Фабрично-заводское законодательство и его роль в экономическом развитии Российской империи конца XIX начала XX веков

Социально-экономическое положение Российской империи в конце XIX в. Характеристика условий, повлекших реформирование фабричного законодательства в России. Процесс подготовки проекта о страховании рабочих. Проблемы развития и реализации законодательства.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 18.01.2015
Размер файла 97,7 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова»

Исторический факультет

Кафедра отечественной истории

Выпускная квалификационная работа

«Фабрично-заводское законодательство, и его роль в экономическом развитии Российской империи конца XIX начала XX веков»

Александрова Валентина Николаевна

Архангельск

2009

  • Оглавление
  • Введение
  • Глава I. Социально-экономическое положение Российской империи в конце XIX века
  • Глава II. Проблемы становления и развития фабрично-заводского законодательства в 1881- 1887 гг
    • 2.1 Разработка и принятие закона от 1 июня 1882 года
    • 2.2 Разработка и принятие закона от 3 июня 1886 года. Подготовка проекта о страховании рабочих
  • Глава III. Проблемы дальнейшего развития и реализации фабрично-заводского законодательства в 1892-1914 гг. Его влияние на социально-экономическую обстановку в стране
    • 3.1 Разработка и принятие статей закона в 1892-1903 годах
    • 3.2 Разработка и принятие законопроекта о страховании 1903 года
    • 3.3 Разработка и принятие законопроекта о страховании 1912 года
  • Заключение
  • Список источников и литературы
  • Приложение

Введение

Законодательство о труде в России конца XIX - начала XX веков имело ряд особенностей. Оно формировалось как «лоскутное» законодательство, обычно имевшее отношение к определенным сферам народного хозяйства и группам производств. Достаточно сказать, что существовали законы для предприятий фабрично-заводского производства, для горных и горнозаводских предприятий, для ремесленных заведений, для служащих и рабочих железных дорог, для рабочих казенных предприятий, для нанимавшихся на сельскохозяйственные работы. Имелись также законы о труде различных категорий рабочей силы - женщин, подростков и малолетних.

Введение законов нередко начиналось с экспериментального поля (в нескольких губерниях) и их распространение на всю страну иногда растягивалось на десятилетия. Законы имели многочисленные разъяснения, сделанные циркулярами министров или постановлениями Сената. Все это вызывает сложность в исследовании этого вопроса.

Под понятием «фабрично-заводское законодательство» следует понимать «совокупность правовых актов, регулирующих взаимоотношения наемных рабочих и предпринимателей, касающихся условий найма и труда, а также бытовых условий (жилье, снабжение продовольствием, ясли и т.п.), обеспечения рабочих в связи с производственными несчастными случаями и болезнью и, вместе с тем, оговаривающих штрафные меры за несоблюдение и нарушение сторонами договорных условий».

Так же в ходе работы мы столкнулись с понятием «рабочий вопрос». Под ним объединены многоплановые проблемы, к ним относятся «формирование рабочего класса, его численность, структура, состав, условия труда и уровень жизни рабочих, профессиональная заболеваемость, правовое, политическое положение, менталитет, правительственная политика». Проблема разработки и принятия фабричного законодательства и само понятие «фабрично-заводское законодательство» является одной из важнейших составляющих понятия «рабочий вопрос».

Актуальность темы исследования: рабочего вопроса и входящего в него вопроса фабрично-заводского законодательства в России обусловлена ее научной и практической значимостью.

Первая половина XIX века связана с изменением социально-экономического уклада России. В это время наряду с процессами индустриализации, непосредственно связанными с промышленным развитием, происходили общественные изменения, одним из которых стал рабочий вопрос.

Актуальность изучения рабочего вопроса и фабричного-законодательства обусловлена тем, что его анализ позволит глубже раскрыть сущность взаимоотношений государства - предпринимателей - рабочих в конце XIX - начале XX веков, проанализировать эволюцию социального патернализма как модели системы трудовых отношений. Анализ проблемы становления и развития рабочего вопроса особо важен для современной России, когда процессы преобразований в сфере занятости затрагивают как интересы отдельно взятых граждан, так и целых профессиональных и социальных групп, влияют на уровень экономической, политической активности и вызывают социальную напряженность в обществе.

В современных условиях мы наблюдаем, с одной стороны, устойчивые проявления патернализма. Сложившаяся в постсоветский период ситуация демонстрирует потребность народа в опеке со стороны государства, работодателя, в гарантиях социальной помощи и защиты, которые он рассматривает, как нечто значимое, как обязательную функцию власти и общества.

Некоторые исследователи видят в этом исторические корни: в дореволюционный период - это патернализм предпринимателя, владельцев заводов и фабрик по отношению к рабочим; в советское время - патернализм государства.

Таким образом, в постсоветский период у рабочего возникает естественная, исторически обусловленная потребность в опеке, которая есть результат действия устойчивых стереотипов поведения, культурных традиций, психологических установок и теоретических воззрений, сложившихся в российской ментальности.

С другой стороны, в современном обществе государство в трудовых, отношениях стремится строить систему социального партнерства, которая основывается на равенстве взаимоотношений в системе работодатель - рабочий - государство.

Для решения практических вопросов, связанных с реформированием системы трудовых отношений в России, необходимо осмыслить как зарубежный, так и в первую очередь национальный опыт. В связи с этим является актуальным изучение закономерностей формирования и развития рабочего вопроса и фабрично-заводского законодательства в России в конце XIX - начале XX веков.

Знание истории российского рабочего вопроса необходимо для выработки стратегических путей развития страны. Как показывает опыт последующих лет, невозможно проводить преобразования в обществе без учета исторических традиций и ментальности русского человека, вобравшего в себя тысячелетнюю, культурную традицию. Этим и определяется практическая значимость данного исследования.

Целью данной работы является изучение фабрично-заводского законодательства, и его роли в экономическом развитии Российской империи конца XIX начала XX веков. Для реализации поставленной цели в ходе исследования решались следующие задачи:

· рассмотреть социально-экономическое положение Российской империи в исследуемый период;

· изучить условия, повлекшие реформирование фабричного законодательства в России в конце XIX века;

· проследить становление фабрично-заводского законодательства;

· раскрыть влияние российского законодательства о труде на формирование социально-экономического положения в целом.

