажей, является его «устойчивая тяга к сериальности» [39, с. 56].

Анекдоты существуют не в виде сплошной массы, а «циклами», или «сериями», группирующимися, как правило, вокруг определенного персонажа (реже - на основе фразы).

Сериальность связана с разомкнутостью, с неспособностью находиться в изоляции - отсюда тяга к постоянным сцеплениям и переплетениям. Устойчивая тяга к сериальности - внутреннее свойство анекдота. Внешнее воплощение возможно, но совсем не обязательно. Этот механизм описывает Е.Курганов: «Но все это, конечно, касается устного варианта функционирования цикла, предполагающего наличие своей аудитории - хранительницы целого набора кодов, механизмов памяти ряда анекдотических эпосов» [39, с. 56].

Именно поэтому анекдот является явлением массовой культуры. Появляясь в другой культурной среде, анекдот и звучит по-другому, отвечая на те эмоционально-эстетические сигналы, которые излучает новая среда.

Также анекдот может обладать своевременностью (отражать историю в ее характерных моментах).

Следует упомянуть о такой черте, как виртуальность описываемой в анекдоте ситуации, т. е. ее одновременную невероятность и реалистичность. «Анекдот невероятен, но он претендует на статус невероятного и одновременно реального события,реального психологически»[38, с.182].

Кроме того, присущая комическому пародийность («Комедия есть подражание действию смешному и неудачному…» [55,с. 14]) обусловливает такое свойство анекдота, как контекстуальность (уместность): «рассказ анекдота порождается определенной жизненной ситуацией, он должен быть рассказан «к месту», «по аналогии» с обсуждаемой жизненной ситуацией» [28, с. 6].

Следующей характеристикой анекдота, связанной с его отношением к категории комического, можно назвать его социальность.

Теоретики комического неоднократно утверждали возможность существования только в социальной среде, только в связи с человеком [51, с.21-24]. Поэтому социальность - неотъемлемое свойство любого комического жанра.

«Анекдот находится где-то между монологом и диалогом, полностью не принадлежа ни к первому,ни ко второму» [39,с. 29].

О.М. Месропова называет диалогичность в качестве категориального признака при разграничении терминов «анекдот» и «шутка»: понятия «шутка» и «анекдот» разграничиваются: под анекдотом понимается малоформатный комический диалогический текст, а шутка определяется как малоформатный комический монологический текст [44, с. 166].

Таким образом, нам удалось выделить ряд сущностных характеристик анекдота как особого типа текста. Часть из них (такие как анонимность, преимущество устной формы, воспроизводимость, вариативность, стереотипность персонажей, сериальность) обусловлены его отнесенностью к фольклорным жанрам.

От прочих фольклорных жанров анекдот отличают характеристики, связанные с его принадлежностью к сфере комического, - это его уместность, социальность и виртуальность описываемой в анекдоте ситуации.

Характерными структурными особенностями, позволяющими выделить анекдот среди других типов комического текста, являются его сжатость, жесткая заданность структуры, нарративность (повествование) и, одновременно, драматичность, обязательное наличие диалога и в то же время фактическая монологичность.

Следовательно, любой немецкоязычный комический текст, обнаруживающий соответствие перечисленным признакам, независимо от того, каким словом он обозначается в немецком языке, может быть назван в русскоязычном исследовании анекдотом.

В своей работе «Лингвистика и поэтика» Роман Якобсон представил речевую коммуникацию в виде факторов, каждому из которых соответствует особая функция языка [70, с. 198]

В соответствии с его моделью функционального анализа коммуникативного акта анекдот обладает следующими функциями:

·экспрессивная функция -- адресант выражает себя посредством анекдота, тем самым используя его как средство для проявления своего «Я»;

·конотативная функция -- рассказ анекдот всегда театрализован;

·когнитивная функция -- ориентация на контекст, наличие отсылки на объект, о котором идет речь в сообщении;

·стереотипная (поэтическая) функция -- использование стереотипных характеристик, стереотипных портретных данных персонажей анекдота;

·фатическая функция -- использование анекдота для установления контакта, поддержания общения;

·общекоммуникативная (метаязыковая) функция -- ввод текста анекдота.

Анекдот подключается к текстам, относящимся к областям и разговорного, и письменного творчества, чтобы в парадоксально заостренной форме обнажить, раскрыть явление, особенность нравов, черту реальной личности или целого типа. Это и есть доминантная эстетическая функция анекдота.

