"Архетип" как категория философии культуры

Генезис, модификации и интерпретации понятия "архетип" в европейской интеллектуальной культуре. Сущность и эвристические возможности архетипической теории Юнга. Понятие "архетип" в контексте позитивизма, неопозитивизма, постпозитивизма и феноменологии.

Рубрика Культура и искусство
Вид диссертация
Язык русский
Дата добавления 01.05.2018
Размер файла 305,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук

«Архетип» как категория философии культуры

Специальность 24. 00. 01 - теория и история культуры (философские науки)

Колчанова Елена Августовна

Научный руководитель:

доктор философских наук, Яркова Е.Н.

Тюмень 2006

Содержание

Введение

1. Историко-генетическая реконструкция понятия «архетип»

1.1 Генезис, модификации и интерпретации понятия «архетип» в европейской интеллектуальной культуре: от античности до начала XX века

1.2 Архетипическая теория К.Г.Юнга: сущность, эвристические возможности

1.3 Развитие архетипической теории в науке XX века

1.4 Понятие «архетип» в современной науке о культуре

2. Эпистемологический анализ понятия «архетип»: структурный и функциональный аспекты

2.1 Понятие «архетип» в контексте различных культурфилософских парадигм

2.2 Понятие «архетип» в контексте натурализма и герменевтики как парадигм культурфилософского знания

2.3 Понятие «архетип» в контексте позитивизма, неопозитивизма, постпозитивизма и феноменологии как парадигм культурфилософского знания

2.4 Понятие «архетип» в контексте прагматизма и аксиологии как парадигм культурфилософского знания

2.5 Понятие «архетип» в контексте структурного функционализма и структурализма как парадигм культурфилософского знания

2.6 Понятие «архетип» в контексте эволюционизма, неоэволюционизма и культурно-исторического подхода как парадигм культурфилософского знания

2.7 Понятие «архетип» в контексте теории самоорганизации (синергетике) как парадигме культурфилософского знания

Заключение

Список литературы

Введение

архетип культура юнг интеллектуальный

Актуальность исследования. Культура - сложный, многомерный феномен, который можно рассматривать с разных позиций, задавая различные системы его описания и каждый раз получая новые его характеристики. В современной философии культуры существует множество точек зрения на культуру, множество определений ее сущностных оснований. Различные научные школы по-разному интерпретируют культуру, концентрируя внимание на том или ином ее аспекте. Соответственно, существует не одна, а множество теорий культуры, множество исследовательских подходов, методов изучения культуры. Специфической особенностью культурфилософского знания является его полипарадигмальность - синхронное бытование в научной культуре различных научно-исследовательских парадигм. Несомненно, эпистемологический плюрализм несет в себе много позитивного: он противостоит авторитарности в научных суждениях, расширяет горизонты исследовательской деятельности, способствует утверждению полифонического видения мира. Однако, очевидно, что исследовательские стратегии эпистемологического плюрализма не свободны от определенной доли односторонности _ абсолютизируя идею многообразия мира культуры, они нивелируют идею его единства. Каким образом, можно противостоять фрагментации культурфилософского знания и эклектике, нередко возникающих на фоне эпистемологического плюрализма? Принять в качестве фундаментальной какую-то одну научно-исследовательскую парадигму, значит неизбежно упростить реальное положение вещей и реальную сложность мира культуры, и «скатиться» к эпистемологическому монизму. Отвергнуть все сложившиеся концепции с тем, чтобы создать некоторую новую теорию _ невозможно, поскольку это означало бы изоляцию от научного знания, накопленного мировой интеллектуальной мыслью. Как представляется, для того, чтобы избежать крайностей как эпистемологического монизма, так и эпистемологического плюрализма необходимо соотнести теории, абстракции, категории, которыми оперируют сторонники различных культурфилософких парадигм, сопоставить системы рассуждений и обоснований, принятых в разных исследовательских практиках. Как бы ни были многообразны сложившиеся представления о культуре, они содержат нечто общее, позволяющее наметить пути для выработки обобщенного - синтезированного представления об этом феномене. Для обеспечения этого синтеза необходим поиск категорий, базовых понятий, которые связывали бы различные научно-исследовательские парадигмы, что в свою очередь способствовало бы развитию межпарадигмального диалога в сфере культурфилософского и культурологического знания.

Одной из таких - категорий, по нашему убеждению, могла бы выступать категория «архетип». В мировой науке понятие «архетип» впервые зафиксировано в текстах античных мыслителей, оно нашло применение в трудах средневековых богословов, классической, неклассической и постнеклассической философии, Широко используется это понятие в частных науках _ социальной и культурной антропологии, лингвистике, культурологии, этнографии. Изучение самого понятия, рефлексия по поводу его смысла впервые была предпринята в работах швейцарского ученого К.Г. Юнга. Архетипы в работах швейцарского ученого интерпретируются как «первичные образы», «повторяющиеся модели опыта», сохранившиеся в коллективном бессознательном человечества и нашедшие выражение в мифах, религии, снах, фантазиях, а также литературных произведениях.

В послеюнгианский период осуществляется экспансия понятия «архетип» в различные сферы знания. При этом оно наполняется содержанием той научной дисциплины, в которой используется - в литературоведении, этнографии, социологии, лингвистике, религиоведении, культурологии и так далее. Таким образом, в современной науке понятие «архетип» обретает смысл более широкий и многоаспектный, чем в аналитической психологии, но одновременно и более узкий, скорректированный в рамках той или иной научной дисциплины. Миграция понятия «архетип» в самые разные области научного знания сопровождается его модификацией, вместе с тем, работ, исследующих непосредственно эту категорию, посвященных обобщению многообразных ее интерпретаций, рефлексии по поводу концептуального наполнения термина «архетип» в послеюнгианском интеллектуальном пространстве немного. Необходимо отметить, что отсутствует комплексный анализ этой категории, нет адекватной теории архетипа. В результате термин не концептуализируется, статус его не определен, что, в свою очередь, ведет к некорректному его применению. В этой связи, нельзя не согласиться с утверждением А.А Пелипенко, И.Г. Яковенко, что так называемые психологические корреляции мешают онтологизации категории «архетип».(111;С.37)

Вместе с тем, есть основания квалифицировать категорию «архетип» как культурфилософскую универсалию, синтезирующую разнообразные знания о культуре. Рассмотрение категории «архетип» в контексте различных научно-исследовательских парадигм открывает возможности выявления того особенного, что вносит каждый подход в интерпретацию понятия «архетип», способствуя его спецификации; и того общего, что объединяет разные подходы в их трактовке этого понятия, способствуя его частичной универсализации как метатеоретической категории. Метатеория понимается в данном случае как теория второго порядка, обобщающая, синтезирующая существующие теории.