Хронологические рамки работы ограничены концом XIX началом XX веков. Начальная граница исследования - 80-е гг. позапрошлого века связана с завершением в стране промышленного переворота, первыми мероприятиями властей по решению рабочего вопроса. Конечная граница исследования - связана с возникновением в России первых капиталистических предприятий и началом государственного вмешательства во взаимоотношения предпринимателя и рабочего. 1914 год взят в качестве завершающей даты - с началом Первой мировой войны действие многих положений фабричного законодательства было приостановлено, а затем в период становления советской власти, коренным образом изменились условия регулирования трудовых правоотношений.

Территориальные рамки исследования охватывают Россию, за исключением Польши и Финляндии. Экономическая система этих национальных окраин имела свои существенные хозяйственные особенности. Кроме того, многие источники Польши и Финляндии изданы на национальных языках и труднодоступны для исследования.

Объект исследования социально-экономическое положение Российской империи и формирование нового социального слоя - фабрично-заводских рабочих в конце XIX.

Предмет исследования фабрично-заводское законодательство и его роль в экономическом развитии Российской империи в конце XIX начале XX веков.

Источниковая база исследования: для достижения поставленной цели и решения задач нами были привлечены разнообразные виды источников: нормативные документы, делопроизводственные материалы, материалы статистического и справочного характера, а также источники личного происхождения.

Первую группу источников составляют нормативные документы - законы, правительственные распоряжения, разъяснения, а также циркуляры различных ведомств, курировавших рабочий вопрос. Анализ их положений позволяет оценить правовые возможности рабочих на протяжении всего рассматриваемого периода и проследить соответствие реальной фабричной жизни законодательным нормам. Полное Собрание Законов Российской империи, включающее в себя Устав о промышленности фабрично-заводской и ремесленной, в котором даётся определение и различие между фабрично-заводской и ремесленной промышленностью. Важным источником является Устав о промышленном труде, в котором даны законодательные акты о структуре фабричной инспекции, условиях труда и быта рабочих, об оказании им медицинской помощи, оговариваются условия женского и детского труда на предприятии.

А также нами был рассмотрен Всеподданнейший доклад министра финансов статс-секретаря Витте С.Ю., от 6 декабря 1896 года по вопросу об уменьшении рабочего времени на фабриках и заводах (см. Приложение 3) и Журнал Особого Высочайше утвержденного Совещания по вопросу об уменьшении рабочего времени на фабриках и заводах (см. Приложение 4).

Ко второй группе источников относятся материалы статистического и справочного характера. Нами привлекались материалы фабрично-заводской статистики, справочники - указатели по российским предприятиям. Они представляют собой списки промышленных заведений с указанием их названий, времени основания, места расположения, владельцев, количества работников, некоторых финансовых характеристик, сферы хозяйственной

деятельности.

В третью группу включены источники личного происхождения. Они представлены воспоминаниями рабочих, чиновников, других современников (Янжул И. И.; В. Рябушинского; Бунге Н.Х.; Витте С.Ю.).

Методологическая основа исследования. Учитывая специфику рассматриваемого вопроса (он раскрывается на материалах значительного хронологического отрезка (1881-1914 года), особое значение нами придается историко-генетическому и системно-историческому подходам позволяющим выяснить условия и возникновение фабрично-заводского законодательства, пройденные им этапы развития и становления. Их использование позволяет нам выявить экономическое положение Российской империи в рассматриваемый период, выявить причины необходимости решения принятия фабричного законодательства, уровень жизни рабочих, место фабрично-заводского законодательства в социально-экомомическом развитии страны, их взаимосвязь, проследить и оценить происходившие изменения. Работа построена на принципах историзма и объективности.

Степень изученности темы: история изучения рабочего вопроса в России XIX - начала XX веков насчитывает несколько десятилетий, за ростом интереса к рабочей проблематике следовали периоды продолжительного спада. В связи с этим целесообразно рассматривать степень изученности, темы по периодам, основываясь на проблемно-хронологическом принципе.

Первый период - монографии и статьи, Вышедшие до 1917 года по развитию промышленности, трудовом законодательстве и социально-политическом положении рабочего класса, в настоящее время стали опубликованными источниками. Они не только изобилуют фактическим материалом, но и дают представление об отношении к рабочему вопросу различных социальных слоёв русского общества того времени.

Вторая половина XIX - начало XX веков - время, когда наметились основные тенденции, направления в рассмотрении рабочей проблематики и разработки фабрично-заводского законодательства, активно изучался зарубежный опыт в подходе к решению рабочего вопроса.

Авторы - современники запечатлели картину развития экономики России, жизнь рабочих, взгляды правительства и русского общества на рабочий вопрос. Подобными трудами являются работы (Гарелина Я.; Приклонского С.; Янжула И.И.) охватившие огромный материал, как общероссийского, так и историко-краеведческого характера.

С конца 60-х гг. XIX века все чаще появляются работы о роли рабочих в экономическом положении России, их быте, особенностях различных профессиональных групп. Среди первых исследований следует отметить книгу В. В. Берви-Флеровского «Положение рабочего класса в России», в которой автор обобщил значительный статистический материал и личные наблюдения, касающиеся социального и экономического положения рабочих и крестьян в различных губерниях России. Так же следует отметить работу Е. Дементьева. Автор изучил положение на 109 фабриках трех уездов Московской губернии.

Дореволюционные авторы (М.И. Туган-Барановский, В. П. Литвинов-Фалинский, А.А. Микулин, А.Н. Быков) объясняли издание фабричных законов не только размахом стачечного движения, но сознательным шагом правительства к ограничению эксплуатации рабочих и улучшению положения «фабричного люда». Не умалчивая о недостатках этих актов, они, вместе с тем, признавали их позитивное значение для государства. М.И. Туган-Барановский особо выделял личную роль министра финансов: «Бунге явился, в полном смысле слова, новатором, создавшим чрезвычайно важную отрасль социальной политики, которой совершенно не знала прежняя Россия». Его мнение разделяет А.Н. Быков: «Как только во главе Министерства финансов стал высокопросвещенный финансист Н.Х.Бунге, вопрос был сдвинут с той мертвой точки, на которой он стоял с 1859 года».