Ведущий содержательный мотив анекдота - пародия, в этом его основная жанровая функция: пародирование официальной культуры во всех ее проявлениях, в том числе и языковой. [35, с. 21-24]

Анекдот обладает своими специфическими функциями. М. В. Воробьева выделяет две группы функций анекдота: 1) группу социальных функций: критическая, развлекательная (заключается в создании комичной ситуации, т.е. ситуации, предназначенной для веселья), интегративная и коммуникативная и 2) группу психологических функций: гармонизирующая, компенсаторная и психотерапевтическая [16, с. 13]. Из этих функций основополагающими признаны критическая (высмеять негативные черты (власти, поведения человека)), развлекательная (рассмешить слушающего) и коммуникативная (поддержание живой связи с аудиторией) [64, с.206-207].

Все немецкие анекдоты можно подразделить:

1. По лицам-героям анекдотов: про Гельмута Коля, Фиделя Кастро.

Z.B. Kohl kommt zu Gott und fragt:

«Herr, wann wird mein Volk glьcklich sein?»

«In 20 Jahren.»

Da geht Kohl weg und weint. Clinton kommt zu Gott und fragt:

«Herr, wann wird mein Volk glьcklich sein?» «In 50 Jahren».

Da geht Clinton weg und weint. Jelzin kommt zu Gott und fragt:

«Herr, wann wird mein Volk glьcklich sein?»

Da geht Gott weg und weint.

2. По жизненным и профессиональным сферам: про учителя, про врача, про официанта, семейные отношения, отношения между учителем и учеником, общение с соседями.

Z.B. Klдuschen brьllt:

«Ich gehe nicht mehr in die Schule. Immer, wenn der Lehrer etwas nicht weiЯ, fragt er mich».

3. Анекдоты о представителях разных национальностей.

Z.B. Ein Italiener, ein Цsterreicher und ein Deutscher rauben einen Bank aus. Am Ende teilt dann der Deutsche das Geld auf:

«So, 1000 Mark fьr mich, 1000 Schilling fьr dich, und 1000 Lire fьr dich!»

So geht es weiter, bis das Geld alle ist.

Meint der Italiener zum Цsterreicher:

«Eins muss man den Deutschen ja lassen -- korrekt sind sie ja.

4. Персонифицированные анекдоты.

Z.B. Der Feldhase hoppelt an einem Fuchsbau vorbei. Davor sitzt ein kleiner Fuchs.

Sagt der Hase:

- Na, Klener, ist deine Mutter zu Hause?

- Nein.

- Dein Vater?

- Nein.

- Brьdechen und Schwesterchen?

- Nein.

- Ьberhaupt keine Verwandten?

- Keine.

- Na, dann kriegst du jetzt aber was in die Fresse!

По способу представления информации можно выделить следующие типы немецких анекдотов:

1. Анекдот-диалог (таких большинство).

Z.B. - Entschuldigen Sie bitte, kцnnen sie mir sagen, wie ich am schnellsten ins Krankenhaus komme?

- Ganz einfach. Sie brauchen nur bei Rot ьber die StraЯe zu laufen!

2. Анекдот-полилог.

Z.B. Enkelin zur Oma: „Krieg ich ein bisschen Knete von dir, Oma?». Oma holt eine Schachtel mit Kneten: „Aber nicht auf dem Teppich festtreten!» Enkel: „Oma, verstehst du denn nicht? Sie meint doch Kohle (Geld)!»

3. Анекдот-загадка.

Z.B. Wie oft lacht ein Bayer ьber einen Ostfriesenwitz?

Dreimal. Das erste Mal, wenn der Witz erzдhlt wird. Das zweite Mal, wenn der Witz erklдrt wird und, das dritte Mal, wenn er den Witz verstanden hat.

4. Анекдот-афоризм.

Z.B. Milton, als man ihn tadelte, weil er seine Tochter keine Fremdsprache lernen lassen wollte: „Eine Sprache ist mehr als genug fьr Weiberzungen!»

Поскольку анекдот представляет собой короткий текст, по признаку композиционно-речевой формы выделяют три базовых в коммуникативном плане типа коротких анекдотических текстов: повествование, описание, рассуждение.