Объект исследования. В качестве объекта исследования выделяется специфическая форма культуры - интеллектуальная, научная культура, понимаемая как эпистема, то есть система категорий, концептов, понятий, которые формируют дискурс научного сообщества, категориальный аппарат культурфилософских исследований.

Предметом исследования является широко представленное в культурфилософском и культурологическом дискурсе понятие «архетип». При этом автора интересует история этого понятия, его концептуально-смысловая структура, эвристическая ценность, объяснительный потенциал.

Гипотеза исследования. Гипотеза исследования может быть сформулирована следующим образом: понятие «архетип», кристаллизующееся в интеллектуальной культуре античности и средневековья, расширяющееся и углубляющееся в философии Нового времени, в современной философии культуры обретает статус культурфилософской универсалии, используемой для обозначения предельных оснований культуры, базовых и наиболее устойчивых ее первоэлементов.

Цель и задачи исследования Целью работы является исследование исторических трансформаций и парадигмальных модификаций понятия «архетип», выявление его концептуального содержания, объяснительного потенциала, эвристической ценности.

Для достижения цели исследования и верификации предложенной гипотезы поставлены следующие задачи:

_ выявить основные интерпретации понятия «архетип» в диахронном срезе интеллектуальной культуры - в космоцентрическом (античная философия), теоцентрическом (философия средневековья), рациоцентрическом (классическая философия) и диалогическом (неклассическая и постнеклассическая философии) типах культурфилософского дискурса;

_ эксплицировать модификации смыслового наполнения категории «архетип» в синхронном срезе интеллектуальной культуры - культурфилософских парадигмах натурализма, герменевтики, позитивизма неопозитивизма, постпозитивизма, феноменологии, прагматизма, аксиологии, структурного функционализма, структурализма, постструктурализма, эволюционизма, неоэволюционизма, культурно-исторического подхода, синергетики (теории самоорганизации);

_ определить межпарадигмальные значения категории «архетип»;

_ обосновать возможность функционирования категории «архетип» как метатеоретической категории, культурфилософской универсалии.

Теоретико-методологические основания исследования. Методологическая база исследования формируется в результате синтеза общелогических (анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, аналогия, моделирование и т.д.); общенаучных (описание, сравнение, формализация и т.д.) и конкретно-научных _ культурфилософских методов. Специфика работы, необходимость выявления значения понятия «архетип» в различных культурфилософских парадигмах обусловливает обращение к различным методологическим традициям _ герменевтике, феноменологии, структурализму, позитивизму, натурализму, эволюционизму, аксиологии, синергетике. Возможным и необходимым является системно-философское рассмотрение множества культурфилософских теорий. Объединяющей методологической идеей, теоретическим каркасом исследования выступает методология системного анализа.

Системность науки, по мнению М.С. Кагана, заключается не только в ее структурности, целостности и целенаправленности, но и в ее историчности и динамичности (62). Наука может успешно выполнять свою роль только потому, что природа, общество, человек и культура имеют системную организацию. Именно поэтому обоснованным и наиболее эффективным методом решения поставленной задачи является метод системного анализа, предполагающий сопряжение трех плоскостей: структурной, функциональной и историко-генетической.

Гипотеза исследования. Гипотеза исследования может быть сформулирована следующим образом: понятие «архетип», кристаллизующееся в интеллектуальной культуре античности и средневековья, расширяющееся и углубляющееся в философии Нового времени, в современной философии культуры обретает статус межпарадигмальной категории, используемой для обозначения предельных оснований культуры, базовых и наиболее устойчивых ее первоэлементов.

Степень научной разработанности проблемы. Исследование понятия «архетип» представляет определенные сложности. С одной стороны, это понятие используют представители различных научно-исследовательских парадигм. С другой стороны, налицо дефицит работ, посвященных комплексному изучению самого этого понятия, рефлексии по поводу его содержания.

Первые попытки категоризации лексемы «архетип» были предприняты в античной философии (Платон, Филон Александрийский, Плотин), средневековой патристике (Св.Павел, Ириней Лионский, Дионисий Ареопагит), схоластике (Эриугена, Фома Аквинский), в классической и неклассической философии (И.Кант, А.Шопенгауэр, П.Дойсен, Г.Г.Шпет). Категоризация термина «архетип» была осуществлена К.Г. Юнгом, которого можно считать основателем теории архетипа. После Юнга категория «архетип» претерпела значительные мутации, соответственно, заметной тенденцией становится стремление реконструировать ее (Н.Хомский, Ж. Пиаже, В.Н. Топоров, Е.М. Мелетинский, В.М. Розин, А.А. Веремьев, М.К Мамардашвили, П.С. Гуревич, С.С. Аверинцев, А.В. Лубский, М.А. Чешков, С.Ю. Королева и другие). Однако специальных работ, посвященных реконструкции категории «архетип» в послеюнгианском интеллектуальном пространстве нами не обнаружено. Таким образом, отсутствует комплексный анализ этой категории, нет адекватной теории архетипа.

Положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие положения:

1. Категория «архетип», используемая в самых разных областях научного знания, является одной из гносеологически емких, эвристически ценных и перспективных категорий философии культуры;

2. В истории концептуализации лексемы «архетип» можно выделить следующие исторические этапы: космоцентрический (философия античности), в рамках которого лексема «архетип» интерпретируется как образец, заданный космическим порядком; теоцентрический (философия средневековья), в рамках которого термин «архетип» интерпретируется как божественная идея, ноумен, изначально существующий в уме Бога; рациоцентрический (классическая философия), в рамках которого понятие «архетип» интерпретируется двояко - как естественная (природная) структура и как форма интеллекта; диалогический (неклассическая и постнеклассическая философия) в рамках которого категория «архетип» интерпретируется с позиций эпистемологического плюрализма, то есть обретает полифоническое звучание.