Свой вклад в отечественную историографию по рабочему вопросу внесли труды социал-демократов Г.В. Балицкого, М.Г. Лунца, и, конечно же, В. И. Ленина. Они не представляли возможным решение рабочего вопроса в рамках буржуазного строя и говорили о фабричном законодательстве как о вынужденном шаге, сделанным самодержавием под натиском классовой борьбы пролетариата.

Фабричную инспекцию В.И. Ленин называл «тряпкой», предназначенной для того чтобы заткнуть где-либо возникшее недовольство рабочих. По его словам, при подготовке фабричного закона 1886 года правительство «старалось свести уступки к наименьшим размерам, старалось оставить лазейки фабрикантам, задержать введение новых правил, отжилить у рабочих, что только можно из их требований».

Одним из первых обобщающих исследований положения рабочих в России, выделившимся широким кругом затрагиваемых вопросов и большими хронологическими рамками, было исследование К.А. Пажитнова (первая монография была опубликована в 1905 году, а следующее издание, переработанное и дополненное в 1908 году).

В монографии издания 1908 года К.А. Пажитнов последовательно по трем периодам (1861 - 1880-е годы, 1880-е годы - 1904 год, 1905 - 1907 годы) рассматривает вопросы численности и состава рабочих, производственные и санитарные условия труда, рабочий день, заработную плату, жилищные условия, травматизм и обеспечение увечных рабочих, фабричное законодательство и стачечное движение. Однако так как автором изучался широкий круг вопросов, многие из них были описаны обобщенно, без детального анализа.

Таким образом, при знакомстве с данной литературой мы можем получить достаточно полную и наиболее приближенную к истинному положению вещей картину развития событий того времени.

Второй период охватывает время с 1917 года по вторую половину 1980-х годов. Советское время явилось наиболее продолжительным этапом, во время которого получили развитие собственно исторические исследования в области рабочего вопроса. Кроме обращения к вопросам формирования и численности рабочего класса, анализа стачечного движения, исследователи уделяли внимание правовым и законодательным аспектам рабочей истории, а также практической составляющей - реализации законодательных норм на промышленных предприятиях. Однако многочисленные публикации того периода не охватывали всех проблем, связанных с «рабочим вопросом».

В трудах таких исследователей как П.И. Лященко, И.Л. Татарова, М.С. Балабанова, освещаются вопросы общего плана на примерах центральных районов страны, наиболее развитых в промышленном отношении.

Более широкое изучение темы развернулось после Второй мировой войны. Но историки по-прежнему придерживались категоричных оценок. И.И. Шелымагин писал: «фабрично-трудовое законодательство в царской России, как и в других капиталистических странах, с самого начала и на протяжении всей своей истории было враждебно рабочему классу и прямо направлено против его интересов». По словам А.Ф. Вовчик, «из рабочего законодательства царизм создал орудие самой грубой эксплуатации пролетариата капиталом и полицейские рогатки против рабочего движения».

С точки зрения В.Я.Лаверычева, политика самодержавия по рабочему вопросу носила «ярко выраженный классовый антинародный характер», фабричные законы «были вызваны революционной борьбой рабочих, но сколько-нибудь существенно улучшить положение пролетариата они не могли, ибо содержали незначительные и большей частью лживые уступки».

Единственную пользу этих законов советские авторы видели в том, что они объективно способствовали пробуждению и развитию классового сознания рабочих, расширению их движения за свои права.

С середины 50-х годов XX века появляется ряда крупнейших работ по истории становления российской промышленности и процессов формирования промышленного пролетариата. К пятидесятилетию первой русской революции издаются монографии, сборники документов и статьи.

История эволюции производства в стране в целом нашла отражение в труде П.И. Лященко, второй том которого полностью посвящён социально-экономическому положению России периода капитализма. В 1963 году вышла в свет монография П.А. Хромова. В ней главное внимание уделено производственным отношениям в индустрии после отмены крепостного права. По мнению автора, особое значение для индустриального роста имело строительство железных дорог, которые способствовали расширению внутреннего рынка и фабричного производства.

Наряду с литературой, посвящённой рабочему классу и его революционной борьбе, исследуются новые направления в истории развития промышленности. Уделяется внимание развитию железнодорожной сети, как одной из главных причин увеличения фабрично-заводской производительности, условиям быта рабочих, целый круг исследований посвящён проблемам промышленного переворота.

Промышленному перевороту в России, формированию капитализма в промышленных районах Урала, Сибири, Белоруссии, республик Прибалтики, Украины, Грузии, Азербайджана посвящены работы, в основу которых легли материалы общероссийского характера. Определённый интерес представляют материалы «Круглого стола», посвящённого промышленному перевороту в России. Наибольший интерес представляют статьи и монографии П.П. Рындзюнского, и А.М. Панкратовой. П.Г. Рындзюнский посвятил свою работу изучению падения феодально-крепостнической системы, становления капиталистической формации и формирования основ капиталистического общества. А.М. Панкратова в своем исследовании выделяла два фактора, влияющих на процесс формирования рабочих: имущественную и социальную дифференциацию крестьянства, которая являлась главным источником пополнения кадров фабричных рабочих.

Третий период начинается со второй половины 1980-х годов. Этот этап сложен и противоречив. Для него характерно применение новых подходов в исторических исследованиях. Изменения произошли как в области методологии, что не могло отразиться на рабочей истории в целом, так и на исследованиях взаимоотношений системы государство - предприниматели - рабочие.

С освобождением от идеологических запретов в начале 1990-х годов исследователи пытаются осмыслить подлинное значение фабричных законов. С.И.Потопов писал, что «они копировали западноевропейское законодательство и были вполне буржуазными, отвечавшими назревшим потребностям промышленного развития страны». Важное место занимает труд по истории рабочего класса СССР, который по утверждению А.Л. Нарочницкого (историк, академик) был создан на базе достижений и опыта, накопленных исторической наукой. В своей монографии А.М. Соловьева, уделила основное внимание, определению хронологических рамок промышленного переворота, рассмотрев эту проблему в технико-экономическом и социальном плане. В отдельную главу ею выделен вопрос формирования рабочего класса.