Анекдот-повествование (анекдот-нарратив) представляет собой рассказ о некотором происшествии, его главной характеристикой является сценарность, т. е. последовательность событий, при этом последнее из событий оказывается неожиданным и поэтому смешным. Особенность анекдота как нарратива состоит в том, что обычно в нем используется настоящее время, даже если речь идет о последовательности событий в прошлом:

Eine цsterreichische Baufirma hatte einen neuen Handlanger eingestellt. An seinem ersten Arbeitstag sah der Chef wie er einen Nagel aus der Schachtel nahm, den Nagel betrachtete und ihn dann fortwarf. Er nahm den nдchsten Nagel aus der Schachtel und schlug ihn ein. Die nдchsten beiden warf er fort, dann schlug er drei Nдgel ein, usw. Der Chef sah eine Weile zu, und dann sagte er: "Franzl! Was machst Du? Das sind alles neue Nдgel. Warum wirfst Du die Hдlfte davon weg? " Franzl antwortete: "Ich weiЯ, dass dies neue Nдgel sind. Aber einige davon zeigen in die falsche Richtung. " Da wurde der Chef zornig und rief: "Du Idiot! Die sind doch fьr die andere Seite des Hauses! "

(Австрийская строительная компания наняла нового рабочего. В первый рабочий день начальник увидел, как он взял гвоздь из коробки, посмотрел на него, а затем выбросил его. Он взял следующий гвоздь из коробки и забил его. Следующие два гвоздя он снова выбросил, а потом три гвоздя забил и т. д. Шеф смотрел на это некоторое время, а потом сказал: «Францль! Что ты делаешь? Все эти гвозди новые. Почему ты половину их выбрасываешь?» Францль ответил: «Я знаю, что это новые гвозди, но некоторые из них повернуты не в ту сторону» Тут шеф рассердился и закричал: «Ты идиот! Они для другой стороны дома!»

Анекдоты-рассуждения -- это аргументативные высказывания, часто в диалогической форме, раскрывающие в смешном виде причинно-следственную связь между явлениями.

Анекдоты-описания представляют собой различные виды смешных сопоставлений и классификаций:

Du hast einen schlechten Tag, wenn...

1. Deine Katze lehnt das neue Katzenklo, dass Du fьr sie gekauft hast ab, und verwendet stattdessen die Schreibtischlade.

У тебя плохой день, когда ...

1. Твоя кошка отвергает новый кошачий туалет, который ты для неё купил, а вместо этого предпочитает все же ящик стола.

Анекдот -- это живой, активно функционирующий в наше время жанр народного творчества. Изучение немецкого анекдота помогает грамотно распознавать и преодолевать этнокультурные конфликты, препятствующие успешному развитию культурного диалога между народами.

2.2 Стилистические средства репрезентации юмора в немецком языке (на материале анекдотов)

Стилистические средства репрезентации юмора в немецком языке являются одним из важнейших элементов нашего исследования. Мы постарались для начала понять, что же такое национальный язык и что, конкретно он отражает? В чем заключается его специфика? Вот какие научные изыскания, нам удалось найти, и к каким выводам придти, весь проведенный нами анализ вы сможете прочесть ниже. Давайте вместе изучать и разбираться.

Язык комичен не сам по себе, а потому что он отражает некоторые черты духовной жизни говорящего, его мышления. Язык богатейший арсенал средств комизма и осмеяния. К ним относятся каламбуры, парадоксы и всяческие связанные с ними остроты.

Юмор характеризуется, как правило, двуплановостью, двусмысленностью, столкновением несопоставимого, то есть ошибочностью, аномалией. [20, с.5]

Немецкие лингвисты выделяют языковую игру, двусмысленность и стилистические парадоксы как основные средства создания юмористического эффекта.

Давайте подробно рассмотрим каждое из этих явлений.

Каламбур (франц. calembour), вид языковой игры, основанный на объединении в одном тексте либо разных значений одного слова, либо разных слов (словосочетаний), тождественных или сходных по звучанию.

Каламбур, основанный на многозначности слова, создает юмористический эффект, так как придает высказыванию неоднозначность.

Под каламбуром подразумеваются такие явления, как многозначность, наличие у языкового знака двух или более значений, и омонимия, звуковое и графическое совпадение различных языковых единиц, значения которых не связаны друг с другом.

Поскольку в языках, обладающих письменностью, означающее имеет устную (звуковую) и письменную (графическую) формы, помимо омонимии, выделяются еще омофония - звуковое совпадение при различии написания языковых единиц и омография - графическое совпадение при различии произношения языковых единиц.

Далее мы приведем несколько примеров немецкой лингвокультуры.