3. Категории «архетип», «культурный архетип» и «архетипы глобальности», актуализировавшиеся, соответственно, в классической, неклассической и постнеклассической философии отражают развитие культурфилософской мысли по формуле: синкрезис-анализ-синтез: от культурного монизма, с позиций которого архетипы - общечеловеческие, этнически нейтральные структуры, к культурному плюрализму, с позиций которого культурные архетипы - присущие локальным культурам специфические глубинные структуры, и культурному диалогизму, с позиций которого архетипы - одновременно всеобщие и особенные структуры культуры.

4. Спектр интерпретаций категории «архетип» в современном культурфилософском знании широк: в русле натурализма архетип - биологический феномен, соотносимый с инстинктом; в герменевтике - первосмысл, исходное значение текста; в постпозитивизме _ тип научного мышления, модель научного познания; в феноменологии - трансцендентальная схема, интенция; в прагматизме - инструмент приспособления к окружающей среде, способ оптимизации действий; в аксиологии - ценностная доминанта, обеспечивающая преемственность, единство и многообразие культурного развития; в структурном функционализме - институт, созданный обществом в ответ на необходимость удовлетворения базовых потребностей; в структурализме (постструктурализме) - базовая структура, структурный фундамент культуры; в эволюционизме (неоэволюционизме) _ эволюционно отложенный в бессознательном древний комплекс, социокультурная универсалия; в культурно-историческом подходе _ уникальное основание той или иной локальной культуры; в теории самоорганизации (синергетике) _ тенденция, соотносимая с понятием «аттрактор», алгоритм мироустройства, выступающий в качестве системообразующего фактора.

5. Экспликация модификаций категории «архетип» в различных культурфилософских парадигмах позволяет говорить об этой категории как о культурфилософской универсалии, сопрягающейся с представлением о предельных основаниях культуры, используемой для обозначения базовых и наиболее устойчивых ее первоэлементов.

6. Категория «архетип» в современной науке о культуре приобретает статус метатеоретической категории, задающей основание межпарадигмального диалога, который, может служить источником новых знаний о культуре. Следовательно, категория «архетип» может выступать как инструмент исследования закономерностей не только культурно-исторического развития, но и роста научного знания о культуре.

Научная новизна полученных результатов. В настоящем диссертационном исследовании впервые осуществлена последовательная реконструкция категории «архетип», систематизация ее различных интерпретаций, выявление того общего, что объединяет эти интерпретации. Диссертантом предложен ряд оригинальных идей. Во-первых, это идея квалификации категории «архетип» как межпарадигмальной категории, соединяющей различные культурфилософские традиции, школы, создающей основу для межпарадигмального диалога. Во-вторых, это идея определения категории «архетип» как культурфилософской универсалии, используемой для обозначения предельных оснований культуры, наиболее устойчивых ее первоэлементов. В-третьих, это идея, согласно которой история лексемы, а затем и категории «архетип» отражает историю развития культурфилософской мысли от культурного монизма, к культурному плюрализму и культурному диалогизму. В-четвертых, это идея присвоения категории «архетип» статуса культурфилософской универсалии, метатеоретической категории.

Таким образом, направляя свои усилия на содержательный анализ и концептуализацию понятия «архетип» диссертант стремился внести свой скромный вклад в дело формирования современной теории и методологии культуры.

Научно-практическая значимость диссертационного исследования. Диссертационное исследование может быть полезным в плане развития теории и методологии исследования культуры, построения некоторой интегративной философии культуры в дидактических или иных целях. Помимо этого результаты исследования могут быть использованы при чтении курсов «Методы изучения культуры» «Теория культуры», «Философия культуры», «Культура повседневности», «Культурология».

1. Историко-генетическая реконструкция понятия «архетип»

1.1 Генезис, модификации и интерпретации понятия «архетип» в европейской интеллектуальной культуре: от античности до начала XX века

В современной науке сложилась устойчивая традиция рассматривать теорию архетипов как исключительно творение К.Г. Юнга. Между тем, теория Юнга не родилась внезапно, «на пустом месте», ей предшествовали длительные теоретические поиски мыслителей разных времен.

Лексема «архетип» в переводе с греческого языка (arche -начало и typos - образец) - первообраз, первопричина, первичный тип, прототип, первичная идея, праформа (71;С.148).

Лексема «архетип» сопрягается с одним из ключевых понятий философии Милетской школы, с понятием «архэ», осмысляемым как первоначало, некий общий источник и основание бытия. Главной темой ранней греческой философии являлись поиски единого, неизменного и неуничтожимого в многообразии изменчивого, возникающего и уничтожаемого. Философы Милетской школы Фалес, Анаксимандр, Анаксимен и другие пытались найти некий общий источник, первопричину, основное начало бытия _ «архэ». Подобные космоцентрические взгляды были связаны с философско-умозрительным истолкованием природы. Идея космоса как разумного и прекрасного, как единого и многообразного несла в себе возможность телеологического осмысления мира, как результата целесообразной и упорядочивающей деятельности демиурга (частично эти возможности реализованы Анаксагором, полностью - Платоном в «Тимее»).

Многочисленные поиски «первоначал бытия», «плана строения», «морфотипа», «архетипа», «неизменной структуры» объектов привели к тому, что в античности складывается представление о неизменной, вечной идеальной сущности, которая существует до вещей (Платон) или в вещах (Аристотель) и проявляется в видовых или индивидуальных различиях в качестве идеального прообраза, плана, нормы.

Основоположником таких воззрений был Платон (ок. 427-347 до н.э.). Философские идеи Платона оказали серьезное влияние на развитие интеллектуальной культуры Запада. К.Г. Юнг утверждал: «В былые времена, несмотря на уводящее в сторону мнение и влияние Аристотеля, платоновская Идея понималась как сверхпорядковая и предшествующая по отношению ко всем явлениям, и это не вызывало никаких трудностей» (177;С.211). По-видимому, Платон использовал понятие «архетип».