Иванова Н.А. посвятила свою работу статистике в экономическом развитии и выделяет причины нарастания рабочего вопроса. Иванов Л.М. и Куприянов Л.В. в своих статьях подробно рассматривают разработку и принятие законов страхования.

«Классовую» позицию советских авторов не разделяют современные западные историки. По словам Т. фон Лауэ, закон 3 июня 1886 года «поставил весь комплекс отношений между предпринимателем и наемным рабочим под наблюдение правительства» и в последующие годы способствовал развитию российской промышленности. Ф.Гиффин посвятил законам 1882-1886 годов серию статей. Указав на отдельные недостатки этих актов, он говорит об их как о первом шаге к созданию системы охраны труда. Автор отозвался о Бунге как о «трудолюбивом и реалистичном стороннике модернизации по западному образцу», которому была свойственна «искренняя забота о благосостоянии русского народа». К.Хеллер, именуя Бунге «ученым-финансистом высокого уровня», назвал закон 1 июня 1882 года «весомым вкладом в конкретизацию общего комплекса условий труда и заработной платы в русской индустрии». Правила 3 июня 1886 года, хотя и были вызваны, прежде всего, задачами государственной безопасности, также означали улучшение для фабричных рабочих.

И. фон Путткамер отмечает в своем исследовании, что западные историки, как правило, сходятся в том, что стачки и рабочие волнения были важнейшей движущей силой фабричного законодательства, которое представляло собой специфическую российскую «комбинацию репрессий и государственного попечительства». Путткамер рассматривает акты 1882- 1886 годов, а также более поздние законы об ограничении продолжительности рабочего дня (1897 г.) и компенсации рабочим за увечья (1903 г.) в ходе общего процесса социальных реформ, охвативших в последние два десятилетия XIX века всю Европу. Не уменьшая роли рабочего движения, автор связывает развитие фабричного законодательства с тремя факторами:

- стремлениями ориентированной на преобразования бюрократии, видевшей в коренной реформе трудового права одну из главных предпосылок для модернизации страны;

- требованиями предпринимательской элиты (владельцев крупных современных промышленных предприятий), заинтересованной в устойчивом составе квалифицированных рабочих и повышении производительности труда;

- влиянием на правительственную политику профессиональной интеллигенции (врачей, инженеров, экономистов, педагогов), из представителей которой формировались кадры фабричной инспекции.

Анализируя пробелы законов (исключение из сферы их действия мелких предприятий и промыслов, отсутствие у рабочих права на забастовки и создание коалиций и др.), Путткамер утверждает, что с середины 1880-х годов система охраны труда в России во многих отношениях не уступала европейским странам, а по ряду законоположений даже превосходила их. Он считает фабричные законы «элементом всеобщей правовой модернизации империи» и «составной частью долгосрочной стратегии индустриализации». Автор особо отмечает значение «эры Бунге». С его точки зрения, правительство в эти годы, на ранней стадии рабочего движения, сумело дать «законодательный ответ» на проявления стачечной борьбы, что свидетельствовало о еще сохраняющейся способности самодержавия к реформам, и, напротив, почти полное прекращение издания новых фабричных законов после 1903 года в обстановке непрерывного нарастания социальной угрозы было выражением кризиса автократического режима.

Выдвинутая Путткамером концепция хорошо аргументирована, способствует более глубокому и всестороннему изучению темы, позволяет скорректировать некоторые устоявшиеся в литературе утверждения. Дискуссии по этой проблеме будут продолжаться и в дальнейшем. Однако на современном уровне развития историографии можно с уверенностью сказать, что фабричное законодательство 1882-1886 годов было принципиально важным шагом в общем движении самодержавной монархии к правовому государству.

Однако анализ литературы свидетельствует о недостаточной разработке темы, поскольку обобщающих работ, в которых показана роль фабрично-заводского законодательства в экономическом положении страны до сих пор нет. Поэтому нами предпринята попытка, на основе анализа ряда архивных и печатных материалов восполнить этот пробел.

Структура работы соответствует задачам исследования, состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы и приложения.

Глава I. Социально-экономическое положение Российской империи в конце XIX века

Социально-экономическое положение России в 80-е годы XIX века было неблагоприятным периодом. Поражение в Крымской войне 1853-1855 годов и трудности русско-турецкой войны 1877-1879 годов, сильно подорвали экономику, крайне обострили социальные противоречия в стране, ускорили развитие политического кризиса, который еще более обострился дипломатическим поражением Российского государства на Берлинском конгрессе.

В начале 1880-х годов создалась угроза полного финансового банкротства казны. Состояние финансово-валютной системы четко отражало общее экономическое положение страны. Такое положение явилось следствием глубоких противоречий, свойственных экономике России в целом.

Война сильнее всего отразилась на положении российского крестьянства. Одновременно с этим с конца 1870-х годов состояние страны усложняли становившиеся хроническими неурожаи. За 1880-1890 года на четыре урожайных года пришлось семь неурожайных, что, прежде всего, ухудшило положение крестьянского населения страны. В итоге обнищание и разорение основной производительной силы государства - крестьянства - вело к его низкой платежеспособности и узости внутреннего рынка, что напрямую отражалось на темпах промышленного развития. «Неурожаи минувших лет и постепенное обеднение крестьянского населения, как известно, произвели крайний застои в промышленности. Многие фабрики ввиду уменьшения спроса на их произведения должны были значительно сократить свое производство, а, следовательно, и число рабочих».

Сильные неурожаи 1880-х годов вызвали сокращение товарооборота как во внутренней, так и внешней торговле и по экспорту, и по импорту. «Застой в торговле по всей России принял небывалые размеры».

Признаки приближающегося кризиса были видны уже в конце 1880 - начале 1881 годов. Кратковременный промышленный подъем 1878-1880 годов сменился затяжным кризисом. Обострившийся с 1882 года аграрный кризис стал одним из важнейших факторов, породивший глубокий и длительный промышленный застой, который продолжался вплоть до 1887 года.