Zwei kleine Buben kommen zum Arzt:

„Na, was fehlt euch denn?“ fragt der Arzt

„Ich habe eine Kugel verschluckt!“ sagt der eine weinend.

„Und was fehlt dir?“

„Die Kugel“, schluchzt der andere. [19]

Комический эффект данного анекдота создается многозначностью

глагола“fehlen”, который имеет значения «болеть», «отсутствовать», «не хватать».

Рассмотрим еще один пример многозначности на службе создания комического

эффекта.

Peter sagt: “Klaus, wie stehst es in der Schule?“

Klaus: „Ich stehe nicht in der Schule, ich sitze.“ [40]

В данном случае вопрос “wie stehst es in der Schule?“ переводится

«как ты учишься?». Комический эффект возникает здесь за счет того, что один из коммуникантов дословно воспринимает этот вопрос, так как основное значение слова “stehen“ стоять.

Der Lehrer fragt den Schu:ler Georg: “Wieviel Tage hat die Woche? Wie

heissen sie?“

Georg antwortet: „Die Woche hat sieben Tage, und ich heisse Georg!“ [19]

Как известно, в немецком языке совпадают по звучанию формы личных местоимений «Вы», «они» - “sie”, “Sie”. Именно на этом совпадении и строится юмор данного анекдота.

“Aber, Wolfgang, gehst du denn nicht zur Schule? Es ist schon neun Uhr.“

„Heute ist keine Schule, Mutti. Der Lehrer hat gesagt: 'Genug fu:r heute,

morgen fahre ich fort!'“ [19]

В этом анекдоте глагол “fortfahren” имеет два значения: 1. уезжать, 2.

...

Подобные документы

  • Понятие сравнения как языковой структуры в лингвистике. Средства его выражения в современном немецком языке. Структурно-семантические особенности сравнительных конструкций со значением приблизительности. Особенности их употребления в художественном тексте

    курсовая работа [62,6 K], добавлен 29.04.2011

  • Заимствование как один из видов обогащения словарного запаса. Заимствования в немецком языке и их количество, причины и пути проникновения англицизмов, сферы распространения. Морфологическая трансформация на примере имен существительных в немецком языке.

    курсовая работа [86,6 K], добавлен 26.06.2012

  • Специфика словообразования в немецком языке. Понятие перевода. Классификация словообразования в немецком языке путем сложения. Немецко-русский перевод литературных произведений. Абсолютная морфотемная структура русских и немецких имен существительных.

    дипломная работа [54,6 K], добавлен 27.12.2016

  • Анализ функционирования семантической категории пола и способов его выражения в немецком языке. Изучение научной литературы по проблематике, употреблению слов, разнящихся по половому признаку. Особенности гендерной проблемы на примере лексических единиц.

    курсовая работа [52,8 K], добавлен 18.01.2010

  • Придаточное предложение и его место в синтаксическом поле гипотаксиса в немецком языке. Лингвостилистические, грамматические и функционально-стилистические особенности сложноподчиненного и придаточного предложения. Модели сложноподчиненного предложения.

    курсовая работа [46,4 K], добавлен 28.03.2010

  • Общая характеристика словообразования в современном немецком языке. Понятия "префикс" и "полупрефикс". Префиксация имен существительных. Семантические и стилистические аспекты словообразования в области аффиксации. Современные продуктивные префиксы.

    дипломная работа [144,9 K], добавлен 15.02.2011

  • Способы и средства отрицания немецкого предложения. Особенности теории речевых актов, направления их исследования и значение. Средства выражения отрицания в современном немецком языке, их семантика в системе репрезентативных и директивных речевых актов.

    дипломная работа [99,4 K], добавлен 14.10.2014

  • Способы выражения английского юмора, трудности его понимания. Синонимы изучаемого понятия в английском и русском языке. Особенности английской лексики, относящейся к сфере юмора, его ценностные характеристики как культурного концепта при общении.

    курсовая работа [188,1 K], добавлен 18.05.2015

  • Категории темпоральности и таксиса в немецком языке. Понятие сослагательного наклонения. Значения, абсолютное и относительное употребление конъюнктива. Употребление конъюнктива в придаточных предложениях ирреального сравнения и в косвенной речи.

    реферат [35,0 K], добавлен 07.04.2009

  • Категория времени с точки зрения физики и философских исследований. Сущность категории времен. Особенности временной формы Futurum II. Перфектные временные формы и их функциональные возможности в немецком языке. Образование и употребление футурума.

    курсовая работа [39,0 K], добавлен 22.12.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.