Так, в своем знаменитом диалоге «Федон» Платон повествует о первоначальных Идеях, из которых происходят все последующие вещи и явления. Эти идеи, в видении Платона, содержатся в умах Богов до создания мира, они есть Благо. Вот как комментирует диалоги Платона Плотин (205-270 гг.), основатель философского учения неоплатонизма: «Первое начало есть само Благо, ум же _ только благой, имеющий образ блага архетип (фь бсчЭфхрпн фь бгб?пейдЭт), по той причине, что, прежде всего, сам живет созерцанием (того абсолютного Блага)» (113;С.61). Реальный мир, таким образом, лишь «подобие бытия» _ отображение мира Идей (Мundus archetypus). Идеи являются причинами единичных вещей как цели, реализующиеся в них, следовательно, они предшествуют опыту.

То, что принято понимать под платонизмом, как бы вращается вокруг кардинальной доктрины, а именно _ утверждения о существовании архетипических Идей или Форм. Р. Тарнас в работе «История западного мышления» пишет: «Платон учил: то, что в нашем мире мы воспринимаем как тот или иной предмет, является конкретным выражением Идей - архетипов, которые и наделяют данный предмет своими особыми свойствами и структурой. Любой предмет представляет ту информацию, которую несет наполняющая его Идея… Нечто может быть «прекрасным» ровно настолько, насколько в нем присутствует архетип Красоты. Архетип - сущностная составляющая явления, и именно на этом уровне пребывает глубочайший смысл» (136; с.10-11). В основе учения Платона лежит особая модель бытия, противопоставляющая мир идеального космического порядка (мир «эйдосов» или архетипов) и мир земной жизни, мир умопостигаемый и мир чувственный. Как считает К.Г. Юнг, «в философии Платона под архетипом понимается умопостигаемый образец, «эйдос»» (177;С.28).

А.Ф. Лосев в работе «Очерки античного символизма и мифологии» различает в платоновском «эйдосе» следующие смыслы. «Эйдос» _ это: а) предельное обобщение вещей и предметов; б) принцип осмысления вещи, ее смысловая сущность и определение; в) высшая ценность и предмет всяких жизненных упований, так что и сама любовь мыслилась Платоном как восхождение в мир идей и отражение его на людях; г) не просто объект или принцип вещи, но еще и субъект, мышление самого себя; д) космический разум - Нус; е) особого рода субстанция, имеющая независимое от внешнего мира бытие (88; С.284-285).

В эпоху античности архетип еще не категория, даже не понятие, это просто лексема. Существует вполне понятная проблема перевода, так как лексема «архетип» в античной философии как понятие, термин еще не обозначена. А.Ф. Лосев в работе «Очерки античного символизма и мифологии» сообщает, что «нигде Платон ни разу не задавался целью продумать термины как термины. Исследователю приходится все время ловить Платона на слове,… чтобы вынудить у него ясную трактовку этих терминов. Все это указывает на то, что философии Платона еще очень далеко до законченной системы платонизма… Многое у него только в зародыше; многое не выявлено, спутано, многоречиво и - просто непонятно. О терминологии Платона можно прямо сказать, что, по крайней мере, в отношении «эйдоса» и «идеи» она почти отсутствует. Это - почти не терминология. Это эмбриональное состояние платонической терминологии» (88; С.282-283).

Наверное, поэтому в переводах работ античных философов лексему «архетип» довольно сложно найти. Это объясняется также правилами перевода, когда в слове, состоящем из двух основ, главным считается вторая основа, а первая переводится как прилагательное или дополнение. Так, лексема «бсчЭфхрпн» переводилась как - «бсчЭ» _ древний, начало, первоначальный, «фхрпн» _ тип, образ. Переводчики, по-видимому, не находя обоснования данной лексемы в работах античных философов, переводили это слово как состоящее из двух основ. Так в переводной античной литературе вместо лексемы «архетип» фигурируют лексемы «первообраз» и «праобраз». Тем не менее, в текстах латинизированных авторов (например, в текстах Плотина) лексема «архетип» используется, причем со ссылкой на тексты Платона.

Анализируя тексты Платона, можно соотнести понятие «архетип» с эйдосами греческого философа - идеями как первообразами, уподобиться, и подражать которым стремятся вещи видимого мира.

Появление лексемы «архетип», кроме того, можно зафиксировать в ранней античной герменевтике. Последняя формируется как искусство интерпретации религиозных текстов. Таковы интерпретации оракулов, а также сакральных текстов «Одиссеи» и «Илиады» Гомера. Лексема «архетип» в традициях античной герменевтики означала первотекст или исходный, аутентичный текст, к которому восходят тексты более поздних сочинений (172;С. 47). Научное исследование греческой литературы началось в Александрии в III веке до н.э. Тогда же формируется тенденция «следовать древним», т.е. систематизировать, изучать наследие мыслителей прошлого. Приобретает популярность биографическая, доксографическая, учебная, философская литература. Особенно развивается жанр комментария на авторитетные тексты (прежде всего Платона и Аристотеля). Из александрийских ученых более всего прославились Зенодот, Эратосфен, Каллимах, Аристофан Византийский и Аристарх. Сложная морфология греческого языка требовала, прежде всего, обучения морфологическим моделям, правильному склонению и спряжению слов. Систематических описаний лексики у александрийцев не существовало, словари не составлялись, а давались лишь толкования непонятных слов у Гомера и других древних для того времени авторов. Александрийцы толковали и исправляли древние тексты, собирали их рукописи, хранившиеся в обширной Александрийской библиотеке. Александрийцы стремились очистить текст ранних авторов от ошибок и интерполяций. Понятием «архетип» обозначался наиболее древний текст, к которому восходят тексты более поздних сочинений и который практически невозможно адекватно реконструировать. Так, например, интерпретируя Писание, Филон Александрийский (ок. 20 г. до н.э. - ок. 50 г. н.э.) использует понятие «архетип» в значении древний, изначальный текст. Он выводит аллегорезу - способ толкования древнего текста (будь то гомеровского или библейского), при котором комментатор наделяет его слова, понятия и образы произвольными смыслами, придавая тексту характер иносказания. При этом первоначальный, оригинальный текст является архетипом (145,С.245).