Развитие кризиса происходило неравномерно. С 1882 года он принял всеобщий характер, захватив важнейшие отрасли народного хозяйства страны, причем наиболее остро отразился на текстильной индустрии. В машиностроении в 1882 года в сравнении с 1878 годом производство упало на 11,5%. Только нефтяная и угольная промышленность продолжали наращивать производство. В 1883 году положение ухудшилось. В 1884 году экономист А.И. Чупров в статье «О кризисе русской промышленности» писал: «Какую бы отрасль обрабатывающей промышленности мы ни взяли, везде слышатся жалобы на низкие цены и вялые дела... Сведущие люди говорят, что в истории нашей промышленности никогда еще не было примера столь продолжительного и упорного застоя...» По заключению Чупрова А.И., «центр тяжести затруднений, переживаемых в последние годы, состоит не в недостатке капиталов, не в каких-либо стеснениях производства, а преимущественно, если не исключительно, в трудности сбыта изделий. Эта трудность зависит, прежде всего, от чрезвычайного расширения производства в недавнем прошлом».

В период кризиса тяжелым состоянием для российских рабочих стала массовая безработица. Полной или частичной безработицей были охвачены сотни тысяч рабочих страны. Только в Петербурге в 1879 году без работы осталось более 10 тысяч рабочих. В начале 1880 года член Петербургской городской управы писал М.Т.Лорис-Меликову об огромных толпах голодных безработных рабочих Петербурга, которых «ежедневно можно видеть у Биржи на Никольском рынке и других местах города. Здесь сотни и тысячи людей ожидают спроса на их труд и далеко не все получают занятия. Так нередко проходят целые дни и месяцы».

В Московской губернии промышленный кризис обострился после Нижегородской ярмарки 1880 года. Современники событий тех лет свидетельствовали о том, что зимой 1880-81 годов рабочие всех отраслей промышленности испытывали бедственное положение. «Отчаяние в среде рабочего населения, было так велико, что требовалось особое искусство при расчете рабочих, чтобы дело не дошло до беды».

Кризис, сложившийся на почве тяжелой социально-экономической и политической обстановки реформируемой России, сопровождался нуждой, нищетой и голодом трудящегося населения. В связи с неурожаями рост дороговизны и голод в стране приняли повсеместный характер, начавшись осенью 1879 года и резко усилившись в 1880-1881 года. Газеты того времени говорили об общероссийском характере этого бедствия, продолжавшегося в течение всего десятилетия.

«Застой в делах был так силен, что многие фабричные, совершенно отвыкшие от земледелия, вернулись в деревню и взялись за соху. В некоторых местностях фабричное производство почти что приостановилось, весь фабричный народ жил дома без заработка».

Положение фабрично-заводских рабочих еще более усугублялось снижением заработной платы. В целях сокращения заработной платы «фабриканты нередко расплачивались с рабочими купонами процентных бумаг, по которым срок платежа наступал через несколько месяцев, при этом рабочие теряли до 20% своего заработка».

Снижение заработной платы еще более усугубляло положение рабочих, обостряя гнет инфляционной дороговизны, особенно в промышленных районах страны.

Так, в крупнейшем центре российской текстильной промышленности - Иваново-Вознесенске, по данным Горелина Я., цены на продукты питания возросли к началу 1880-х годов на ржаной хлеб на 100%, на мясные продукты более чем на 220%, в то время как заработная плата рабочих за этот же период увеличилась на 15-20%.

Туган-Барановский М.А., сопоставил данные о величине заработной платы на хлопчатобумажных фабриках Шуйского уезда в 1883 году в сравнении с 1856 годом, они показали, что к началу 1880-х годов реальная заработная плата понизилась не менее чем на 20-30%. Резко снижался уровень заработной платы из-за существовавшей в различных формах изощренной системы штрафов.

До середины 1880-х годов не существовало никаких ограничений в изымании штрафов. Бесконтрольность хозяев и подневольное положение работника почти повсеместно вели к злоупотреблениям фабричной администрации в штрафовании. Но сущность этого явления не однозначна.

Штрафная система, широко практиковавшаяся на российских предприятиях, свидетельствовала о пережиточных отношениях в промышленности, особенно в центральных промышленных районах.

Экономист своего времени Л.П.Субботин, давая анализ положения промышленных предприятий Польши и Центрального района отмечал, что, «в сравнении с московскими, крупные фабрики Лодзи были основаны на европейских началах». Они имели более высокий уровень механизации и более квалифицированную рабочую силу. Вместе с тем здесь не было «спекулятивных, фабричных лавок, рассчитанных на понижение заработка рабочих и на повышение косвенным путем барыша фабриканта... и тех штрафов, какие практикуются с такой щедростью на фабриках Московского района». Он особо подчеркивал, что «на нескольких фабриках есть штрафы нормальные, принятые по всей Европе, как необходимое возмещение убытков владельца. Причем часть из них идет на возмещение ущерба, причиненного рабочим, часть - в пенсионные и сберегательные кассы для них, но не в пользу владельца. На многих фабриках Московского района штрафы, как известно, составляют один из немаловажных источников дохода фабрикантов и служат средством для возврата в его пользу значительной части заработной платы».

На Никольской мануфактуре действовал «Табель изысканий с рабочих за неисправную работу и нарушение порядков по фабрике товарищества Никольской мануфактуры» «Саввы Морозова, сын и К°» насчитывал 735 пунктов. Большинство из них имели не точную формулировку, позволявшую неоднозначное толкование. За каждую «вину» рабочего устанавливались границы минимальной и максимальной суммы штрафа, что давало простор фабричной администрации при назначении его размера.

Но по воспоминаниям В.П. Рябушинского, штрафы для предпринимателей-старообрядцев, какими были Морозовы, являлись не предлогом для сокращения платы, а применялись в интересах дела, с целью повышения качества продукции и укрепления дисциплины. Для того чтобы приучить ткачей к тщательной работе, их штрафовали за пороки ткани. Такие меры были необходимы, и закон их разрешал, но плохо было то, что штрафы шли в пользу хозяина. Этим создавалась видимость, что штраф - это предлог, чтобы поменьше заплатить рабочему, штрафовали везде, но у Т. Морозова особенно беспощадно, и ходил слух, что это делалось по личному приказанию Тимофея Саввича для увеличения хозяйской прибыли.