Средневековая патристика и схоластика наполняют лексему «архетип» новыми коннотациями. Это связано с изменением мировоззренческих установок, влиянием христианства, которое выступает как объединяющий лейтмотив средневековой мысли. В качестве главного авторитета духовной жизни утверждается Священное Писание, которое признается основным источником истины, а, следовательно, и знания. Человек в средневековом знании, его отношения с Богом, его место в мире - это, прежде всего, человек в свете Библии. Искусство экзегетики - толкования текстов Писания - становится одним из главных путей познания мира в рамках раннего христианства. В результате происходит сближение греческой мысли с христианской теологией. В ходе становления христианской культуры развивается религиозная мысль, оформляясь в систематическую теологию. Эта теология была иудейско-христианской по сути, однако ее метафизическую основу по праву можно назвать платоновской. Христианские богословы учили, что обнаружить Христа - значит, обнаружить истину Космоса и истину собственного бытия в едином порыве просветления. Священное писание представлялось как объективно существующий аутентичный текст космического происхождения, как архетип Божественной мудрости.

Мировоззренческая позиция философии средневековья - теоцентризм, означающий, что все проблемы философии рассматриваются с точки зрения существования Бога. Мыслители этой ориентации полагали, что, не признавая Бога, невозможно объяснить ни устройства мира, ни предназначения человека, ни тайн природы, и именно с этой точки зрения рассматривалась предшествующая философия.

Р. Тарнас, автор работы «История западного мышления», утверждает, что имевшая большой духовный резонанс платоновская философия не только гармонизировала с христианскими концепциями, почерпнутыми из новозаветных откровений, но также помогала им складываться и углубляла их интеллектуальную значимость. Важнейшие платоновские принципы ныне обретали свое подтверждение и новый смысл в христианском контексте. (136;.88-89).Это же относится и к различным категориям, таким как «эйдос» и «идея». Именно в схоластике и патристике происходит сначала кристаллизация, а затем и категоризация понятия «архетип», его превращение в категорию философии.

Святой Павел (1 в. н.э.), первый из христианских писателей, чьи сочинения дошли до нас, и самая авторитетная фигура в истории христианской мысли, также использовал понятие «архетип». Понятием «архетип» Святой Павел характеризовал образ Бога во Христе, вечного Сына Божьего, воплотившегося в человеческом облике Иисуса, чтобы спасти человечество и привести историю к ее победоносному завершению. «Согласно Павлу, _ указывает Р. Тарнас, _ всей историей скрытым образом правила Божья мудрость, явив, наконец, свое откровение во Христе, примирившем мирское и божественное. Все вещи сотворены во Христе; он и есть начало божественной мудрости. Христос - архетип всякого творения, которое создавалось по его образу, превратилось в нем и нашло свой победоносный смысл в его воплощении и воскрешении. Так, христианство пришло к пониманию всего движения человеческой истории, включая все ее разнообразные религиозные и философские борения, как развертывания божественного замысла, исполнившегося в пришествии Христа как архетипе всего творения»(136;С.8).

Встречается понятие «архетип» и у епископа Лионского Иринея (ок. 130-202), написавшего трактат «Против ересей» («Adversus haereses»), характеризующего через это понятие божественное сотворение мира. Богослов утверждал, что «творец мира из самого себя создал это, он перенес из сторонних ему архетипов» (51,С.115).

Понятие «архетип» у Плотина используется для обозначения некоторых предельных характеристик первоосновы бытия. Неоплатонический Космос, в видении Плотина, есть результат божественной эманации верховного Единого - бесконечного в своем бытии и недосягаемого для любых описаний и категорий. Единое, именуемое также Добром, в полноте чистого совершенства производит «другое» _ сотворенный Космос во всем его многообразии, _ которое в порядке иерархических градаций удаляется от этого онтологического средоточия до самых крайних пределов, какие только возможны. Первым актом творения стало отторжение от Единого божественного Разума пронизывающей Вселенную мудрости, которая содержит внутри себя архетипические Формы, или Идеи, обуславливающие и упорядочивающие мир. Таким образом, у Плотина понятием «архетип» обозначается образ Божественного Блага, содержащийся в сотворенном мире. Мыслитель использует понятие «архетип» для обозначения вечных и неизменных, умопостигаемых прообразов Божественного Блага, как неких «ноуменов», «изначально существующих в уме Бога, тогда как соответствующие им чувственные вещи произошли уже потом по естественной необходимости» (136; С.50). Путь человеческой души, по Плотину, _ это восхождение от чувственного мира к своему истоку _ Единому. Предвосхищая психологические традиции, Плотин делает поразительные выводы, согласно которым человек может одновременно быть отчасти сознательным и отчасти бессознательным. В представлении Плотина, человеческая психика универсальна, она углубляется в каждом человеке за счет воображения (116;С.48).

Традиция понимания архетипа как первообраза или Идеи, существующей в уме Бога, была воспринята греческой патристикой. Так, Дионисий Ареопагит (ок. 500г.) в работе «О небесной иерархии» понятием «архетип» характеризует «идеи или образцы», которые являются «причинами, придающими сущность вещам, ибо ими Сверхсущностный Бог предопределил и создал всяческая»(136;С.15).

Продолжает эту традицию в латинской патристике Эриугена (ок. 810 - ок. 877гг.). Христианский философ в трактате «О разделении природы» обозначает понятием «архетип» идеи всех вещей, которые содержатся в Логосе или всеведении Бога. Святой Дух делает эти модели действующими, выводя из них всё индивидуальное. Разворачиваясь в универсуме, проходя определённый путь, они возвращаются к изначальным архетипам, не утрачивая при этом своей индивидуальности (173;С.358).

Понятие «архетип» в средневековой эстетике, определяющей искусство как несовершенный, чувственный отблеск идеальной божественной красоты мира, применяется в аллегорическом и символическом толковании. Подобно Плотину и неоплатоникам, средневековые философы видят в искусстве подражание, но подражание не «прекраснейшему космосу», а божественному началу, или идеальному «архетипу» вещей.

Кроме того, понятие «архетип» используется богословами в искусствоведческой практике. В большей степени это относится к иконам, которые рассматриваются христианской церковью не как тождественное божеству изображение, но как символ, таинственно с ним связанный и потому открывающий возможность духовного приобщения к «оригиналу» -архетипу, проникновение в мир сверхъестественный через предмет реального мира. Так, Иоанн Дамаскин (ок. 676 - ок. 754гг.), выдающийся христианский богослов, учитель церкви, гимнограф и последний представитель греческой патристики, прославившийся своей решительной защитой иконопочитания против императора-иконоборца Льва Исавра, утверждал: «Изображение есть подобие с отличительными свойствами первообраза или архетипа, вместе с тем имеющее и некоторое в отношении к нему различие. Ибо изображение не во всем бывает подобно первообразу, различаясь же одним только происхождением [от Него как] от причины» (136;С.112).

В схоластике одним из понятий при обсуждении вопроса о природе универсалий является понятие «архетип». Так, Фома Аквинский (1226-1274гг.), основываясь на положении Аристотеля о том, что общее существует в неразрывной связи с единичным, являясь его формой, создает концепцию о трех видах существования универсалий. Он утверждал, что всеобщее существует трояко: «до вещей» (в разуме Бога как идеи будущих вещей, как вечные идеальные прообразы сущего), «в вещах», получив конкретное существование, и «после вещей» - в мышлении человека. Отрицая врожденное знание, Аквинский, вместе с тем признавал, что в нас существуют некоторые зародыши знаний, а понятием «архетип» обозначал первопонятия, познаваемые активным интеллектом посредством образов, абстрагированных от чувственного (149; С.215).

Таким образом, исходным пунктом, центром всех средневековых философских прозрений оказывалась неизменно идея Бога. Понятие «архетип» в теоцентризме наполняется сакральным, божественным смыслом. Христианские богословы прибегали к архетипическому объяснению многих важных положений вероучения. При помощи такого объяснения ими обосновывались: идея причастности всего человечества греху Адама, который таким образом предстает первичным архетипом, отягощенного виной человека; идея вобравших в себя все страдания человечества страстей Христа, в качестве «второго Адама», взявшего на себя искупление человечества, знаменующее избавление для всех; идея Христа как архетипа совершенного человека, вселенскому бытию которого потенциально причастна каждая человеческая душа; идея незримой вселенской Церкви, пребывающей в каждой отдельной церкви; идея единого верховного Бога, нераздельно присутствующего в трех лицах Троицы; идея Христа как вселенского Логоса, совокупного выражения Слова Божьего. Архетипы в средневековой традиции задают устойчивые и неизменные формы для всех вещей, а также предоставляют человеческому познанию прочную эпистемологическую основу (136;С.145).

Эпоха Возрождения привносит новые нюансы в трактовку термина «архетип». Происходит обращение к наследию античной философии на новом витке развития интеллектуальной культуры. Античность выступает не просто источником знания и законов логического рассуждения: она возвышает и обогащает человеческий дух. Интерес к классическим текстам обусловлен общей гуманизацией культуры, стремлением развивать гуманитарное знание, гуманитарные - «человечные» дисциплины. Возрастает интерес к утраченным, известным по косвенным источникам, манускриптам древности. Все, что удавалось обнаружить, заботливо изучалось и со временем включалось в интеллектуальный фонд гуманистической традиции. Событием для Западной Европы стало обнаружение греческого подлинника платоновских сочинений, которые великие гуманисты Марсилио Фичино и Пико дела Мирандола сделали достоянием своих современников.

Понятие «архетип» используется в работе Марсилио Фичино «Платоновская теология о бессмертии души» (1469-1474гг.). Задача человеческой жизни, по Фичино, заключается в созерцании и постижении божественных архетипов, завершающемся непосредственным видением Бога, но, поскольку эта конечная цель редко достигается на Земле, должна быть постулирована будущая жизнь души, в которой она достигает своего истинного предназначения. Марселио Фичино разработал схему, согласно которой психика делится натрое. Во-первых, это разум или рациональный интеллект. Во-вторых, воображение или фантазия, которая связывает нас с судьбой. В-третьих, тело, которое соединяет нас с природой (144;С.128). Согласно учению Фичино, научившись прибегать к помощи воображения, человек мог внедрить в свое сознание те живые трансцендентные Формы или архетипы, что повелевают Вселенной. Таким путем разум мог вернуть себе собственную тончайшую организацию и воссоединиться с космосом. Понятием «архетип» Фичино нарекает интуитивные способности человека к постижению своего истинного предназначения.

Трактовка понятия «архетип» в философии Возрождения представляет собой оригинальное соединение космоцентрических и теоцентрических взглядов. С одной стороны, словом «архетип» именуются трансцендентные Формы Вселенной, позволяющие человеку при помощи воображения воссоединится с космосом, с другой стороны, это Идеи всех вещей, существующие в уме Бога.

Дальнейшая судьба понятия «архетип» связана с эпохой Просвещения. Новое время, эпоха Просвещения - время появления нового идейного течения в философии XVIII _ середины XIX веков, основанного на убеждении в решающей роли разума и науки в познании. Рациоцентризм как принцип философствования, полагал разум основой познания и поведения людей. Выступив против средневековой схоластики и религиозного догматизма, классический рационализм XVII _ XVIII веков (Р. Декарт, Б. Спиноза, Н. Мальбранш, Г. Лейбниц) исходил из идеи естественного порядка _ бесконечной причинно-следственной цепи, пронизывающей весь мир. Научное (то есть объективное, всеобщее, необходимое) знание, согласно рациоцентризму, достижимо только посредством разума _ одновременно источника знания и критерия его истинности.

Понятие «архетип» в философии Просвещения получает естественнонаучное толкование, но и не только. Так, например, в работе «О разыскании истины» французского философа Н. Мальбранша (1638-1715гг.) понятием «архетип» обозначается истинное знание, находящееся в ведении Бога. Н.Мальбранш создает учение, согласно которому существование знания предполагает наличие репрезентативных идей, своего рода суррогатов внешних объектов. Это архетипы или идеи объектов, существующие в уме Бога, так что «мы видим все вещи в Боге» (146;С.56).

Вера в то, что Вселенная была сотворена Богом согласно божественному замыслу, основополагающая как для классического греческого, так и для христианского миропонимания, в миропонимании Нового времени подвергается все большим сомнениям. На фоне механистического ньютоновского Космоса и в контексте дарвиновской теории эволюции она представляется малоправдоподобной. Столь же неправдоподобным казалось и существование некоего вневременного метафизического царства, населенного трансцендентальными платоновскими Идеями. В эмпирическом мире практически все поддавалось объяснению. И потому не было особой нужды прибегать к какой-нибудь божественной реальности. Вселенная, в нововременном видении, становится все более светской и мирской. Понятие «архетип», артикулированное в традициях греческой и средневековой философии как некоторая предельная, космическая божественная сущность, рационально и эмпирически непознаваемая субстанция Божественного в философии Просвещения не актуализирована, так как это противоречило устремлениям эпохи.