Т.С.Морозов оставался «самодуром», что в целом соответствовало старообрядческим патриархально-авторитарным взаимоотношениям в семье и в общине. Являясь очень религиозным человеком, он не мог сознательно идти на совершение греха лишь ради прибыли. У старообрядцев существовали особые вопросы, задававшиеся на исповеди предпринимателям, не грешили ли они задержанием и сокращением платы наемнику? Тимофей Саввич, по свидетельству очевидцев, часами отмаливал грех штрафования, необходимого, по его мнению, чтобы «добиться безукоризненного товара».

Н.А.Иванова отмечает, что в условиях, когда квалификация рабочих была мала, когда в промышленность приходило много неподготовленных профессионально людей, вынужденных обучаться в ходе самого процесса производства, штрафы были способом заставить рабочих трудиться лучше, не допускать брака в работе. Характерно, что увеличение штрафов наблюдалось в периоды промышленных спадов, когда спрос на продукцию падал, и требования к ее качеству возрастали. В свою очередь, вычеты штрафных денег за некачественную работу были одним из способов дифференцированной оплаты труда, преодоления уравниловки.

Изучая штрафные книги промышленных предприятий, Иванова Н.А. пришла к выводу, что штрафы были связаны, прежде всего, с низким квалификационным уровнем рабочих и имели целью повысить качество производимой продукции и профессиональное мастерство рабочих. По ее подсчетам, относящимся к 1913 году, из общего числа штрафов по стране на долю предприятий, подчиненных фабричной инспекции, в Центральных промышленных районах приходилось 72,8%. При этом основная часть штрафов в регионе взималась за неисправную работу, всего 11% - за прогул и 7,4% - за нарушение порядка. В Петербургской губернии эти данные соответственно были: 55%, 29% и 16%. Характерно, что большая доля штрафов за прогул наблюдалась в губерниях с развитой металлообрабатывающей промышленностью.

Подводя итоги социально-экономического положения России в 80-е годы XIX века можно выделить следующие характерные черты: хронические неурожаи, инфляция и рост цен на товары первой необходимости, дезорганизация денежного обращения, кризис и депрессия промышленного производства, безработица, рост штрафов. В 1882-1886 годах во всем капиталистическом мире отмечалось сокращение производства и упадок торговли.

Морозовская стачка 1885 года стала самым крупным событием в рабочем движении России 1880-х годов. Она ясно засвидетельствовала, что в России, как стране капиталистической, началась война между трудом и капиталом. Стачка убедительно показала, какую грозную и опасную для правительства силу представляют рабочие, когда они действуют сообща, прямо заявляя и отстаивая свои требования. В отличие от большинства стачек этого периода, носивших стихийный характер, стачка на мануфактуре Морозова была подготовлена. Организаторами ее явились затронутые социалистической пропагандой передовые рабочие.

Морозовская стачка имела не только экономический, но и политический характер, поскольку рабочие предъявили свои требования не только хозяину, но и правительству.

Требования бастующих впервые в истории рабочего движения вышли за пределы одного предприятия и приобрели общероссийское значение и результаты. Главными требования бастующих были: увеличение заработной платы, отмена штрафов, протесты против снижения расценок, улучшение условий труда. Так же расширилась территория стачечного движения, охватив практически все районы России от Польши и до Восточной Сибири включительно. Но наиболее масштабным оно было в Петербургском и Центральном промышленном районах, особенно в Москве и Московской, Владимирской губерниях.

Правительство должно было пойти на уступки, издав известный закон 3 июня 1886 года, ряд статей которого является прямым ответом на требования морозовских стачечников.

Новая система производственных отношений в капиталистической России с особой остротой давала о себе знать в годы экономических кризисов (1873, 1880-1886 гг.), длительность которых в России была особенно велика. В этих условиях все больше нарастало недовольство правительственной политикой со стороны общественных слоев, все жестче обострялись социальные противоречия, все глобальнее становился рабочий вопрос, привлекавший внимание и волновавший все круги российской общественности, заставляя правительство быстрее искать меры для выхода из социально-экономического кризиса.

«Долго замалчиваемый у нас рабочий вопрос, как будто вдруг вырос из земли и предстал пред нашими глазами в то время, когда продолжительный промышленный кризис ухудшил положение рабочих» отмечал С. Приклонский.

В решении рабочего вопроса демократическая журналистика проявила свойственные ей противоречия. С одной стороны, публицисты исходили из объективных условий существования рабочего класса, изучали его положение, условия труда, выступали за их улучшение и облегчение. С другой, - отказывали ему в праве существования, мечтали ликвидировать рабочий вопрос, вместе со всей капиталистической системой.

Критика тяжелого положения рабочих масс была в передовой печати, по сути, критикой экономической политики самодержавия, ведущей к подрыву производительных сил России. С изменением этой политики для демократической мысли был связан вопрос о перспективах развития страны. Мотивом многих выступлений в печати было - признание необходимости реформ и разработки фабрично-заводского законодательства.

Крупнейший либеральный журнал России «Вестник Европы» предложил программу реформ по выходу страны из кризиса и превращению самодержавия в конституционную монархию европейского типа. Публикации журнала по рабочему вопросу обращали внимание на тяжелое социально-экономическое положение рабочих, как в центральных районах, так и на окраинах.

«Вестник Европы» убеждал, что в «государственной инициативе для улучшения быта рабочей массы нет ничего страшного». Журнал рекомендовал правительству безотлагательно принять законодательные меры по вопросу взаимоотношений между трудом и капиталом. Проводилась мысль о необходимости учитывать интересы растущего промышленного пролетариата. Либеральный орган выступал за комплексное решение проблемы социально-экономического и культурно-образовательного характера, отводя последним, в конечном итоге, главное место. Журнал выступал против безразличия буржуазии и не одобрял недальновидную политику правительства в рабочем вопросе.

О необходимости введения в России фабрично-заводского законодательства, по образцу европейского законодательства о труде, высказывались публицисты па страницах демократических и либеральных изданий: «Отечественные записки», «Слово», «Дело», «Русское богатство».