Обращение к понятию «архетип», к сферам трансцендентального приобрело популярность, несомненно, в связи с философией И.Канта. Мыслитель разработал эпистемологическую теорию, согласно которой чувственные данные можно организовать в фундаментальные врожденные категории. Кант рассматривал категории как чисто логические формы, данные человеку до всякого опыта, то есть, априори, и характеризующие «чистое мышления, а не его предмет» (58;С.145). Кроме того, Кант указал на существование трансцендентальных концептов, чей объект не может быть найден в опыте и в которых содержится прообраз всякого практического применения разума («Критика чистого разума», 1781г.). В письме к Герцу от 24. 2. 1772 он ввел понятие «intellectus archetypus». Это письмо имеет принципиальное значение: именно в нем Кант впервые формулирует основные идеи будущей «Критики чистого разума». «Intellectus archetypus», по Канту, интеллект-прообраз _ интуитивный божественный рассудок, порождающий предметы. «Intellectus archetypus» - интеллект-слепок, человеческий дискурсивный рассудок, создающий абстрактные понятия (58;С.148).

Понятие «архетип» у Канта выступает в качестве характеристики интеллектуальной культуры, то есть как форма интеллектуальной культуры, как тип философствования, как вид и способ научного мышления, эпистемологический стиль.

Среди авторов неклассической философии использующих понятие «архетип» можно указать А. Шопенгауэра, который говорил о трансцендентальных идеях как визуальных первоначальных образах, или архетипах («Мир как воля и представление»). Подобные же идеи находим и у Гегеля («Логика», 1817г.), и у Германа Когена («Логика чистого познания», 1902г.).

Традиция Канта находит продолжение в работе А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление» (1819г.). В предисловии к этой работе философ рассматривает Веды, труды Платона и Канта в контексте исторического развития мировой мысли. Он определяет их как источники своей философии. Мыслитель ставит проблему типологизации философии. А.Шопенгауэр выявляет архетипы в дифференциации феноменального и ноуменального уровней ментальности. Таким образом, Шопенгауэр реконструирует метаисторические архетипы философии Востока и Запада. Философ пишет о «прототипах» или «архетипах», как об исходных формах всех вещей, которые «…только и являются истинно сущими, поскольку они всегда есть, но никогда не приходят... Окружающий мир есть лишь мир представлений в сознании человека... Сущность же мира является неразрешимой загадкой - «вещью в себе»» (165;С.125).

Эти идеи развивает Пауль Дойссен - профессиональный санскритолог и иследователь в области истории философии. В работе «Система веданты» (1883г.) он занимается поисками «праязыка» философских концепций, делает попытку выделить архетипы мировой философии. Изучение индийской философии, по мнению Дойссена, убеждает в том, что европейская мысль остановилась в своей односторонности, и гегелевский способ понимания мира не является единственно возможным и разумным. Ученый выявляет единую индийскую, парменидовско-платоновскую, кантовско-шопенгауэровскую линию в философии, что позволяет говорить о целой философской традиции в истории мировой философии. Эта традиция называется у него «архетипом мировой философии», или «метаисторическим архетипом философии». Понятие «архетип» у П.Дойсена выступает в значении культурного, интеллектуального наследия. В качестве традиции, у Дойсена, выступают накопленные предшествующими поколениями ученых знания, которые передаются последующим поколениям и сохраняются в конкретных научных сообществах, научных школах, направлениях, в качестве научных установлений, принципов, методов научного познания и так далее(42;С.12).

Несколько иначе трактуется понятие «архетип» в естественнонаучных изысканиях. Так, исследования естествоиспытателей подвели научный мир к выводу, что факты органического мира гораздо легче понять и объяснить с помощью таких эволюционных принципов, как естественный отбор, наследственность, изменчивость, и нет необходимости прибегать к рассуждениям о трансцендентном Промыслителе. Понятие «архетип» в свете таких идей приобретает естественнонаучный, позитивный смысл. Оригинальную теорию архетипа в естествознании в 1846 году выдвинул английский зоолог Ричард Оуэн (1804-1892гг.). Ученый, занимающийся изучением ископаемых млекопитающих, пресмыкающихся, земноводных и птиц в работе «Анатомия позвоночных», созданной в 1866-1868 годах, попытался воссоздать универсальную структуру скелета животных. Изучая животный мир, он пришёл к выводу, что как существующие, так и вымершие животные обладают общими признаками, свойственными скелету различных позвоночных. Все они восходят к идеальному типу скелета. Изучение реальных животных должно идти путём нахождения частей, гомологичных универсальному архетипу. В организации каждого типа воплощён некий абстрактный, заранее предустановленный «общий план строения», или «архетип» (71;С.78). Таким образом, понятие «архетип» у Р.Оуэна получает значение первоначальной универсальной структуры скелета животных, к которому восходят все существующие. В определенном смысле. это значение понятия «архетип» перекликается с традицией античной герменевтики, где «архетип» квалифицировался как исходная структура, первотекст.

Понятие «архетип» использовалось также в исследованиях в области языкознания. Такие исследования позволили французскому ученому А.Мейе выделить праязык, язык-основу, протоязык, который ученый определяет как гипотетическое состояние группы или семьи родственных языков, реконструируемое на основе системы соответствий, которые устанавливаются между языками в области фонетики, грамматики и семантики сравнительно-историческим методом. Элементы и формы праязыка в работе этого ученого обозначаются понятием «архетип» (96;С.98). Понятие «архетип» в языкознании означает проформу, прототип, гипотетически реконструируемую или фактически засвидетельствованную языковую форму, исходную для её позднейших продолжений.

Таким образом, исследования XIX века определили некоторые новые возможности применения понятия «архетип». Это понятие применяется для обозначения метаисторических типов философствования, естественных и языковых структур. Однако, лишь в философии XX века понятие «архетип» становится предметом теоретической рефлексии. Это обусловлено многими факторами. В частности, развитием научного знания, изменением дисциплинарной структуры науки, формированием психологии как научной дисциплины, переходом культурфилософской мысли от идеалов и принципов культурного монизма к идеалам и принципам культурного плюрализма.

Категория «архетип» находит применение в самых различных областях научного знания. Г.Г. Шпет (1873-1937гг.) привносит новый смысл в трактовку понятия «архетип». В сочинении «Внутренняя форма слова» (1927г.) философия языка предстаёт у ученого как основа философии культуры. В его работах предвосхищены многие идеи современной герменевтики. Рассуждая о философии культуры, ученый утверждает, что «слово есть не только явление природы, но также принцип культуры». «Слово есть архетип культуры; культура _ культ разумения, слова _ воплощение разума» (168;С.258). В концепции Шпета универсальное понимание («уразумение») означает отыскание «первых начал», «архетипов» и «принципов» бытия, которые ученый называл «смыслами», «эйдосами», «идеями». Действительность не просто «дана» в опыте, она, согласно Шпету, «загадана», и обнаружение её смысла достигается через раскрытие интуитивных актов человеческого разума через искусство. «Искусство, _ считает Г.Г.Шпет _ модус действительности, и слово _ архетип этой действительности, недействительной действительности»(168;С.258).

В философии XX века важную роль играет теория архетипов К.Г.Юнга. Карл Густав Юнг (1875-1961гг.), швейцарский психолог и философ, развил учение о коллективном бессознательном, в образах которого (так называемых архетипах) видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений. Он впервые осуществляет категоризацию этого понятия. Примечательно, что в ранних работах К.Г.Юнга таких как «Wandlungen und Symbole der Libido» («Метаморфозы и символы либидо» 1912г.) используется немецкий вариант термина «архетип» термин Urbilder, в переводе с немецкого означающий праобраз, или первобытный образ. Здесь Юнг, очевидно, следовал немецкой традиции. Термин «Urbilder» бытовал немецкой философской традиции. Так, например, Ф В. Й. Шеллинг (1772-1829 гг.) использовал этот термин в значении идеи-монады-потенции, объединенного высшим принципом абсолютного тождества. Философия тождества Ф.В.Й Шеллинга, представляя синтез идей трех философов (Платона, Лейбница и Спинозы), являлась в то же время возобновлением мировоззрения Дж. Бруно. В диалоге Шеллинга «Бруно» совпадение идеального и реального в абсолютном приравнивается единству понятия и созерцания. Метод усмотрения этого единства _ интеллектуальная интуиция, присущая философскому и художественному гению. Высшее единство, по Шеллингу, есть идея, «Urbilder», или мыслящее созерцание; в нем совмещаются общее и частное, род и индивидуум. Тождество созерцания и понятия есть вместе с тем тождество красоты и правды, конечного и бесконечного. Бесконечное или абсолютное тождество представляет у Шеллинга идейное целое, лишенное какой бы то ни было дифференциации, но вместе с тем являющееся источником всего дифференцированного. «Urbilder» или «архетип», по Шеллингу, есть пучина бытия, в которой теряются всякие очертания и к которой относится насмешливое замечание Гегеля, что в ней все кошки серы» (184;С. 27). Несомненно, что ссылки на эту работу Гегеля, а затем и основоположника теории архетипа К.Г.Юнга имеют огромное значение.

...

Подобные документы

  • Русский и американский культурный архетип: сходства и различия, причины, которые обусловливают существование очевидных культурных различий. Культурологический вывод о равенстве культур, невозможности их противопоставления в качестве разновеликих величин.

    реферат [37,0 K], добавлен 10.10.2011

  • Культурный архетип – базисный элемент культуры. Традиционные установки русской культуры. Становление, развитие, особенности формирования русской культуры. Развитие культуры Древней Руси. Иконописи русских мастеров и христианство, каменные сооружения.

    реферат [17,1 K], добавлен 27.07.2010

  • Сущность понятий "менталитет" и "архетип", их влияние на культурную картину мира. Культурные нормы и все сферы человеческой жизнедеятельности. Пути разрешения конфликтных ситуаций и принципы морали, имеющие социально-всеобщее значение для общества.

    контрольная работа [50,0 K], добавлен 10.08.2015

  • Культурология как интегративная область знаний, типология культуры. Оформление понятия культуры в классической европейской философии. Русская культурологическая мысль. Культура древних цивилизаций. Белорусская культура в контексте мировой культуры.

    курс лекций [378,6 K], добавлен 10.05.2010

  • Понятие "культура" с точки зрения постклассической западной философии конца XIX-начала XX в. Понимание культуры в философии О. Шпенглера и Ф. Ницше. Социологическая школа П. Сорокина. Психоаналитический подход к пониманию культуры З. Фрейда и К. Юнга.

    контрольная работа [33,0 K], добавлен 06.02.2010

  • Культура и религия в философии Фрейда. Роль культуры в развитии социальных отношений. Роль личности в культуре. Религия как общественный невроз. Воззрения К. Юнга на вопросы культуры в целом. Концепция архетипов К. Юнга. Культурологические идеи Фромма.

    реферат [18,9 K], добавлен 15.07.2008

  • Советская культура, массовая культура, элитарная культура. Марксизм-ленинизм как господствовавшая идеология. Христианская культура, языческая культура, раннеязыческая культура. Алгоритм развития советской, русской, славянской и протославянской культур.

    статья [30,9 K], добавлен 25.03.2009

  • Мыслители Античности о культуре. Представление о культуре в Средние века. Гуманистическое понимание культуры. Становление теории культуры в Новое время. Классические концепции культуры. Психоаналитический подход к культуре западноевропейских психологов.

    реферат [60,7 K], добавлен 15.07.2008

  • Paзвитиe кyльтypы. К. Юнг об архетипах коллективного бессознательного. Архетип и культура. Основатель учения о бессознательном - З. Фрейд. Индивидyaльнoe и кoллeктивнoe бeccoзнaтeльнoe. Архетипическая матрица. Связь творчества с бессознательным.

    реферат [34,1 K], добавлен 26.09.2008

  • Зарождение представлений о культуре в античности и в период средневековья. Вклад мыслителей эпохи возрождения в понимание культуры. Концепции культуры в философии просвещения. Концепции культуры в немецкой классической и в социальной философии марксизма.

    реферат [41,6 K], добавлен 28.04.2008

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.