Эти вопросы так же поднимал И.И.Янжул. «В какой бы угол России мы ни обратились, и на какой бы отрасли промышленности не остановились, везде мы видим одно и то же - полное небрежение, за немногими исключениями, к условиям жизни рабочего населения и невнимание к удовлетворению самых первичных требований гигиены».

Общий вывод публикаций либерально-демократической прессы сводился к тому, что «современному государству для того, чтобы выступить в роли реформатора социальных отношений, нужно самому подвергнуться коренному преобразованию».

Мнение противников обновления фабрично-заводского законодательства выражалось охранительной прессой, которая снова взяла в свою основу отжившие идеи об особых чертах рабочих России, определявшихся традициями патриархальности. «Рабочего вопроса у нас на Руси не существует, а... есть фабрики, да рабочие».

Перед лицом острейших социально-экономических противоречий, тормозивших дальнейшее развитие страны, вогнавших ее в общенациональный кризис, всеобщего общественного недовольства и стачечной активности рабочих, правительство вынуждено было приступить к разработке законов о фабрично-заводском труде.

Глава II. Проблемы становления и развития фабрично-заводского законодательства в 1881- 1887 гг.

2.1 Разработка и принятие закона от 1 июня 1882 года

В конце 70-х начале 80-х годов произошел промышленный кризис, повлекший за собой подъем стачек и рабочих волнений, сокращение производства, падение жизненного уровня фабрично-заводского люда, массовые увольнения. В это время(1881 год) на пост министра финансов назначается Николай Христианович Бунге. Его приход совпал с новой вспышкой общественного интереса к рабочему вопросу. Либеральная печать выступала за нормированный рабочий день и охрану труда по западным образцам, но с учетом российской специфики. В ходе кризиса произошел раскол среди буржуазии.

Петербургские предприниматели, на заводах и фабриках которых применялись новейшая техника и сравнительно высоко оплачиваемый квалифицированный труд, не нуждались в работе малолетних, подростков и женщин. Оказавшись перед необходимостью свертывания производства, эта группа буржуазии стремилась «оздоровить» рынок за счет конкурентов из Центрального промышленного района. Мотивируя свою позицию опасностью закрытия предприятий и роспуском рабочих, петербургские фабриканты в первой половине 80-х годов не раз ходатайствовали о введении трудового законодательства.

Московские капиталисты категорически возражали против какого-либо вмешательства закона в дела предприятий. Их фабрики были технически оснащены гораздо слабее петербургских. Нехватка машин компенсировалась неквалифицированным, дешевым трудом крестьян окрестных деревень, широким использованием ночных смен и работы малолетних, подростков и женщин. Поэтому всякое ограничение «свободы труда» московские фабриканты считали пагубным для промышленности всего Центрального района и обвиняли петербургских конкурентов в преследовании личных выгод.

К началу 80-х годов XIX века в общих чертах была сформулирована идейная основа политики отношений между рабочими и предпринимателями. В ее основе лежало «представление о «надклассовой» роли государства, выступающего арбитром между общественными группами». Отказавшись от принятия единого фабричного кодекса законов, правительство пошло по пути издания отдельных законодательных актов.

6 мая 1880 года император скрепил своей подписью мнение Государственного совета о разрешении министрам по мере надобности входить в Совет с представлениями об «изменении и дополнении действующих о рабочих узаконений по тем отдельным предметам, которые будут требовать ближайшего определения в законодательном порядке». Постановлением в большей степени воспользовалось финансовое ведомство, перехватив у МВД инициативу в рабочем вопросе. «Россия, - подчеркивал Бунге Н.Х. в сентябрьской записке 1880 года, - не имеет законов, регулирующих наемный труд, т.е. определяющих возраст малолетних, употребляемых в работы, продолжительность дневных и ночных занятий, - законов, оказавшихся столь благодетельными в Англии, где они составляют оплот против распространения социализма между рабочим сословием».

В начале 1881 года в Министерстве финансов началась работа над проектом правил об ограничении детского труда. Чиновники опирались на материалы комиссий П.Н. Игнатьева и П.А. Валуева, а так же комиссии при московском генерал-губернаторе под председательством статистика М.А. Саблина(1878года), составившей на основании осмотра городских предприятий «Правила об улучшении рабочих помещений и мастерских».

30 декабря 1881 года подготовленный проект был внесен в Государственный совет на подпись четырем министрам: финансов - Н. Х. Бунге, внутренних дел - Н.П. Игнатьева, юстиции - Д. Н. Набокова и народного просвещения - А.П. Николаи.

Авторы проекта придавали закону об ограничении рабочего дня исключительное значение. «Преждевременные и продолжительные занятия в промышленных заведениях, разрушая физические силы детей, - говорилось в представлении, - лишают последних возможности усвоить в школе, с одной стороны, твердые начала веры и нравственности, а с другой, те познания, которые необходимы для приготовления хороших мастеров. Люди, физически, нравственно и умственно надломленные, оказываются неспособными служить государству, когда оно призывает их к защите отечества, легко поддающимися восприятию революционных учений и годными для одной лишь механической работы, доступной первому встречному». Проект предусматривал:

1) запрещение труда детей до 12 лет, но с предоставлением министру финансов права определять те предприятия, на которых может допускаться работа детей в возрасте от 10 до 12 лет;

2) запрещение ночной работы для 12-14-летних и ограничение дневной 8 часами;

3) ограничение дневной работы для 14-17-летних 10 часами, ночной - 6 часами;

4) возложение на фабрикантов обязанности обеспечить малолетним и подросткам, не окончившим одноклассного начального училища, возможность посещать школу не менее 2 часов в день;

5) учреждение фабричной инспекции для надзора за выполнением закона, разделение основных промышленных регионов на три округа (Петербургский, Московский, Владимирский) во главе с фабричными инспекторами, подчиняющимися главному инспектору при Департаменте торговли и мануфактур Министерства финансов. Ввести закон в действие предполагалось с 1 июля 1882 года.

Уже первые акты рабочего законодательства вызвали протесты промышленников. В записке от московского биржевого комитета на имя министра финансов прозвучало возражение против запрещения ночных работ для малолетних и установления предельного возраста подростков - 17 лет. Но больше всего возражений прозвучало против чрезмерно широких полномочий фабричной инспекции.

С точки зрения комитета, «подобные меры приведут к нарушению интересов промышленности и недовольству нуждающегося в заработках фабричного населения». А московское отделение Совета торговли и мануфактур предоставило в финансовое ведомство заключение, в котором высказалось против обязанности владельцев предприятий открывать при фабриках школы для малолетних и нести при этом неизбежные расходы.

В Соединенных департаментах Государственного совета с московскими и петербургскими предпринимателями, в качестве экспертов, в конце марта начале апреля 1882 года начал обсуждался проект. В итоге, был сделан ряд уступок для москвичей:

1) министру финансов предоставлялось право в течение двух лет со дня издания закона допускать на работу детей с 10 лет, а затем внести в Государственный совет окончательное заключение по этому вопросу;

2) было отвергнуто деление несовершеннолетних на две возрастные группы (12-14 и 14-17 лет) и установлен один разряд неполноправных рабочих от 12 до 15 лет с 8-часовым рабочим днем;

3) министр финансов получал право разрешать ночной труд для малолетних с условием освобождения их от дневной работы и должен был через два года также представить в Государственный совет свое окончательное заключение;

4) обязанности фабрикантов в деле образования малолетних были сведены лишь к такому распределению их работы, чтобы они имели возможность ежедневно находиться в школе в течение 3 часов.

Общее собрание Совета 18 мая 1882 года не только приняло все поправки Соединенных департаментов, но и отменило запрет дневной работы для детей на следующий день после ночной смены, а также освободило фабричную инспекцию от наблюдения за обучением малолетних. Новая редакция проекта была утверждена Александром III 1 июня 1882 года. Закон должен был получить силу с 1 мая 1883 года (см. Приложение 1).

Но в то же время, столь существенные уступки не удовлетворили московских фабрикантов. Весной 1883 года в министерство финансов было направлено ходатайство об отсрочке введения закона еще на один год. Аргументировав это тем, что из-за отсутствия ясности в использовании детского труда, а особенно в период кризиса, наблюдается весьма трудное положение предпринимателей и самих рабочих, семьи которых могут потерять источник доходов. Московское отделение Совета торговли и мануфактур полностью поддержало предложение предпринимателей фабрикантов, а так же указало на крайнюю осторожность и постепенность во введении закона на практике, так как до сих пор нет четкого определения допущения детей к труду с десятилетнего возраста и разрешения ночных работ для малолетних.

Министерство финансов признало опасение предпринимателей.6 апреля 1883 года Н.Х. Бунге внес в Государственный совет следующее предложение: «При существенно важном значении, которое особенно в некоторых фабричных и заводских производствах имеют работы малолетних, - писал он, - приведение ныне же в исполнение установленных означенным законоположением ограничительных правил может быть действительно сопряжено с некоторым неудобством как для владельцев промышленных заведений, которые для поддержания своих производств в прежних условиях должны будут увеличить число занимаемых ими работой малолетних, так и для рабочих семей, которые лишаются части заработка, доставляемого ныне малолетними». Совет пошел навстречу просьбе Николая Христофоровича Бунге и 11 апреля отсрочил вступление закона в силу до 1 мая 1884 года.

...

Подобные документы

  • Источники регулирования брачно-семейных отношений в Российской империи в конце ХIХ - начале ХХ веков. Условия заключения брака. Требования к согласию, возрасту, дееспособности сочетающихся. Препятствия к вступлению в брак. Порядок регистрации брака.

    курсовая работа [35,9 K], добавлен 22.04.2015

  • Изучение правового статуса монарха и юридического положения сословий по Соборному Уложению 1649 г. Общая характеристика "Полного собрания законов Российской империи" и Свода законов Российской империи 1832 года. Общественные отношения у древних славян.

    контрольная работа [28,7 K], добавлен 29.10.2014

  • Общая характеристика уголовного законодательства Российской империи и советского периода. Осoбeннoсти формирования угoлoвнoгo зaкoнoдaтeльствa в пepиoд с 1993 пo 1996 годы. Характеристика процесса paзpaбoтки и пpинятия угoлoвнoгo кoдeксa 1996 года.

    курсовая работа [46,1 K], добавлен 09.04.2011

  • Изучение нормативного регулирования в период проведения работ по подготовке Гражданского уложения. Выявление основных характеристик рассматриваемого законодательного акта. Характерная особенность и применение Свода Законов Гражданских Российской империи.

    контрольная работа [36,1 K], добавлен 23.09.2016

  • Правовая система Российской империи. Армия допетровского Московского государства: феодальное ополчение и служилые люди. Основание императором Петром I регулярной армии. Свод военных постановлений как кодифицированный акт военного законодательства.

    дипломная работа [47,9 K], добавлен 11.05.2014

  • Попытки введения института узаконения внебрачных детей в России в конце XVIII – начале XIX вв. Перемена во взглядах законодательства на целесообразность введения данного института, рожденных до брака со смертью Александра I. Этапы развития вопроса.

    статья [21,8 K], добавлен 30.07.2013

  • Изучение современной модели системы социально-трудовых отношений в России. Общие проблемы применения трудового кодекса Российской Федерации в условиях финансовой нестабильности. Проблемы и перспективы совершенствования трудового законодательства.

    курсовая работа [45,6 K], добавлен 28.09.2015

  • Неудачные попытки систематизации законодательства в XVIII и первой четверти XIX в. История создания полного собрания законов Российской Империи (1826-1830), его структура. Причины, предпосылки и основные участники создания полного собрания законов.

    реферат [28,4 K], добавлен 22.10.2012

  • История развития трудового законодательства России. Современное реформирование и тенденции развития законодательства в области трудового права. Правовая действительность жизни трудового кодекса и проблемы совершенствования трудового законодательства.

    реферат [34,9 K], добавлен 04.10.2014

  • Процесс зарождения и становления российского уголовного законодательства, периодизация и развитие в досоветский период. Уголовное законодательство России советского и постсоветского периода. Характеристика современного уголовного законодательства России.

    дипломная работа [90,6 K], добавлен 16.06.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.